ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хочу.

— ..то лучше Тома о домашнем скоте вам никто не расскажет. Научиться управлять ранчо — задача не из легких. Надо много узнать о коровах, лошадях, земле. На это потребуется время. Когда я уйду, Том останется с вами. Я ведь перекатиполе, помните? Просто прохожий.

— Джейк, это не мое дело, но… Такой мужчина, как вы, может добиться любой цели. Почему бы вам не осесть на одном месте и…

— Да, мэм, это не ваше дело, — наконец сказал он. — Кроме того, я не в силах объяснить, почему не могу сделать это. Осесть, обзавестись женой, детьми, хозяйством… Это не для меня. Я должен буду уйти, когда сделаю для вас все, что смогу.

— А кто будет решать, что больше вы ничего сделать не можете? Что больше не нужны мне? Вы?

— Нет.

— Понятно…

— Вряд ли. Это понятно только мне. — Джейк водрузил шляпу на голову. — Один совет, маленькая леди-босс. Не бросайтесь словами, если не уверены, что сможете сдержать их.

— Звучит как угроза, — произнесла Гвен. — К чему вы это сказали? Я готова выслушать любой ваш совет по поводу ранчо, а вот как мне себя вести, буду решать только я.

Холодные серые глаза не отпускали ее взгляд.

— И все-таки прислушайтесь к моему совету, мэм. Не вам решать, будете вы спать со мной или нет. Если я захочу заняться с вами любовью, я займусь. — Его чувственные губы растянулись в ленивой усмешке. — И поверь, лапуля, ты будешь молить, чтобы я не покидал твою постель. — С этими словами Джейк развернулся и неторопливой походкой направился к пикапу, подхватив с земли перчатку.

Гвен опомнилась только тогда, когда Джейк открыл дверцу машины.

— Вы уволены, мистер Стоунер! — выкрикнула она.

Джейк обернулся.

— Ты не можешь меня уволить, лапуля. — Двигатель взревел, и машина резко взяла с места..

— Не смейте называть меня «лапулей»!

— Я была права. — Гвен резко обернулась и увидела, что в дверях кухни стоит Дорис. — Я еще вчера за обедом почувствовала, что в воздухе пахнет не только жареной говядиной.

— Мне показалось, что пахло еще тушеной морковью, — парировала Гвен.

Экономка расхохоталась. Вытерев руки о фартук, она вышла на веранду и облокотилась на перила.

— Мне кажется, Крисси не единственная, кто воспылал пылкой любовью к красивому ковбою.

— Почему-то мне кажется, что вы подглядывали, Дорис. Значит, вы в курсе, что Джейк поцеловал меня и что это была полностью его инициатива. Но больше это не повторится, я не позволю.

— Не думаю, что здесь что-то зависит от вас. Если этот ковбой захочет вас поцеловать, он поцелует.

— Мне безразлично, чего хочет он. Я не хочу, чтобы он меня целовал! — Гвен не заметила, что срывается на крик.

— Почему?

— Потому что он герой не моего романа.

— Он герой любого романа, герой ночных грез любой нормальной женщины с теплой кровью, а не с водой в венах. Неужели вы никогда не представляли себя в постели с каким-нибудь сильным, мускулистым, безумно сексуальным парнем, вроде Джейка?

— Я не забиваю голову подобной чепухой. Я думаю о том, как сделать жизнь Крисси и мою стабильной и счастливой на этом месте.

Дорис стала легонько массировать шею и плечи Гвен.

— Расслабьтесь, Гвен. Вам пришлось много пережить за этот год. Сначала ваш брат и его жена погибли в автомобильной катастрофе и вы взяли на себя заботу о Крисси. Потом умер Берт и оставил вам наследство. Вы бросили работу, город и переехали сюда. Не успели войти в курс дела, как Лоуренс заболел, а бездельник Род сбежал. Я же вижу, что вы ночи напролет читаете книжки, чтобы разобраться, что к чему с этими коровами и лошадьми, разбираете бумаги Берта для Пруденс, пытаетесь создать настоящий дом для Крисси. Но это не вся жизнь, Гвен. Доставьте себе удовольствие. Джейк сказал, что скоро уедет, так что не теряйте времени даром.

— Дорис Кент! Вы предлагаете мне завести любовную интрижку?

— Он — одинокий мужчина. Вы — одинокая женщина. Сложите один и один. Вы же дипломированный бухгалтер, Гвен.

— Вы тоже одинокая женщина, Дорис. Вот и спите с ним.

— С превеликим удовольствием. Только он не смотрит на меня так, как на вас.

Гвен совершенно не интересовало, как смотрит на нее Джейк Стоунер.

— И как же он на меня смотрит? — Гвен не могла поверить, что эти слова сорвались с ее губ.

— Как Мэк смотрел на говяжью кость, когда , я готовила обед. Как будто он смертельно голоден.

Глава 3

Храп, сотрясавший стены дома для работников, не давал Джейку уснуть. И как такой маленький человек, как Том, может издавать такие ужасающие звуки?

В двадцатом столетии научно-технический прогресс сделал такой большой рывок! Почему же никто не удосужился избавить человечество от храпа? В машине Гвен есть кнопка, с помощью которой одновременно закрываются все двери; окна закрываются и открываются тоже с помощью всего одной кнопки, расположенной на руле. В следующий раз надо будет не забыть об этом, сказал себе Джейк. Странно, он никогда не помнил события и людей, ради которых бывал прислан сюда, но приобретенные знания и опыт не забывались. Он прекрасно водит пикап, купленный Бертом лет тридцать назад. Он знает, что такое телевизор, хотя в прошлый раз изображение было черно-белое, а сейчас — цветное. И не было бесконечной красочной рекламы всяких женских принадлежностей на случаи, о которых с мужчинами в его время не принято было откровенничать. Джейк даже не представлял, с чем может столкнуться в следующий раз.

Впрочем, Майкле обещал, что этот раз будет последним.

Майкле. Черт бы побрал этого человека, или кто он там есть! Надо же было вернуть его, Джейка, в его собственный дом, где теперь хозяйничает зеленоглазая Гвен. Послать такое испытание мужчине, который не был с женщиной уже целых сто лет. Нет, на этот раз Майкле явно переборщил.

Джейк построил этот дом, чтобы жить в нем с Мэриан после свадьбы. Но накануне свадьбы пришло то письмо от матери, и они с Мэриан страшно поссорились. Мэриан кричала, что он не обязан заботиться о брате и должен выбрать между ней и Лютером. Но, посмотрев в его глаза, умолкла, поняв, что Джейк уже принял решение. Он удивился, как быстро Мэриан изменила свою точку зрения после того, как он привез младшего брата. Теперь она стала настаивать, чтобы Джейк как можно лучше заботился о Лютере.

Джейк гордился тем, что вел себя скромно по отношению к Мэриан, решив дождаться, пока они поженятся, и только потом насладиться ее роскошным телом. Но все обернулось совсем не так. Так что судьба — или кто там? — задолжала ему женскую ласку. И вдруг Джейка потрясла одна догадка. А может, Майкле не такой уж и плохой парень? Может, он специально дал Джейку это задание, чтобы тот в последний раз мог заняться любовью с женщиной?

И если это его последняя возможность любить женщину, слава Богу, что ею оказалась Гвен. Джейк вспомнил, как меняется зеленый оттенок ее глаз от настроения. Как могло случиться, что рядом с такой красавицей нет мужчины?

В следующий раз он не ограничится поцелуем, продолжал размышлять Джейк. И пусть последний раз он занимался любовью с женщиной сто лет назад, он не забыл, как это делается.

Джейк дождался, пока Дорис увела Крисси с кухни, чтобы умыть после еды, затем отодвинул тарелку, откинулся на стуле и спросил:

— Вы ездите верхом?

Несмотря на настоятельную рекомендацию Дорис не упускать свой шанс, Гвен не собиралась ложиться с Джейком Стоунером в постель. Ей бы следовало уволить его, но, к сожалению, он был ей нужен. Пусть Том и бывший ветеринар, на ранчо много тяжелой физической работы, которую может выполнять только такой сильный мужчина, как Джейк. Гвен нужны его мускулы, его сила. И ни-че-го более. Она должна дать Джейку это ясно понять. Он просто ее наемный работник.

Но за обеденным столом вести подобный разговор как-то неуместно. Дорис и Том оживленно беседовали за едой при активном участии Крисси, а Гвен жалела, что с самого начала не настояла, чтобы Том и Джейк ели в кухне. Хотя Дорис наверняка была бы недовольна таким распоряжением, потому что в доме Берта работники всегда ели за одним столом с хозяином.

6
{"b":"1278","o":1}