ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джейк терпеливо ждал ее ответа.

— Я ездила несколько раз, — ответила Гвен, — когда приезжала навестить Берта.

— На какой лошади?

— На Сюзи. Берт назвал ее в честь Сьюзен Магоффин. Он вообще всех лошадей называл именами героев или исторических мест. — Лицо Гвен осветила теплая улыбка.

— Какая из них Сюзи?

— Светло-коричневая. Берт иногда называл ее Олешка, потому что ее масть немного непривычного цвета, как у оленя…

— Значит, ездить верхом вы не умеете, — раздраженно констатировал Джейк. — Если бы умели, Берт не посадил бы вас на эту старую клячу.

— Никакая она не старая кляча!

— Старая и почти совсем глухая. Выстрели из пушки у самой ее морды, она и ухом не поведет. — Джейк вздохнул. — Ладно, я что-нибудь придумаю. Завтра после завтрака будьте у конюшни.

— У меня на утро совсем другие планы! Я хотела закончить разбирать бумаги Берта.

— Потом закончите. У конюшни после завтрака.

— Это звучит как приказ, мистер Стоунер, — сухо произнесла Гвен.

— Правильно. И я не приму никаких отговорок.

— Послушайте, мистер Стоунер. Я не хочу…

— У конюшен после завтрака. Завтра утром. — Джейк отодвинул стул и встал. — Если будешь хорошей девочкой и станешь делать то, что я говорю, так и быть, позволю тебе до конца дня изображать важного босса. — С этими словами он вышел из комнаты.

Сдавленный смешок разорвал повисшую тишину. Гвен резко повернулась к Тому, прикрывшему рот салфеткой.

— Вам кажется это смешным? Подождите, пока он не начал управлять и вашей жизнью тоже.

— Мало я встречал парней, похожих на него. Кремень! — В голосе Тома звучало восхищение.

— Задира и наглец. Нахальный, самоуверенный и высокомерный субъект с взбесившимися гормонами.

Том хмыкнул.

— Последнее особенно важно для работы на ранчо. Девочка, ты думаешь не о коровах и лошадях, а о его поцелуях.

Гвен вскочила на ноги.

— Да что же это такое? Неужели все видели этот чертов поцелуй? Я говорила вовсе не об этом, я вообще о нем забыла! — И пулей выскочила из столовой.

Гвен медленно шла по направлению к конюшням. Ей очень хотелось проехаться верхом. Но поедет она без Джейка. Она прикажет ему оседлать Сюзи и заняться чем-нибудь другим, правда, она еще не придумала чем. Все равно, она поставит его на место.

Привязанная к забору гнедая лошадь с белым пятном на лбу внимательно следила за приближением Гвен. Сюзи щипала траву на другом конце пастбища.

Рядом с гнедой, прислонившись спиной к забору, стоял Джейк Стоунер.

— На ранчо не принято так долго спать. Становится жарко.

— Вы специально стараетесь быть неприятным, мистер Стоунер? Или это ваше естественное состояние?

— Зови меня Джейком, лапуля.

— Я назову вас безработным, если вы не прекратите называть меня «лапулей». Мое имя — Гвен. Гвен!

— Тогда я буду называть тебя «моя сладкая». Твои волосы медового цвета, а мед, как известно, сладкий. Кто-нибудь из твоих мужчин говорил тебе об этом?

— Я пепельная блондинка, мистер Стоунер. Но никому не приходит в голову называть меня «золой». А теперь приведите Сюзи, чтобы я могла поехать наконец.

— Этому мерину восемь лет. — Джейк кивнул на гнедого. — Он очень спокойный. Берт знал, как тренировать лошадей. Все доставшиеся вам лошади в хорошем состоянии и хорошо выдрессированы. Я думаю, вы подружитесь с Вегасом.

— Я не поеду на Вегасе, я поеду на Сюзи, — решительно произнесла Гвен.

— Сюзи не обидится, если по делам вы будете ездить на Вегасе, а на ней — время от времени кататься.

— Я поеду на Сюзи.

Джейк по-прежнему стоял, прислонившись спиной к изгороди. Он пожал плечами и скрестил руки на груди. J — Как скажете, босс.

— Отлично. Я жду. — Гвен даже ногой притопнула.

— Чего? Если собираетесь ехать — в добрый час.

— Мне нужно ее седло.

— Вон оно. — Джейк небрежно кивнул через плечо.

Гвен сосчитала про себя до десяти.

— Я хочу, чтобы вы привели Сюзи и оседлали ее для меня.

— Не-а.

— Что значит «не-а»? Вы должны выполнять мои приказы.

— А ты уверена, лапуля, что имеешь право отдавать приказы?

— Послушайте меня внимательно, мистер Стоунер. Это — мое ранчо, моя земля, мои лошади и мои седла. Они — моя собственность. Вы — мой наемный работник. Когда я приказываю оседлать лошадь, то вправе рассчитывать на то, что она будет оседлана.

— Индейцы говорят, что земля не может никому принадлежать, и я с ними согласен. Кроме того, я не уверен, что человек может владеть и лошадьми тоже. Если лошадь верит вам и захочет вас слушаться, она станет это делать, если нет, то никто ее не заставит, — Тогда, мистер Стоунер, я уволю непослушную лошадь точно так же, как увольняю вас.

— Опять двадцать пять! Лапуля, когда же ты поймешь своей очаровательной головкой, что не можешь меня уволить?

— Прекратите, наконец, называть меня этой отвратительной «лапулей»! Конечно же, я могу уволить вас.

— А ты прекрати называть меня мистером Стоунером и хорошенько усвой, что не можешь меня уволить, потому что я тебе нужен. Иначе бы меня здесь не было. И как только ты прекратишь вести себя как избалованная маленькая девочка, мы наконец сдвинемся с мертвой точки. Урок первый — лошади.

— Я не боюсь лошадей.

— Разве я сказал, что ты боишься? Просто большинство хозяев ранчо рождаются уже в седле, а ты не отличишь коня от мерина, а корову — от телки. Я ни за что не поверю, что тебе не было страшно, когда ты снялась с насиженного места, бросила хорошую работу и перебралась сюда с маленькой девочкой. Доведись мне прийти в костюме в роскошный офис, сесть за компьютер и попытаться разобраться в вопросах налогообложения, я бы умер со страха. Но я точно знаю, что стал бы учиться. Точно так же и тебе надо многому научиться. — Джейк на минуту замолчал, потом добавил:

— Но если ты намерена и дальше упрямиться и лелеять свое невежество, скажи мне сейчас. Я не хочу тратить время и силы на слабаков.

Гвен ухватилась за перекладину изгороди.

— Почему вы не хотите сказать, что на самом деле думаете? Что думают обо мне все вокруг? Что я круглая идиотка, потому что оставила высокооплачиваемую работу в просторном офисе, с кондиционером, в центре города, ради призрачной фантазии, годной разве что для Голливуда? Что скорее Сюзи станцует на Бродвее, чем я преуспею в ведении дел на ранчо? Вы думаете, что я просто безответственная дамочка, в поисках приключений накупившая ради забавы дурацкой ковбойской одежды и притащившая ребенка в никуда?

Носком «дурацкого» ковбойского сапога Гвен пнула ком грязи.

— Да, вы правы, — согласилась она, хотя Джейк не произнес ни слова. — Поступок мой рискованный, тем более для женщины с ребенком на руках. Но я не глупая и не ленивая, я хочу и буду учиться. У Крисси должно быть то, чего никогда не было у меня, — нормальное детство и дом.

— С белым забором, — иронично добавил Джейк. — Для этого не надо было бросать работу и кидаться в неизвестность.

Гвен знала, что вовсе не обязана что-либо объяснять ему, и тем не менее заговорила:

— Я всегда была первой по математике. Все, что касалось цифр, давалось мне без труда.

Пойти учиться на бухгалтера было вполне закономерно для меня. Налоги были, есть и будут, а значит, у меня всегда будет работа. Мне было не в тягость целыми днями просиживать у компьютера. Но когда появилась Крисси, все изменилось. В периоды квартальных и годовых отчетов я работала с семи утра до десяти-одиннадцати часов вечера. При таком графике я не смогла бы ее воспитывать. Я поняла, что должна уволиться, но не представляла, чем заняться и как жить дальше. А потом умер Берт, оставив мне это ранчо. Здесь, как бы трудно мне ни пришлось, мы с Крисси всегда вместе, а это очень важно для меня. И для нее. — Гвен сжала деревянную перекладину. — Я не отступлюсь. Я здесь навсегда. Я не сбегу в Денвер с поджатым хвостом.

— Сбежишь. Устанешь от грязи и пыли, от тяжелой работы от зари до темна, от одиночества. Затоскуешь по ресторанам, супермаркетам и театрам. Тебе надоест играть в ковбоя, и ты вернешься в город, которому принадлежишь.

7
{"b":"1278","o":1}