ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Должны. Вы знали, что я хочу поехать верхом, но заставили меня заниматься черт знает чем. Берт никогда не заставлял меня делать всю эту ерунду. Он приказывал оседлать для меня Сюзи, и мы скакали по…

— Ты не скакала, — возразил Джейк. — Ты сидела на Сюзи, как на скамейке, а она возила тебя, как мешок с зерном. Знаешь, почему Берт не сажал тебя на других лошадей? Не хотел их обижать. Сюзи же самая покладистая и необидчивая. Она очень любила Берта и доверяла ему. Раз он приказал везти, она и везла, а что это — Гвен или мешок, — ей было безразлично.

— Ну, спасибо, — с сарказмом поблагодарила Гвен.

— Пока не за что. Пройдет еще много времени, прежде чем ты научишься понимать свою лошадь. Почему она прядает ушами, почему машет хвостом, почему пугается.

— Благодарю за содержательную лекцию по зоологии. Я вышла на веранду, чтобы отдохнуть в одиночестве, но, поскольку это стало невозможно, разрешите откланяться.

— Не разрешаю. Ты уйдешь, когда я скажу все, что собирался.

Гвен отодвинулась на самый край скамейки, а Джейк в это время встал. Как и следовало ожидать, Гвен шлепнулась на пол, а скамейка — сверху на нее.

— Как ты там, лапуля? — спросил Джейк, снимая с нее скамейку.

Гвен с трудом поборола желание высказать этому невыносимому мужлану все, что она о нем думает. Вскочив на ноги, она выхватила у него скамейку и выставила ее перед собой, как щит, всеми четырьмя ножками вперед.

— Прочь с дороги! Ты нарочно сделал это! И прекрати смеяться. — Гвен пнула его ножками скамейки в грудь.

Джейк легко увернулся и расхохотался.

— Ну и характерец у тебя, лапуля.

В ответ на ненавистную «лапулю» Гвен пнула его скамейкой еще раз, направив удар пониже.

— О-о! — взревел Джейк. Видно, удар попал в цель. — Отдай мне эту чертову скамейку, пока ты себя не убила!

Он дернул скамейку за ножки, но Гвен вцепилась в нее еще крепче.

— Не смей мне приказывать!

— Какая же ты упрямая! — Джейк потянул скамейку еще сильнее. — Неудивительно, что ты не замужем.

— Оставь свои дурацкие комментарии при себе. — Не осознавая, что делает, Гвен выпустила скамейку из рук.

Джейк не ожидал этого. Невольно сделав шаг назад, он оступился и, пересчитав ступеньки, рухнул на землю. Сверху, прямо ему на голову, упала скамейка.

Торжество на лице Гвен сменилось испугом, потому что из-под скамейки не доносилось ни звука.

— С тобой все в порядке? — (В ответ ни звука.) — Джейк? Джейк, прекрати свои игры и сейчас же ответь мне!

Тишина.

Сердце Гвен ушло в пятки, ноги отказывались повиноваться. Она с трудом сползла со ступенек и склонилась над поверженным неприятелем. Тяжелая деревянная скамья лежала прямо на голове Джейка. Наверняка он без сознания. Оттащив скамейку, Гвен опустилась рядом с ним на колени.

— Джейк, ты слышишь меня? Отвечай, черт тебя побери! — Она наклонилась к самому его лицу, чтобы послушать, дышит ли он.

Словно стальные наручники, длинные загорелые мужские пальцы сжали ее запястья.

— Что ты хотела мне сказать, лапуля? Что ты сумасшедшая? — В голосе Джейка слышалась мягкая угроза. — Или что нарочно сводишь меня с ума? — Отпустив ее руки, он взял в ладони лицо Гвен и приблизил вплотную к своему лицу. — Но я знаю способ, как объяснить тебе, что к чему, получше, чем разговоры.

Глава 4

Гвен могла встать и уйти. Могла заявить Джейку, что не целуется с наемными работниками. Могла… но не сделала. Вместо этого ее колени сами собой подогнулись, и она упала на Джейка сверху.

— Если ты собираешься меня поцеловать, то это не самая лучшая идея. — На всякий случай Гвен поставила локти на его твердую, как скала, грудь, чтобы увеличить дистанцию между их телами.

— Ты права. — Очень нежным жестом Джейк убрал с ее лица прядь волос.

— Ты работаешь на меня, поэтому не должен целовать.

— Не должен, — тихо рассмеялся Джейк, — но поцелую. — Он пальцем очертил контур ее пухлых губ.

— Я твой босс. — Гвен подумала, что ему наверняка тяжело и неудобно, когда она вот так лежит сверху. — А если я прикажу тебе не целовать меня?

— Я буду очень разочарован. — Теперь большие пальцы нежно поглаживали ее скулы, щеки и подбородок. — Вы действительно намерены приказать мне не целовать вас, босс?

Несмотря на сгустившиеся сумерки, Гвен разглядела его белозубую улыбку.

— С моей стороны было бы глупо хотеть твоих поцелуев. Ведь я тебя совсем не знаю. Не знаю даже, женат ты или нет.

— Нет. — Большая рука Джейка скользнула ей на спину и стала легко поглаживать. — И никогда не был.

Рука по позвоночнику спускалась все ниже и ниже, пока уютно не устроилась на ягодицах. По телу Гвен прокатилась жаркая волна.

— Я тоже. — Зачем она это сказала? Ведь Джейк ни о чем не спрашивал.

— Я знаю. — Он стал играть прядью ее выбившихся из хвостика волос. — Поэтому я и хотел извиниться. Пока ты укладывала моего партнера в кроватку, я помогал Дорис убрать на кухне, и она рассказала о твоем брате и его жене. Дорис сказала, что ты держала брата за руку, когда он умирал в искореженной машине. Теперь я понимаю, насколько испугала тебя сегодняшняя выходка Гордона.

Гвен крепко сцепила зубы, чтобы не расплакаться.

— Должно быть, это Берт рассказал Дорис.

Он слишком много болтал.

— Дорис сказала, что переживает за тебя. — Было видно, что Джейк колеблется. — Я тоже потерял брата, но я хотя бы не видел его смерти.

— Мне жаль. Вижу, эта потеря до сих пор причиняет тебе боль.

Джейк развел в стороны локти Гвен, и ее голова удобно устроилась на его широкой груди.

— Это было давно. — Его большая ладонь продолжала поглаживать ее спину. — Извини за мою грубость этим утром. Если бы я был женщиной, я бы тоже расплакался.

— Слезы вовсе не признак слабости, — глухо пробормотала Гвен ему в рубашку.

— Сила бывает разной. Я знал женщин, которые по силе духа не уступали самому храброму мужчине.

Сердце Гвен кольнула ревность.

— Не моя вина, что я маленького роста и тощая.

Джейк хмыкнул.

— Поверь, не найдется мужчины, который посчитал бы такую великолепную фигурку тощей.

Парадоксально, но от этого прямолинейного, грубоватого комплимента Гвен захотелось свернуться у Джейка на груди и замурлыкать, как кошка.

— Я должна встать.

— Угу. — Две большие ладони легли на ее ягодицы и стиснули их. — Должна.

— Ты не должен делать это с моей… гм…

— Попкой? — услужливо подсказал Джейк. Гвен прыснула.

— Ну и манеры у вас. А уж язык!..

— Старое техасское слово. Могу лишь добавить, что твоя попка очень мягкая и аппетитная.

— Ее мягкость свидетельствует о том, что я пока еще новичок в верховой езде. Стоит мне побольше поездить, и она станет жесткой, как старая мозоль.

Гвен никогда не думала, что Джейк умеет так смеяться — громко, от всей души.

— Лапуля, если бы я хоть на минуту заподозрил, что твоя чудесная попка может превратиться в мозоль, я бы не пустил тебя в конюшню.

На задворках сознания мелькнула было мысль напомнить Джейку, что здесь она принимает решения, но быстро угасла. Все завтра — споры, ссоры, выяснение отношений. Сейчас у нее ни на что нет сил — так бы и лежала, распластанная на широкой мужской груди.

— Я прямо чувствую, как в этой маленькой головке копошатся разные мысли, — протянул Джейк, ероша ее волосы.

— Я думаю о нас, о тебе и обо мне. Мы не любим друг друга. — Гвен подняла голову и посмотрела Джейку в глаза. — Я считаю тебя несносным и неотесанным, а ты считаешь меня слабой и никчемной.

Джейк взял ее руку в свою и стиснул пальцы.

— Я не считаю тебя ни слабой, ни никчемной. Ты взяла на воспитание племянницу, ты стремишься дать ей дом и семью, сделать жизнь малышки счастливой. — Джейк развернул ее ладошку и нежно поцеловал. — Мужчина, который завоюет твое сердце, будет счастливейшим из смертных. Жаль, что я не смогу с ним познакомиться.

9
{"b":"1278","o":1}