ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элли очень шла короткая стрижка. Зейн стоял вдалеке, не в силах оторвать от нее глаз. Когда-то все ее улыбки принадлежали только ему. Он влюбился в Элли десять лет назад. Как давно это было! Многое с тех пор изменилось, но только не его чувство к ней.

Однако Зейн не имел права любить ее после того, что сделал. И тем более надеяться снова занять место в ее жизни. Он вглядывался в любимое лицо и сгорал от желания прижать Элли к себе, зарыться в ее волосы и целовать, целовать…

– Даже голодные собаки не смотрят на еду с такой жадностью.

Зейн сразу узнал голос друга.

– Когда я вчера случайно встретил Дженни и она пригласила меня, я думал, что… – Он горько усмехнулся. – Элли не знала, что я приду. Дженни ей ничего не сказала.

– Но ты же понимаешь, что Элли не могла не присутствовать на этой свадьбе.

– А ты? Неужели Дженни пришлось бы войти в церковь одной, если бы ты знал, что меня пригласили?

– Я все знал, – последовал ответ. – Дженни рассказала мне о вашей встрече и спросила, кстати, не следует ли ей взять обратно свое приглашение. Но потом решила, что ты все-таки должен прийти.

Зейн никак не мог понять Уорта. Его обезоруживал этот спокойный и равнодушный тон. Правда, он и в собственных чувствах не мог разобраться. И все же, они ведь столько лет были лучшими друзьями!

– Когда-то мы вдвоем славно проводили время.

– Да, я очень скучал по тебе. Но Элли – моя сестра. То, что ты сделал, убило ее., – Я отдал бы все на свете, заплатил бы любую цену, лишь бы вернуть прошлое и не совершать прежних ошибок.

– Я знаю.

Зейн изумленно взглянул на друга.

– А она?

Тот пожал плечами.

– Элли никогда не произносила твоего имени с тех пор, как однажды прибежала домой вся в слезах, униженная и растерянная, и сообщила, что ты женишься на другой.

– Я думал, она за это время вышла замуж.

– За Элли многие ухаживали, но ее никто так и не заинтересовал. И вообще, после вашей размолвки она весьма невысокого мнения о мужчинах. Зейн стиснул зубы и сжал кулаки.

– Ханне очень хотелось попробовать свадебный торт, пойду поищу ее, – нерешительно сказал он. Уорт насмешливо улыбнулся.

– Раньше ты не был трусом. Впрочем, прошло столько времени… – Резко повернувшись, он отошел к группе гостей.

Зейн проводил его взглядом. Трус. Вот слово и произнесено. Его внимание привлек громкий смех. Элли стояла с сестрами и Томасом, и они о чем-то оживленно беседовали. Зейн часто представлял, как она смеется в его постели. Он не имел права на подобные фантазии, но запретить себе мечтать не мог.

Ханна все еще бродила по залу, и Зейн старался не упускать ее из виду. Малышка остановилась недалеко от невесты и смотрела на Элли. Девочки обычно помешаны на свадьбах, но Ханну почему-то очаровала не сама невеста, а ее подружка.

Многие находили старших сестер Лэсситер очень похожими друг на друга, но как же они ошибались! Сходство было лишь внешним. Дженни – искренняя, приветливая, открытая – была как на ладони. Элли вещь в себе. Только очень близкие люди могли заглянуть ей в душу. Однажды Зейну посчастливилось завладеть ее сердцем, но теперь эта привилегия была им безнадежно утрачена. Он и сейчас видел, что, находясь в огромном танцевальном зале, среди друзей и родственников, Элли глубоко прячет свои чувства. Если бы он мог, то заплакал, закричал бы во весь голос! Ему было больно, но эта боль не могла сравниться с той мукой, которую он испытывал все пять долгих лет без Элли. К сожалению, изменить уже ничего нельзя. Остается бежать, бежать подальше от Элли Лэсситер. Он останется до тех пор, пока Ханна не попробует свадебный торт.

Приехал Джейк Нортон и присоединился к группе гостей, обняв Элли и ее младшую сестру Грили. Зейн прочитал в газете, что Нортон и его жена остановились на ранчо Лэсситеров, пока кинозвезда снимается в вестерне.

Естественно, они подружились, и все же Зейн почувствовал безотчетную ревность, когда увидел, как Элли улыбается актеру. Он нетерпеливо огляделся по сторонам. Когда же наконец невеста предложит этот проклятый торт? Тогда, наконец, Ханна получит свой кусок, и они смогут уйти.

Элли была необыкновенно хороша! Гораздо красивее и женственнее, чем пять лет назад. Он задрожал, почти ощущая вкус ее нежных губ, во рту пересохло, дыхание стало прерывистым. Зейн хотел ее, и желание накатило так внезапно, что он растерялся. Возможно, это оттого, что они давно не виделись…

Свадебный торт наконец был разрезан и подан гостям. Вот сейчас Дженни бросит свой букет, и Элли со спокойной совестью сможет уйти и переодеться. Под взглядом Зейна она чувствовала себя неловко в облегающем и открытом шелковом платье. Находиться так близко от него и так далеко было невыносимо.

– Вижу, ты уже знаешь, что Зейн здесь. Я только что видела его. Как ты? – озабоченно спросила Грили. Элли с сияющей улыбкой повернулась к сестре:

– Со мной все хорошо. А что может случиться?

– Откуда мне знать? Я тебе сестра лишь наполовину.

– Грили Лэсситер, ты мне такая же сестра, как и Дженни. И я могу очень рассердиться, слыша подобную чепуху!

– Уж лучше так, чем стоять с отрешенным лицом, будто ты единственная осталась в живых после ужасной катастрофы.

– Ошибаешься, Грили, – резко сказала Элли, просто никак не могу оправиться от шока. Я же не знала, что Дженни пригласит его.

– Я так и знала, что это ее рук дело. Хочешь, я позову его прогуляться и поговорю с ним?

– Не стоит, Уорт с ним уже поговорил.

– И попросил уйти?

– По-моему, нет. Похоже, они просто беседовали. Причем, заметь, даже не пожав друг другу руки.

– Если бы Уорт пожал ему руку, я перестала бы уважать его.

Элли с благодарностью взглянула на сестру.

– Наверно, Дженни все-таки права: Зейн с братом могли бы возобновить старую дружбу. Если, конечно, Уорту нужен такой друг.

– Если, – выразительно повторила Грили.

– Меня он больше не любит. Наша любовь умерла пять лет назад. Вернее, не умерла, а смешана с грязью. И ничего не осталось. – Элли приложила руку к сердцу. – Ничего. Смотри-ка, Дженни собирается бросать букет и будет непременно целиться в нас. Ловить придется тебе, потому что я не собираюсь этого делать.

Под одобрительные возгласы и аплодисменты приглашенных букет невесты, описав в воздухе дугу, полетел по направлению к девушкам. Элли быстро отступила вправо, а Грили в то же время сделала шаг влево.

– Папа, посмотри, невеста бросила мне цветы! Неожиданно для всех Ханна оказалась между девушками и подняла с пола букет. Расстроенное лицо старшей сестры лишь утвердило Элли в правильности ее предположения.

– Я здесь ни при чем, – выпалила Грили и быстро отошла в сторону, до того, как Элли успела ее о чем-либо спросить.

– Они мои, – услышала Элли позади себя решительный детский голосок.

Она обернулась. Зейн стоял, наклонившись к дочери, всего в нескольких дюймах от нее. Девочка прижимала букет к груди.

– Не отдам, это мое.

Тогда он попытался отобрать цветы.

– Нет, Ханна, они для большой девочки.

– Я тоже большая, – упрямо твердила малышка.

– Этот букет – для взрослой леди, – поправился он. – Отдай букет обратно невесте, а мы с тобой пойдем в цветочный магазин и купим другой.

– Но ведь я поймала его.

– Пойми, милая, эти цветы не для тебя. Губы девочки обиженно задрожали.

– Нет, для меня.

Элли снисходительно улыбнулась. На щеках у Зейна выступили яркие пятна. Он вырвал у дочери букет и неуклюже вытер слезы, покатившиеся у нее из глаз.

– Мы обязательно купим точно такие же цветы. – В его голосе слышалось отчаяние.

Элли мягко взяла букет из его рук и наклонилась к малышке:

– Вот возьми. Ты же поймала их, значит, цветы теперь твои.

Но девочка убрала руки за спину и сделала шаг назад.

– Папа не разрешает.

У Элли не было ни малейшего желания привлекать к себе внимание присутствующих, но с букетом надо было что-то делать.

2
{"b":"1279","o":1}