ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Твой папа – мужчина, а мужчины ничего не смыслят в свадьбах. Букет достается тому, кто поймает его. Это правило, и папа не имеет права нарушать его, – насмешливо произнесла она.

Но дочка Зейна, упрямо смотревшая в пол, лишь покачала головой.

– Папа сказал, что этот букет только для леди.

– Ну, хорошо, вот я и есть леди. Как по-твоему, могу я взять букет себе?

Малышка немного поколебалась, а затем печально кивнула.

– Отлично. Раз цветы теперь мои, я могу их подарить кому захочу. А я хочу сделать подарок тебе.

Девочка протянула руки и тревожно посмотрела на отца. Тот молчал.

Она робко взяла букет и зарылась лицом в цветы.

– Как хорошо пахнут! У меня еще никогда не было таких красивых цветов.

– Что нужно сказать, Ханна? – подсказал Зейн.

– Спасибо.

Острая боль негодования захлестнула Элли. Когда-то они с ним мечтали, что первой родится именно девочка и ее назовут Ханной в честь бабушки Зейна.

Эта малышка могла бы быть ее дочерью. Он украл это имя и назвал им дочь другой женщины.

– Элли, ну ты готова? – раздался нетерпеливый голос Дэйви.

Ханна дотронулась до руки Элли.

– Ты его мама?

Но мальчик с гордостью показал на Дженни:

– Вот моя мама. А Элли – моя тетя.

– А чья же ты мама?

– У меня нет детей, – резко ответила Элли.

– Почему? – не унималась девочка. – Они играют с ангелами?

– Пойдем, Ханна, – сурово произнес Зейн, – нам пора.

– Но папа, может быть, ее дети знают мою маму? Не говоря ни слова, Зейн подхватил дочку на руки и, ни с кем не попрощавшись, быстро пошел к выходу. Рука брата крепко сжала плечо Элли.

– С тобой все в порядке?

– Почему сегодня все спрашивают меня об этом?

– Просто Дэйви сказал, что ты какая-то необычная.

– Он всегда так думает, когда видит меня в платье, ответила Элли, пытаясь обратить все в шутку.

Меньше всего ей хотелось, чтобы родные сочувственно смотрели на нее и обращались как с больной.

– Ему не терпится, чтобы я поскорее надела джинсы и отправилась на ранчо покататься на лошадях. Кстати, где же он?

– Прощается с Дженни и Томасом. Последние наставления, объятия и поцелуи, ну ты понимаешь.

Вдруг громкие голоса привлекли их внимание. Дочь Зейна, держа в одной руке букет, другой вцепилась в колонну, отчаянно болтая ногами.

– Пусти меня, папа, пусти., Осторожно поставив девочку на пол, Зейн вытер платком лоб. А малышка подбежала к Элли и протянула к ней ручки так, что той невольно пришлось наклониться. Ханна нежно поцеловала ее в щеку и робко улыбнулась.

– Пока, ты мне очень понравилась. Потом она вернулась к отцу.

– Я только хотела попрощаться с Элли.

Провести оставшуюся жизнь без Элли! Сколько еще он должен расплачиваться за совершенную ошибку? Разве он уже недостаточно наказан?

У Зейна было пять долгих и мучительных лет, чтобы получить ответ на этот вопрос. На какое-то время ему даже казалось, что он свыкся с мыслью, будто Элли потеряна для него навсегда. Но, увидев ее на свадьбе сестры, Зейн понял, как глубоко заблуждался. Встреча с Элли всколыхнула прежние чувства с новой силой, разбудила страсть и желание.

Уже в который раз он брался за телефонную трубку и снова опускал ее. Если бы он выпил, это придало бы ему отваги. Но он больше не брал в рот спиртного. Зейну, как никому, было известно, что выпивка делает человека тупым и безрассудным, а вовсе не смелым.

На свадьбе Дженни Элли явно избегала его. Впрочем, другого Зейн и не ожидал. Девушка, когда-то так любившая его, теперь выражала откровенное презрение.

Он устало откинулся на спинку стула, чувствуя себя измученным и опустошенным; невидящим взглядом посмотрел в окно. Вечерами, когда Ханна уже спала, ему было особенно невыносимо. Мысли об Элли не давали покоя, а тело отчаянно желало близости с ней.

Лошади на пастбище привлекли его внимание. Наверно, кобылка где-то в середине. Она не доверяет людям и пытается всегда быть окруженной другими лошадьми. А Элли могла бы помочь ей преодолеть этот барьер и научить доверять человеку. Если он оставит все как есть, то, по всей видимости, потеряет лошадь. Он снова решительно взялся за телефон, но опять что-то остановило его. А вдруг Элли откажется? Как же ему лучше поступить? К черту нерешительность! Лошади нужна помощь, и только Элли в состоянии оказать ее. Будь что будет!

Сейчас уже Зейн не мог вспомнить точно, как и когда влюбился в Элли. Сначала он воспринимал ее как одну из сестер Уорта, но потом она превратилась из худенькой милой девчушки в очаровательную девушку. Элли буквально завораживала его. Когда ей наконец исполнилось восемнадцать, Зейн сделал ей предложение.

Мэри Лэсситер – мать Элли – просила их подождать и как следует обдумать свой шаг. Она сама вышла замуж совсем юной и теперь не хотела, чтобы дочь повторила ее ошибку. Боу Лэсситер – отец Элли – был ковбоем. Красивый, отчаянный, своенравный, он был совсем не готов к семейной жизни, его страстью было родео. Когда же Мэри забеременела, Боу, недолго думая, отвез молодую жену на ранчо к родителям. Дома он бывал наездами, совершенно не беспокоясь о ней. Всего несколько раз, когда его сбросил бык, Боу приезжал домой залечивать раны. Но, встав на ноги, он снова надолго уезжал.

С помощью своего отца Йенса Николса Мэри подняла и воспитала четырех детей, хотя Грили не была ее дочерью. Но никто и никогда не слышал из ее уст жалобы или недовольства в адрес мужа.

Тогда Зейн считал, что она просто хочет убедиться, готова ли Элли к замужеству, но теперь он был другого мнения. Вероятно, Мэри увидела в нем черты, столь присущие Боу, – импульсивность и безответственность. Но ведь они такие разные. Сейчас ему хотелось во всем обвинить именно отца Элли. Немудрено, что его дети так рано повзрослели. Элли была всего на шесть лет младше Зейна, но он казался просто мальчишкой рядом с ней.

Не надо ему было приходить на эту свадьбу. Он безрассудно поддался желанию вновь увидеть Элли, но, увидев ее, понял, что она ничего не забыла и не простила. Если бы не дочь, он тотчас ушел бы, но, к его удивлению, девушка была необыкновенно добра к Ханне. По дороге домой девочка без умолку болтала об Элли. Как ни странно, это подействовало на него успокаивающе. Зейн давно ничем не дорожил в этой жизни. Кроме Ханны. Хотя именно ее появление стало причиной разрыва с любимой. Дочь возвратила его к жизни, придав силы и уверенность в себе. И конечно, Элли никогда не стала бы винить во всем Ханну. Потому что больше всего на свете любила детей и животных. Она непременно должна помочь его лошадке. И, глубоко вздохнув, Зейн дрожащими пальцами набрал номер. Услышав ее голос, он, чуть живой от волнения, молчал, не в состоянии говорить.

Вернувшись домой, Элли вымыла кухню и ванную, убрала за кошкой и отправилась на прогулку с Муни. Они гуляли так долго, что борзая, наверно, вздохнула с облегчением, когда они наконец вернулись. Затем она занялась стиркой, протерла окна, поджарила тосты и, удобно устроившись в кресле, взяла папку с документами туристического агентства, принадлежащего им с Дженни. Она знала, что заснуть не удастся, поэтому ночь обещала быть долгой и тоскливой.

Сейчас Элли сожалела, что не осталась вместе с Дэйви на семейном ранчо «Дабл Никл». С уходом Дженни их квартирка стала пустой и чужой. В голову лезли грустные мысли, и девушка вдруг почувствовала себя очень одинокой и незащищенной. Если бы кто-нибудь нарушил эту тишину, которая заставляет думать, вспоминать…

Когда Элли исполнилось десять, она уже выделяла Зейна среди друзей брата, знала его походку, привычки. Ей безумно нравился его низкий, приглушенный смех, немного медлительная манера произносить слова. Она всегда подтрунивала над ним, называя южанином до мозга костей, а не истинным уроженцем Запада. Акцент в речи он унаследовал от матери, жившей в Техасе.

Как и Мэри Лэсситер, Долли Питере была замужем за ковбоем. Только Бак в отличие от Боу был хорошим семьянином и всегда заботился о жене и детях. Долгое время они жили на семейном ранчо Питерсов в Эспене и только через много лет переехали в Техас, когда престарелым родителям Долли потребовалась помощь. После их смерти Бак и Долли остались в Техасе, а Зейн объезжал лошадей и занимался крупным рогатым скотом в Колорадо.

3
{"b":"1279","o":1}