ЛитМир - Электронная Библиотека

Песнь пятая

Заключение предыдущего рассуждения об обете. – Вознесение на Меркурий.
1. – Коль скоро я огнем любви блистаю
Сильней, чем вынесть можно оком тленным,
И светом твое зренье затемняю, —
4. То не дивися: в зренье совершенном
Окрепнув, обсужденье поспешает[50]
Сравняться с восприятием мгновенным.
7. Уж отблеск и в твоих глазах блистает
Того, что свет зажег тебя незримый,
Что всяким веяньем любовь рождает.
10. И коль в другом добро какое чтим мы,[51]
То, значит, этот отблеск, нам невнятный,
Нам тайно осенил предмет любимый.
13. Ты хочешь знать: пред правдой благодатной[52]
Какой ценой возможно искупленье,
Когда обет нарушен святотатно?
16. Так искрами святого поученья
Владычица мне просветляла очи,
Не прерывая слов своих теченья:
19. Дар высший, данный Божьей дланью отчей,
Гласящий про любовь Его всех боле,
Им выше ценится, чем всякий прочий.
22. Тот дар великий есть свобода воли,
Что им дана разумному творенью,
Хотя всему, но никакому боле.[53]
25. Отсель – обета важное значенье:[54]
Приносишь волю в жертву ты, коль скоро
Господь твое приемлет приношенье.
28. Представ пред Богом с жертвою, с которой
Ничто другое в мире не сравнится,
Ты с Богом связан силой договора.
31. Как или чем той жертве замениться?
Как милостыня краденым преступна,[55]
Преступно так обетом поступиться.
34. Но с этим мысль поставив совокупно:
Дар церкви разрешать обеты ведом!
Душа твоя сомненьям вновь доступна.
37. Пребудь еще покуда за обедом,
И если тяжело варима пища,[56]
За ней лекарство дам тебе я следом, —
40. Да будешь высшей мудрости жилище:
Ведь слышать мало, надобно усвоить;
Усвой мои слова полней и чище!
43. Два пункта в жертве могут мысли стоить,
И первый пункт – какой избрать предмет;
Второй – как крепкий договор устроить.
46. Последнему замены в мире нет:
Как свят он, объяснила уж тебе я,
И научил тебя в том мой ответ.
49. Но допускали в жертвах Иудеи,[57]
Как сам ты знаешь, иногда замену,
В законе разрешение имея
52. Заменою, обету равноценной, —
Без совести упреков и утраты
Пред Богом, – искупать обет священный.
55. Но лишь ключом из серебра и злата, —
И никакою прочей волей в мире, —
Быть может ноша прежняя отнята.[58]
58. Обет же новый тяжелей и шире
Быть должен по сравненью с тем, что сложен:
Будь новый шесть, коль прежний был четыре!
61. Дабы он, на весы суда возложен,
Перетянул на вечном коромысле,
И выкуп новый не был пуст и ложен.[59]
64. О смертный, не шути с обетом! В мысли
Всегда имей поступок Иефеая
И наперед последствия исчисли;
67. Но помни: зло, что сделал сознавая,
Ты прекратить скорей всегда обязан,
Чем продолжать, обет свой соблюдая.
70. Тому пример в истории указан,
Как был за Ифигению сонм целый
Вождей стыдом и горестью наказан.
73. Не будь, христианин, столь скор до дела,
Как пух, по ветру двигаться готовый:
Не всякой влагой моешься добела!
76. Дарован Ветхий вам Завет и Новый;
Блистают церкви пастыри пред вами, —
Вам полно для спасенья Божья слова.[60]
79. А вы, страстям дурным покорны, сами
Бессмысленно влечетесь вы, как стадо,
На срам перед соседями жидами![61]
82. Вам на ягнят похожим быть не надо,
Что покидают мать высокомерно
И убегают дерзко за ограду!
85. Она рекла, вперивши взгляд усердно
В сиянье боле светлое, в стремленье
К иным ступеням жизни сей бессмертной.
88. Молчанье, перемена в выражении
Лица у ней – мне замолчать велели
И прекратить вопросов предложенье,
91. И быстро, – как стрела подходит к цели,
Не истощивши быстроты до сыта, —
Мы во второе царство прилетели.
94. Была Мадонна радостью облита:[62]
Та радость в новом блеске ярком света
И новом рдении была открыта.
97. Кто б видеть мог – так как я видел это,
По всем путям прошедший мир, – улыбки
И измененье в смехе сей планеты!
100. И как, при появленьи корма, рыбки[63]
Зеркальную струю пруда встревожат,
Сбираясь стаею, легки и гибки, —
103. Огни отвсюду мчались так, быть может,
Меня увидевши и восклицая:
Вот кто любовь, нас жгущую, умножит!»
106. Когда же к нам приблизилась их стая,
Я видел, как блаженство в них кипело,
Их переполнив счастьем свыше края.
109. Читатель! Сам представить опыт сделай, —
В то время как все видел, и молчал я,
Какая жажда знать во мне кипела!
112. И ты поймешь, как жаждой той сгорал я,
Про жребий их узнать стремясь сердечно, —
И оком жадным блеск их созерцал я.
115. – Блаженный дух, ты, кто узреть предвечный
Престол триумфа призван, ты, о воин,
Еще борьбы не ведавший конечной!
118. Мы зажжены тем светом, что удвоен
И приумножен дале; мы готовы
Сказать все, чем твой будет глад спокоен.» —
121. Так дух один промолвил мне, и снова
Мадонна мне сказала: Говори же
И верь той речи словно Божью слову!» —
124. – Дух, кого в свете собственном я вижу,
И этот свет в твоем сказался взгляде,
Когда с улыбкой ты подходишь ближе![64]
127. Кто был ты и каких деяний ради
На этот светоч ты вселен, который
Для смертных в скромном кажется наряде?[65]
130. Так с духом тем вступил я в разговоры,
Что речь со мной повел – и глядь! волнами
Свет загустел, блистая ярче взору.
133. Так солнца блеск, закутан облаками
В тот миг: когда рассеются туманы,
Себя скрывает в собственное пламя.
136. Беседою обрадован желанной,
Сей свет в огней сокрылся веренице,
И речь со мною он повел пространно,
139. О чем в грядущей песни говорится.
вернуться

50

Образное указание на постоянное преуспеяние Данта в способности созерцать Бога при постепенном его вознесении выше и выше.

вернуться

51

Лишь истинный и вечный свет зажигает любовь. Земные предметы могут лишь постольку возбуждать ее, поскольку они озарены его светом, т. е. поскольку в них есть нечто божественное.

вернуться

52

Следующая теория об обете и о возможности или невозможности возмещения его другими жертвами взята Дантом у Фомы Аквинского и Гюго де Сен Виктор (средневековой мистик, на родство с которым претендовал Виктор Гюго в «Miserables»). Не будем утруждать читателя подробным ее разбором, так как ее изложение не отличается поэтическими красотами.

вернуться

53

Все разумные твари одарены свободою воли, но только разумные (сравн. предыдущую песнь).

вернуться

54

Давший Богу обет уже отрекается от своей свободной воли и должен пополнить этот обет, хотя бы вопреки своей воле; потому то высокая ценность обета и заключается в том, что человек жертвует Богу высшим Божьим даром – своею свободною волей.

вернуться

55

Если ты принесенную тобою в жертву Богу (путем обета) свободную волю направишь на другое, ты совершаешь преступление, потому что она тебе уже не принадлежит.

вернуться

56

Если слышанное уже тобою трудно понимается, то дальнейшие рассуждения тебе в этом помогут.

вернуться

57

В гл. 12 и 27 третьей книги Моисея Иудеям было дозволено заменять некоторые предписанные им жертвы другими.

вернуться

58

О ключах см. IX песнь «Чистилища».

вернуться

59

Следовательно, если данное обещание настолько ценно, что не может быть искуплено ничем другим, то такая замена совершенно невозможна; потому что заменить обещанное мы можем лишь чем-нибудь более ценным, чем первое.

вернуться

60

Предостерегая от легкомысленного давания обетов, Дант набрасывается на чересчур легкое разрешение от них, практикуемое духовенством его времени, и высказывает при этом реформационную идею, – что св. Писание должно быть истинной нормой христианской жизни, а не произвол духовенства.

вернуться

61

У евреев, вследствие мелочной определенности предписаний их закона, духовенство далеко не пользуется таким значением, как у христиан, которые верят ему больше, чем Божьему слову.

вернуться

62

Попадая в новую сферу, на Меркурий, Беатриче блистает ярче; этот блеск увеличивается все более и более по мере ее приближения к Богу.

вернуться

63

Читатель уже привык к тому, что обыкновенным вещам Дант находит необыкновенные сравнения. Спешное приближение рыбок, ищущих корма, отлично соответствует поспешности блаженных духов увидеть Данта, дающего новую пищу их любви.

вернуться

64

Блаженные духа этой планеты сияют собственным светом, – новый шаг в сравнении с обитателями Луны.

вернуться

65

Планета Меркурий, находясь близко к Солнцу, видна на земле лишь в сумерки и в слабом свете, так как более яркое соседство Солнца затемняет ее лучи.

5
{"b":"128","o":1}