ЛитМир - Электронная Библиотека

Люсьен не ответил. Микаэла не сказала ничего нового, о чем бы он сам не думал сотни раз. Противоречие между вынужденным маскарадом и охватившей его страстью к Энни Уэстон разрывало его сердце. Сегодня в проулке он снова вкусил райское наслаждение. Но этот рай был чреват дьявольскими ловушками для нее и для него. Их сегодняшние объятия привели его к пугающему, хотя и невероятно приятному выводу о том, что Энни по какой-то необъяснимой причине отвечает на его ласки. Она отвечает на ласки Денди Делакруа…

Но сегодня мысли его были заняты не только Энни. На вечер они с Арманом запланировали очередной побег рабов. Эта акция должна была дать свободу по крайней мере еще троим неграм, которые влачили жалкое существование в невыносимых условиях здесь, в городе. Хозяйка жестоко избивала их. Люсьен готовил этот побег несколько недель.

Теперь он погрузился в размышления, его взгляд бесцельно блуждал по комнате. Часы на каминной полке пробили шесть раз. Он посмотрел на Микаэлу, которая терпеливо, участливо и немного торжественно ждала, когда он обратит на нее внимание.

– Микаэла, я никогда не расскажу тебе ничего, что может поставить под угрозу твою жизнь. Кто я и что я – вопрос сложный и запутанный. Я не стану утверждать, что мисс Уэстон мне безразлична, но я вовсе не уверен, что она может стать частью моей жизни. – Он тяжело вздохнул.

– Я хочу всего лишь, чтобы ты был счастлив и в полном порядке, Люсьен.

– Я хочу для тебя того же, cher, – нежно улыбнулся он. – А теперь я должен встать и пойти домой, пока не уснул.

– Иногда, Люсьен, мне хочется, чтобы ты был не таким уж благородным. – Микаэла с лукавой улыбкой поднялась с кровати.

– Обычно я вовсе не так уж благороден, как мне бы хотелось, – ответил он с сожалением, гладя ее по щеке тыльной стороной ладони.

– Мы скоро увидимся? – спросила она, провожая его до двери.

Их глаза встретились. Они оба знали, что его следующий приход скорее всего будет последним.

– Да, Микаэла. Мы увидимся скоро.

* * *

Тем же вечером после обеда Энни и Кэтрин оставили Реджи одного и направились в гостиную подождать Джеффри Уиклиффа. Энни была особенно рада не мешать чисто английской привычке дяди пить после обеда портвейн, потому что хотела поговорить с тетей до прихода Джеффри.

– Тетя Кэтрин, не могла бы ты оказать мне услугу? – начала Энни, как только они опустились на мягкую софу у камина.

Кэтрин прислонила трость к подлокотнику и неторопливо расправляла складки на юбке.

– Конечно, дорогая, все, что в моих силах, – ответила она, взглянув на Энни.

– Надеюсь, что это в твоих силах. – Энни взволнованно разглаживала юбку на коленях. – Я хочу, чтобы ты как-нибудь уговорила дядю Реджи оставить нас с Джеффри наедине на несколько минут.

– Вот как? – Расторопные руки Кэтрин замерли, и она пристально взглянула в глаза племяннице: – Могу я узнать, почему ты хочешь остаться с Джеффри наедине? Или ответ на этот вопрос слишком очевиден?

– Нет. – Энни прикусила нижнюю губу и неловко заерзала на своем месте. – Ответ не очевиден, если ты думаешь, что я хочу дать Джеффри возможность пофлиртовать со мной. Это не так.

– Тогда зачем тебе оставаться с ним наедине? Тем самым ты только ободришь его.

Энни придвинулась к ней ближе и заговорщицки прошептала почти в самое ухо:

– Он знает кое-что о Ренаре… И я до смерти хочу это выведать.

– Да что ты! И что же он может знать о нем? – Кэтрин явно заинтересовалась этой новостью, взяла трость и стала нервно вертеть набалдашник.

– У Джеффри есть сведения, что Ренар подготовил еще один побег рабов и собирается переправить их в Канаду. Разве не восхитительно?

– Откуда Джеффри может знать о таких вещах? – нахмурилась Кэтрин.

– У него есть связи.

– Какие связи?

– Понятия не имею. – Энни решила не рассказывать тете о том, что у него есть свой человек среди людей Ренара. Джеффри наверняка этого бы не одобрил. – Какие-то люди, которые роют землю и раскапывают интересные факты для его статей. Но сейчас случай особый, потому что Джеффри знает, где у Ренара назначена тайная встреча, и собирается лично быть там.

– И он хочет рассказать об этом тебе?

– Нет, я думаю, не хочет. Он собирается подразнить меня – держать перед носом морковку и не дать укусить ни разу. Но у меня будет возможность выведать его тайну, если Реджи выйдет из комнаты.

– А зачем тебе знать ее, Энни? Я понимаю, что тебя захватывают эти романтические истории о Ренаре, но не станешь же ты охотиться за ним? Этот человек – разбойник.

– Я не дура, тетя, – устало выдохнула Энни.

Наконец Кэтрин неохотно согласилась увести Реджи из комнаты. Когда Джеффри приехал, Энни так и не знала, каков тетин план, но не сомневалась, что она обязательно что-нибудь придумает. Реджи сразу же присоединился к ним. Он с высокомерной учтивостью кивнул Джеффри, небрежно пробормотал приветствие и уселся читать газету. Обычно он держался с Джеффри с притворной любезностью, но сегодня вел себя попросту грубо, потому что не мог простить молодого человека за то, что тот заронил в голову племянницы идею отправиться на площадь Конго.

В течение мучительных пятнадцати минут Энни терпеливо ждала действий со стороны тети. Наконец Кэтрин привела свой план в исполнение. Она упала в обморок. Энни сначала пришла в замешательство, после чего решила подыграть тете:

– О Боже! Тетя Кэтрин! Что с тобой?

Кэтрин лишилась чувств настолько правдоподобно, что Энни в первый момент испугалась не на шутку. Она готова была подумать, что обморок настоящий, если бы Кэтрин не улучила момент и не подмигнула ей, когда Реджи бросился за бокалом разведенного водой вина, чтобы привести ее в чувство.

Кэтрин понемногу приходила в себя, пока Реджи суетился вокруг нее, хлопал ее по руке и вообще держался так, как будто собирался с ней под венец. Он несколько раз предлагал послать за доктором, но Кэтрин категорически возражала. Наконец ей удалось убедить его, что глоток свежего воздуха спасет ее. Энни удивилась, что дядя всерьез обеспокоен легким недомоганием Кэтрин, а та, судя по всему, получает удовольствие от того повышенного внимания, которое он ей уделяет.

Реджи помог Кэтрин подняться и с величайшей осторожностью и трогательной заботой повел ее из гостиной в холл, даже не оглянувшись на Энни и Джеффри. То ли из-за того, что она оставила трость в гостиной, то ли потому, что решила сыграть свою роль до конца, известная своей выносливостью Кэтрин Гриммс всю дорогу опиралась о плечо Реджи.

– Великолепное шоу! – тихонько хохотнула Энни.

– Энни, иди сюда.

Она обернулась, удивленная развязностью тона Джеффри. Оказалось, что он сидит на диване и похлопывает ладонью по подушкам рядом с собой.

– К чему ты хочешь склонить меня, Джеффри?

– Я не такой болван, – усмехнулся он. – Я видел, как Кэтрин подмигнула тебе, когда Реджи разливал вино, и знаю, что она разыграла обморок. Есть только одна причина, по которой ты захотела бы избавиться от бдительного ока твоего дядюшки. Интересно, что твоя тетя согласилась принять участие в этом розыгрыше.

– И что же это за причина? – Энни приподняла бровь и скрестила на груди руки.

– Чтобы мы могли остаться наедине, – пожал плечами Джеффри. – И если это не приглашение для очередного поцелуя, то тогда что же?

Энни покачала головой, подошла к дивану и села, но так, чтобы Джеффри не мог дотянуться до нее рукой.

– Ты самонадеянный тип, Джеффри. Мне не нужно было оставаться с тобой наедине, чтобы ты меня поцеловал. Разве ты забыл? Ты обещал рассказать мне то, что знаешь, о сегодняшнем побеге рабов, который организовал Ренар.

– Снова Ренар! – с удивившей Энни горечью в голосе и изменившимся лицом воскликнул он. – Неужели ты всегда думаешь только о нем? Или только тогда, когда бываешь со мной?

У Энни мгновенно испортилось настроение. Пренебрежительная манера, в которой Джеффри отзывался о Ренаре, смутила ее. Ей казалось смешным, что он ревнует ее к человеку, с которым у Энни не было никаких отношений, но… неужели он действительно ревнует ее?

30
{"b":"1280","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Однажды в Америке
Щегол
Украина це Россия
Последний Дозор
Непрожитая жизнь