ЛитМир - Электронная Библиотека

Она оттолкнула его руки, когда он начал расстегивать свой жилет и рубашку. Ей хотелось раздеть его самой, получая от этого удовольствие. Люсьен терпеливо ждал, пока она справится с пуговицами.

Она чувствовала, что он напряженно следит за ее руками. Он ласкал ее грудь снизу, но не прикасался к соскам, как раньше. Его еще больше распаляла эта любовная игра. Энни торопилась, ругая себя за неловкость.

Наконец она смогла запустить руки ему под рубашку. Его грудь была мускулистой и чуть заросшей жесткими волосами. Ее ладони пылали от соприкосновения с его кожей, рассылая импульсы по всему телу. Его соски оказались маленькими, твердыми, цвета бургундского вина. Она склонилась и прикоснулась кончиком языка к одному из них. Он застонал и сжал ее соски между большими и указательными пальцами.

– Теперь моя очередь, cherie, – глухо пробормотал он и обнажил ее грудь, освободив от корсажа.

Энни не владела дыханием, ее грудь вздымалась и опускалась. Сначала он просто смотрел на нее, не прикасаясь.

– Ты так прекрасна, Энни, – прошептал он, задыхаясь. – У тебя такая нежная кожа, а соски цвета дамасской розы.

Если он не лгал, то это было восхитительно, потому что ей хотелось быть прекрасной для Люсьена. И только для него. Если он не прикоснется к ней немедленно, она сойдет с ума.

И он прикоснулся. Ее грудь утонула в его больших ладонях, он умело поиграл ее сосками, а затем склонился и стал осторожно посасывать их, окончательно сводя ее с ума.

– Люсьен, – хрипло взмолилась она, – люби меня, сейчас!

Он пересадил ее на сиденье рядом с собой, чтобы расстегнуть брюки. Энни с нескромным любопытством наблюдала за тем, как он обнажил свой большой возбужденный член. Он посадил ее сверху. Она удобно устроилась, отодвинув в сторону юбки. Люсьен осторожно вошел в тесное, влажное устье.

Энни была захвачена сильнейшими ощущениями. Быть заполненной любимым человеком в прямом и переносном смысле – разве может быть что-нибудь прекраснее! Слезы радости появились у нее на глазах. Их взгляды встретились и уже не расставались.

– Я люблю тебя, Люсьен, – шептала она, – я люблю тебя.

Он начал двигаться под ней. Сначала медленно, потом быстрее, и Энни следовала его ритму.

Напряжение росло, и вдруг произошел взрыв такой силы, которой она не подозревала. Волны наслаждения накатывали на нее одна за другой. Люсьен прошептал ее имя, как благословение, и в тот же момент его семя наполнило ее лоно.

Энни склонила голову ему на грудь и слушала, как постепенно замедляется лихорадочное биение его сердца. Она чувствовала себя дома в объятиях любимого человека.

Затем они привели в приличный вид свою одежду. Энни села рядом с Люсьеном, и он трижды стукнул набалдашником трости в крышу. Экипаж затормозил, развернулся и медленно покатился к городу.

– Неужели нам уже пора возвращаться? – спросила Энни, в сладкой полудреме покачиваясь в такт движению экипажа. – Мне так спокойно и хорошо рядом с тобой, кажется, что мы спрятались от всего мира в теплый уютный кокон.

Он обернулся и, взяв ее подбородок в ладонь, нежно притянул к себе так, чтобы видеть ее лицо. Он был взволнован.

– Мне бы очень хотелось спрятаться с тобой ото всех, но это невозможно. И я не могу обещать тебе…

Он не закончил фразу. Она тяжело вздохнула. Его рука упала на колени.

Она ни за что не станет давить на него. Она не хочет фальшивых обещаний или вынужденных признаний в любви. Она молилась лишь о том, что однажды он добровольно отдаст ей свое сердце. Она полагала, что он медлит, потому что роль Ренара была очень важной частью задуманного им маскарада, а вовсе не потому, что он сомневается в своих чувствах к ней. Когда Люсьен обнимал ее и занимался с ней любовью, она ощущала себя на вершине блаженства. Она надеялась, что он тоже не притворяется.

– Люсьен, когда я снова увижу тебя?

– Не знаю, – нахмурился он.

– Завтра вечером в Роуздауне состоится костюмированный бал. Я не хотела ехать, но Реджи настоял на том, чтобы мы отдали визит вежливости Бувьерам. Они представили меня обществу, когда я только появилась в Новом Орлеане. Думаю, что они скучные снобы, но я поеду к ним, если буду уверена, что увижу там тебя. Ты будешь там?

Люсьен нахмурился и ничего не ответил.

– Что случилось? У тебя другие планы?

– Нет, напротив, я собираюсь посетить этот бал. Я буду в маскарадном костюме, но, боюсь, ты узнаешь меня теперь под любой маской. Но я не останусь на ужин. – Он говорил хмуро.

Энни почувствовала, что это вся информация, которой он собирался поделиться. Она подозревала, что у него была деловая необходимость присутствовать на балу и он не собирается открывать ей суть дела. Но Энни каким-то неведомым чутьем догадалась, что у него дела с Боденом.

Сердце у нее упало. Как скоро! Опасность противостояния была так близка! Если план Люсьена – каким бы он ни был – удастся, то после этого он сможет посвятить себя ей. Но если что-то пойдет не так… Она стиснула его руку и прижалась к нему сильнее. Она не вынесет, если с ним что-нибудь случится. Он стал частью ее жизни.

– Энни, что случилось? Просто я буду очень сильно скучать без тебя. Завтрашний день кажется мне непостижимой вечностью. – Он продолжал с жаром: – Энни, хоть мы и увидимся, нам нужно будет держаться на приличном расстоянии друг от друга. Ты должна будешь притворяться, что ненавидишь меня. А теперь скажи, ты сможешь это сделать?

– У меня была масса поводов попрактиковаться.

– Не знаю, когда мы сможем быть так близко, как сейчас.

«Это в том случае, если мы снова окажемся вместе». Эта мысль пронзила ее.

– Скоро, очень скоро, Люсьен, – прошептала она.

Он не ответил, и экипаж катился вниз по дороге к дому Энни, как к неизбежному будущему. Энни понимала, что если дело сорвется, она потеряет больше, чем за всю свою жизнь. В объятиях Люсьена она обрела покой и удовлетворение. Но именно поэтому она узнала страх.

Глава 18

Кэтрин встретила их у двери своего дома. Энни попрощалась с Люсьеном в экипаже, он пожал на прощание руку Кэтрин, поцеловал Энни в щеку и удалился по кирпичной дорожке к экипажу. Энни смотрела ему вслед, пока он не помахал им на прощание рукой из окна экипажа.

Кэтрин не терпелось ввести Энни в дом, по пути она бормотала что-то о слугах. Они направились прямиком в спальню Кэтрин, не обронив по пути ни слова. Когда дверь за ними закрылась, они заговорили одновременно.

– Тетя Кэтрин, я понятия не имела, что вы связаны с Ренаром!

– Энни, когда ты догадалась, что Люсьен – это Ренар?

Они одновременно рассмеялись, скорее от того, что разом освободились от напряжения, чем потому, что им действительно было весело.

– Сначала о главном, – сказала Кэтрин, беря со столика два хрустальных бокала. – Сядь, дитя мое, и я налью тебе воды. Или, может быть, бренди? По-моему, тебе не повредит сейчас глоток чего-нибудь покрепче.

– Чашка горячего чаю – звучит божественно, но боюсь, что слуги уже спят, – ответила Энни, усаживаясь на стул возле тетиной кровати.

– Да, и слава Богу, что так. Надеюсь, никто из них не видел, как ты вернулась домой вместе с Люсьеном. Твоя репутация тогда была бы под угрозой. – Кэтрин налила племяннице бренди. – Вот, выпей. Это поможет тебе заснуть.

Энни сделала глоток, и приятное тепло растеклось по ее жилам, а на душе сразу стало спокойнее. Она думала, что давно уже пришла в себя после объятий Люсьена, но окончательно расслабилась только теперь.

– Тетя Кэтрин, какое значение теперь имеет моя репутация? К чему беспокоиться об этом сейчас? Все изменилось и будет меняться дальше. Люсьен решил покончить с Ренаром, ему осталось сделать только одно дело. Уверена, что ты знаешь, о чем я говорю.

– Да, – нахмурилась Кэтрин. – Боден. Я говорила Люсь-ену, что ему совсем не обязательно связываться с ним под конец. Он и так уже достаточно сделал, а теперь очевидно, что в числе его немногих соратников завелся предатель. Продолжать дело очень опасно.

56
{"b":"1280","o":1}