ЛитМир - Электронная Библиотека

– Неужели ты настолько слеп? – Шарлотта хмыкнула. – Ты, человек недюжинного ума, не видишь, что творится у тебя под носом. Саманта влюблена в тебя.

Джулиан остановился как громом пораженный.

Его замешательство заставило женщину рассмеяться:

– Как ты думаешь, зачем она разыграла этот обморок?

– Я… я… – Джулиан не нашелся что ответить.

– Чтобы ты отнес ее в дом на руках. Чтобы оказаться в твоих объятиях. Чтобы помешать нашей с тобой беседе. Она ревнует тебя ко мне. Я поняла это еще при первой встрече.

– Силы небесные, – только и смог произнести Джулиан, пытаясь сопоставить перечисленные факты и переварить полученную информацию.

– В твоих глазах она все еще ребенок. Так оно и есть на самом деле. Ее воспитание и отсутствие опыта не способствовали взрослению. Но она воспринимает тебя как взрослая женщина и делает все, чтобы ты это заметил.

Джулиан хранил молчание. Сэм действительно еще ребенок. К тому же ему нравились женщины иного типа. Он питал к девочке братскую любовь. Иных чувств не было и не могло быть, иначе он предал бы Шарлотту, с которой считал себя помолвленным. Шарлотта идеально подходила ему. Увлечение Саманты не более чем каприз, на который не стоит обращать внимания. Со временем оно пройдет.

– Будь осторожен, Джулиан.

– В каком смысле? – Маркиз внимательно посмотрел на Шарлотту.

– Если не хочешь жениться на своей маленькой воспитаннице, постоянно контролируй себя. Она испробует на тебе все женские уловки.

– Она ничего в этом не смыслит. Она невинна. – Джулиан рассмеялся.

– Уловки невинных опасны вдвойне, – предупредила Шарлотта. – К тому же она умна.

– Послушать тебя – она новоявленная Далила, – возразил Джулиан с улыбкой.

– Но ее нельзя в этом винить, – промолвила Шарлотта с грустью. – Вы столько времени проводили вместе. Любая женщина не устояла бы.

Слова Шарлотты не только льстили ему, она, можно сказать, призналась ему в любви. Подходящий момент, чтобы сказать ей о своих чувствах и сделать официальное предложение. Но после нескольких секунд внутренней борьбы Джулиан понял, что еще не готов к этому.

Наступила короткая пауза. Маркиз заговорил первым, но сменил тему:

– Сейчас изложу тебе мой план. Не возражаешь?

– Охотно выслушаю тебя, – проговорила она спокойно. Ни единый мускул не дрогнул на ее лице, словно она не заметила его замешательства.

– Я намерен побеседовать с Синклером Уоллинсфордом, лордом Хэмфрисом.

Шарлотта сразу уловила направление его мысли.

– Это ты хорошо придумал. Хэмфрис в курсе всех сплетен и слухов о представителях высшего света. Памяти лорда можно лишь позавидовать. Скандалов в обществе хватает, но все они быстро забываются, за исключением наиболее громких. Однако Синклер, этот старый лицемер, все помнит. Правда, сейчас ему требуется чуть больше времени, чтобы освежить память. Но нескольких дней, я думаю, будет достаточно.

– Я на это очень рассчитываю.

– Полагаешь, он сумеет сказать, какие из титулованных дам девятнадцать лет назад ожидали ребенка и чьи беременности по той или иной причине держались в тайне?

– Точно. – Джулиан восторженно улыбнулся Шарлотте. – Ты умница!

– В этом смысле мы подходим друг другу. – Женщина склонила голову и улыбнулась.

И снова возник удобный момент, чтобы заговорить о браке, но что-то мешало Джулиану. От волнения у него даже пот выступил на лбу.

– Ты отправишься к Хэмфрису прямо сейчас? – спросила Шарлотта.

– Да, – с облегчением подхватил Джулиан, избавленный от необходимости продолжать этот разговор. – Он живет через три улицы отсюда. Надеюсь, лорд дома. Мне надо поскорее закончить дела Сэм, чтобы наконец заняться своими собственными.

Последнюю фразу Шарлотта приняла к сведению. По ее виду маркиз понял, что она восприняла сказанное как объяснение его медлительности. Видимо, он вернется к этому разговору, когда найдет мать Сэм. Шарлотта отнеслась к отсрочке с достоинством. Угадав ее мысли, Джулиан облегченно вздохнул. Такой исход представлялся ему весьма удобным. Для отсрочки предложения у него имелись весьма веские причины.

Вскоре Джулиан попрощался с Шарлоттой, посадил ее в карету, после чего поднялся на крыльцо элегантного городского дома лорда Синклера Уоллингсфорда.

Час спустя он уже возвращался домой, так и не получив никакой информации. Хэмфрису шел восьмой десяток, и, как и предполагала Шарлотта, память начала ему изменять. Но он пообещал Джулиану поразмышлять и сообщить сразу же, как только вспомнит что-либо интересное. Лорд наверняка запомнил многое из того, что говорил ему Джулиан о затруднительном положении Сэм, но маркиза это не волновало. Не научись старый греховник молчать, не знал бы он столько чужих секретов.

Хэмфрис благоговел перед Джулианом и вряд ли посмел бы ему навредить. В сложившейся ситуации Джулиану ничего другого не оставалось, как ждать прояснения памяти лорда. Между делом он решил перечитать дневник Клоринды Дарлингтон – быть может, всплывет какая-нибудь деталь, дающая ключ к разгадке.

Направляясь медленным шагом домой, Джулиан размышлял над словами Шарлотты. Неужели Сэм в него влюблена? Это открытие объясняло странное поведение девушки в последнее время. Было похоже, что с помощью всевозможных уловок она изо всех сил старается возбудить в нем ревность и заставить увидеть в ней желанную женщину, а не маленькую сестренку или ученицу.

Джулиан твердо решил покончить с этим, но не смог сдержать улыбки: что же еще придумает плутовка, завлекая его?..

* * *

К великому разочарованию Жан-Люка и Ниниана, Сэм три дня подряд гуляла в Гайд-парке в обществе Натана Форда и его щенка Мэдисона. Джулиан никак не реагировал на это. Три дня маркиз практически не виделся со своей воспитанницей и был при встрече сдержан и холоден. Девушка после первой успешной попытки пробудить в опекуне ревность чувствовала себя обескураженной. Развитие событий принимало неожиданный для нее оборот.

– А вы как думаете, Сэм?

Отогнав прочь горькие мысли, она заметила, что Натан и Клара вопросительно смотрят на нее. Она поняла, что ей задали какой-то вопрос, но ответить не могла, поскольку не слышала его, поглощенная собственными мыслями.

– Да, день и вправду замечательный, – вышла она из положения и услышала громкий хохот своих спутников, заставивший ее вздрогнуть. Парочка так развеселилась, что вызвала любопытные взгляды прохожих. Даже Мэдисон, занятый своими собачьими делами, радостно залаял.

– Что смешного? – улыбнулась Сэм простодушно. – Вы меня разыграли?

У Клары на глазах выступили слезы. Она обеими руками зажимала рот, стараясь подавить смех, но это у нее плохо получалось.

– Вы уже трижды нам сказали, что сегодня замечательный день, мисс, – пробормотала горничная.

– Вы витаете в облаках, Сэм, – добавил Натан, широко улыбаясь. – Если бы Клара не присоединилась к нам во время прогулки, я бы чувствовал себя одиноким, как хорек.

– Прошу прощения, – извинилась Сэм. – Я плохая собеседница, правда?

– Ему пришлось разговаривать со мной, мисс, – пояснила Клара. – Вы не поверите, он заставляет меня рассказывать о себе. После двух дней бесконечной болтовни бедняга, должно быть, умирает от скуки.

– Ничего подобного, – возразил Натан, улыбаясь прелестной служанке. – Твои рассказы о братьях и сестрах очень напоминают наши семейные истории. А твой отец очень похож на моего отца. Такой же деспот. Папа держал детей в ежовых рукавицах.

– Только мой отец – дворецкий, а ваш – сельский дворянин. Короче говоря, ваша семья богатая, а я – из семьи слуг, – напомнила ему Клара, ничуть не смущаясь.

– Но мы не всегда были состоятельными, – сообщил Натан.

– Только три последних поколения, – уточнила девушка.

– При чем тут деньги?

– В Англии деньги – это все.

– На Англии свет клином не сошелся. Не все, что здесь делается, идеально, – сухо заметил Натан.

– Не дай Бог, услышит отец, – смеясь сказала Клара. – Он считает Англию единственной цивилизованной страной в мире. А американцев – «грубыми колонистами». А поскольку Мэдисон отгрыз у двух подушек в библиотеке кисточки и постоянно таскает на кухню из конюшни навоз, то папа и о нем не очень высокого мнения.

16
{"b":"1281","o":1}