ЛитМир - Электронная Библиотека

– Могу себе представить, – проворчал Джулиан, с трудом сдерживая гнев. – А что за книгу ты прячешь за спиной? В ней тоже одни картинки?

Саманта нервно облизнула губы, но взгляда от пола не оторвала.

– Да… э-э, в ней тоже в основном картинки.

– Как она называется, Сэм? – спросил Джулиан, стараясь говорить спокойно.

Изящным мыском туфли Сэм описала на ковре окружность.

– Э-э… она называется «Анатомия мужчины».

– Понятно. – Джулиан нетерпеливо кивнул. – А тебе не приходило в голову, что молодой леди неприлично интересоваться подобным предметом?

Рыжеватые брови Сэм сошлись на переносице, и она наконец подняла глаза, чтобы встретиться с неодобрительным взглядом маркиза.

– Но как еще могла я узнать о том, что мне необходимо? – В ее глазах светились непокорные огоньки.

– С чего ты взяла, что тебе нужно знать о таких вещах? – Маркиз с трудом сохранял самообладание.

– Я полагала, что, выйдя замуж, буду заниматься сексом, о котором до сих пор ничего не знаю.

– Господи Боже мой, Сэм! – укоризненно произнес Джулиан и провел рукой по волосам. – Тебе все объяснит муж. Но до свадьбы ты должна оставаться совершенно… – Он сделал паузу, подыскивая подходящее слово.

– Несведущей? – подсказала девушка.

– Невинной, – уточнил Джулиан. – Мужчина предпочитает, чтобы невеста была абсолютно несведущей и невинной.

– Но это не мешает мужчинам бежать к своим любовницам прямо из-под венца, – пробормотала Сэм и снова опустила глаза.

Джулиан приблизился к ней, схватил ее за руки и заставил поднять голову. Их взгляды встретились. Гнев уступил место тревоге.

– С кем ты разговаривала? Что ты знаешь о любовницах?

– Моя мать была одной из них, не так ли? – Ее глаза полыхнули голубым огнем.

Джулиану нечего было возразить. Его мысли и чувства смешались. Учитывая прошлое Саманты, просто смешно говорить о невинности или неосведомленности. Однако неосведомленность, полагал Джулиан, при надлежащем присмотре гарантирует определенную безопасность. Но Сэм была особенная, не такая, как все. Совсем не такая.

– Не сердись на меня, Джулиан, – попросила она жалобным голоском и провела рукой по лацкану его сюртука. – Ты же меня знаешь. Я слишком любопытна. Я хочу знать все, чтобы быть хорошей женой.

– Я уже сказал, тебе все объяснит будущий муж, как только вы обвенчаетесь. – Он устало вздохнул, поймав себя на том, что невольно любуется изящной формой ушных мочек девушки.

– А что, если он не столь терпелив, как ты, Джулиан? – спросила она с вызовом. – Может, ему не захочется ничего объяснять или демонстрировать… и прочее.

«Любой мужчина будет с трепетом в сердце обучать тебя премудростям любви, Сэм», – подумал Джулиан, но вслух ничего не сказал. Вдруг он представил себе, как покусывает ее изящные мочки…

К счастью, Сэм снова заговорила, прервав полет его фантазии.

– Выходя замуж, надо знать хоть что-то! – упорствовала она. – Аманды рядом нет. Тетушки никогда не были замужем, так что рассчитывать на них не приходится. Единственным источником сведений для меня могут служить книги.

Джулиан все еще держал Саманту за руки. Сначала он страшно рассердился на нее, но теперь его гнев бесследно исчез, рассеялся как дым. Однако напряжение не спало, он ощущал его почти физически. С Джулианом творилось что-то непонятное. Да, его очаровали ее ушные мочки. Но стоит ли этому придавать значение?

– Надеюсь, ты удовлетворила свое любопытство, – произнес он решительно, желая закончить этот неловкий разговор. – Но я не хочу, чтобы ты и дальше читала книги на… – у него пересохло в горле, – на сексуальную тему. Понятно?

– Говоря по правде, меня нисколько не огорчило, что ты запретил мне читать эти дурацкие книги. Я не нашла в них ответа на свои вопросы, наоборот, еще больше запуталась. Механику полового акта я поняла, но не думаю, что занятия любовью ограничиваются тем, что что-то куда-то засовывают! Должно быть еще что-то.

– Сэм… – Джулиан сжал руки девушки.

– Я так и не поняла, во время полового акта раздеваются или нет?

– Сэм, не думаю, что тебе следует размышлять на эту тему, – произнес Джулиан.

– А мужчина целует женщину только в губы или еще в другие места? Положено ли женщине отвечать ласками на мужские ласки… действительно ли мужчина ласкает женщину? Или он просто совершает акт, и на этом все кончается? А женщина, получает ли она удовольствие? Как ты думаешь, нужно скрывать от мужа свои эмоции? Ты же знаешь, Джулиан, что я не стану заниматься таким интимным делом с мужчиной, которого люблю, не получая при этом удовольствия. Просто не смогу.

Джулиан выпустил ее руки и отошел на шаг. Воображение нарисовало ему образ Сэм нагой и возбужденной.

Глава 6

– «Ковент-Гарден» – самый красивый театр в Англии, Саманта, – объявила Присс, выглядывая в окно, когда они медленно двигались по запруженной транспортом Боу-стрит. Создавалось впечатление, будто все экипажи города стремятся попасть в одно и то же место. – Ты будешь поражена, когда увидишь все собственными глазами, правда, Джулиан?

Маркиз нехотя оторвался от окна. Сэм сразу определила по выражению его лица, что он чем-то озабочен и не расположен к разговору. Сэм тоже не испытывала ни малейшего желания беседовать с ним. Ее раздражали покровительственный тон Джулиана и его снисходительное к ней отношение.

– Во время пожара в 1808 году театр сгорел и уже в 1809 был восстановлен, – пояснил Джулиан назидательным тоном, каким обычно разговаривал с Сэм. Голос у него был усталым, а глаза какими-то безжизненными.

Джулиан, видимо, все еще сердился на девушку, посмевшую искать ответы на интересовавшие ее вопросы в книгах, не входивших в список литературы, рекомендуемой для чтения невинной молодой леди. Хотя Сэм полагала, что слово «несведущая» наиболее точно характеризовало, требования, предъявляемые большинством мужчин к своим невестам.

– Новое здание было построено по проекту архитектора Роберта Смерка, который также создал храм Миневры в Афинах, – продолжал маркиз. – Фасад театра украшает греческий портик с дорическими колоннами, резной фриз с литературными персонажами выполнен английским скульптором Джоном Флейменом. Но для тебя куда важнее знать другое, что «Ковент-Гарден» является местом, куда регулярно съезжаются сливки высшего общества. Даже у принца-регента здесь есть своя ложа.

– Ты слышала, Саманта? – воскликнула Нэн с энтузиазмом, похлопав девушку по руке. – У принца здесь есть ложа!

– Говорят, что годовой абонемент в ложу стоит две тысячи фунтов, – вставила Присс.

– Саманта, только вчера ты обмолвилась, что никогда не видела принца-регента, – продолжила Нэн, бросив на сестру уничтожающий взгляд за то, что та посмела перебить ее столь несущественной подробностью. – Сегодня тебе предоставляется шанс увидеть его собственными глазами.

Сэм поймала себя на мысли, что дуется на Джулиана и что это написано у нее на лбу, и решила исправить положение. Не появляться же ей на людях с кислой миной. Она выпрямилась и прогнала прочь дурное настроение. Несколько обескураживающих фраз не испортят ей вечер. Тем более что она никогда не была в театре и давно мечтала об этом торжественном событии. Вечер только начинается, и у нее будет немало возможностей показать ему, что она не маленькая девочка, «вырядившаяся в маменькино платье», как он сказал ей однажды.

Гордо вскинув голову и ослепительно улыбаясь, Сэм громко сказала:

– Мне бы очень хотелось увидеть принца, но ничего, если не удастся. Главное – посмотреть на Женевьев Дюбуа в «Клеопатре, королеве Нила». Жан-Люк сказал, что она – звезда Лондона.

– Я бы предпочел, чтобы ты начала свое знакомство с театром с оперы Моцарта или чего-нибудь в этом роде, – холодно вставил Джулиан. – Хотя мадам Дюбуа, как мне кажется, – прирожденная Клеопатра. Говорят, играет выше всяких похвал, а вот музыка не на должном уровне.

Более чем холодный тон маркиза, которым он произнес столь теплую похвалу в адрес актрисы, явно свидетельствовал о том, что его что-то тяготит. Саманта не знала, в чем дело, но искренне надеялась, что в этот вечер ее ментор не собирается сделать Шарлотте официальное предложение. Сэм прикусила губу и нахмурилась. У нее оставалось слишком мало времени для претворения своей мечты в жизнь.

18
{"b":"1281","o":1}