ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я должна была с ней познакомиться, Джулиан, – жалобно произнесла Сэм. – Только она могла меня просветить. Перед отъездом в оперу ты мне сказал, что нет времени распространяться на тему интимных взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Но ты никогда не нашел бы времени поговорить об этом!

– Уж с тобой это точно, – согласился Джулиан. – Ты и так многое узнала, полистав те проклятые книжки. Больше, чем тебе положено… Но тебе и этого показалось мало. Ты решила встретиться с Изабеллой и… и… – Джулиан вдруг умолк и выпустил руку девушки.

Сэм, к удивлению Джулиана, прижала его ладони к губам и промолвила:

– Ты так печешься о моем социальном статусе, о моем успехе в обществе. Но не только в этом заключается жизнь!

– Значит, мое наставничество было для тебя только напрасной тратой времени? – спросил он жестко.

– Нет! Конечно, нет! – горячо возразила девушка. – Я многим тебе обязана… ты научил меня быть леди, Джулиан. – Она прижала его ладонь к своей щеке. Кожа девушки была как шелк. – Но кто научит меня быть женщиной? – мягко спросила Сэм с мольбой во взгляде.

Плененный ее безыскусным обаянием, Джулиан ощутил, как вопреки разуму отреагировало его тело на ее вопрос, но ничего не сказал.

Девушка обвила его шею руками.

– Кто обнимет меня… вот так? – Она прижалась к нему всем телом.

Джулиан поймал себя на том, что обнял ладонями ее хрупкую талию. Ее стан идеально вписывался в его объятия. Она встала на цыпочки и привлекла к себе его голову так, чтобы их губы соприкоснулись.

– Кто… кто поцелует меня, Джулиан?

Джулиан стал терять над собой контроль. Кровь запульсировала в венах, отозвавшись болью в чреслах.

И он поцеловал ее. Прикосновение его губ было сначала осторожным и нежным, но ее податливость и тихий стон разожгли его страсть.

Он еще крепче прижал девушку к себе.

В голове у него помутилось, он раздвинул языком ее губы и обследовал вход в сладкий, как ягода, рот.

Каждая клеточка его тела напряглась. Один поцелуй распалил его настолько, что он возжелал эту женщину.

Только сейчас Джулиан осознал, что это был первый в жизни Сэм поцелуй!

Джулиан испугался. «Что я делаю? Я ее наставник и ментор. Не я должен учить Сэм любви. А ее будущий муж».

Он с трудом оторвался от ее губ и, взяв девушку за плечи, отстранил от себя.

Он хотел было извиниться, но, взглянув в лицо Сэм, замер, плененный ее красотой. Ее нежные щеки пылали, как бутоны. Веки были томно полуприкрыты, но глаза оставались необычайно яркими.

Она робко улыбалась, и Джулиан испытал чувство глубокой вины. Он воспользовался ее незащищенностью. Может, он ее напугал? Но больше всего он, вероятно, смутил девушку. Она только что вернулась от Изабеллы, которая учила ее обольщать мужчину. Джулиан устроил ей нагоняй, а теперь сам преподал ей урок любви. Что на него нашло? Куда подевалось его пресловутое самообладание?

Кто толкнул Сэм на это, подумал Джулиан, отчаянно сожалея, что не может свернуть преступнику шею. Кто пробудил ее любопытство, заставив рисковать собственной репутацией ради того, чтобы познать науку обольщения?

– Кто он, Сэм? – спросил Джулиан, слегка встряхнув девушку. – Тот мужчина, ради которого ты готова себя скомпрометировать?

Сэм в недоумении уставилась на него. Неужели он не знает? В это трудно поверить. Но Джулиан и в самом деле не знал, что это его Сэм хотела завлечь в шелковые сети любви. Она ответила на его поцелуй со всем пылом души и сердца, но он ничего не понял.

Джулиан приподнял ее лицо и заставил посмотреть себе в глаза. Они светились нежностью. Ее взгляд блуждал по его губам, когда он снова повторил свой вопрос:

– Скажи мне, Сэм.

Но девушка хотела лишь одного – чтобы он снова ее поцеловал. Так хотела, что ее била дрожь.

– Неужели это проклятый американец? – спросил маркиз сурово. – Или болван Жан-Люк, заморочивший тебе голову байками о француженках? Ниниан не мог…

– Ты хочешь знать, кто этот мужчина, Джулиан? – прошептала Сэм. От обиды у нее болезненно сжалось сердце. – Неужели не догадался?

Но Джулиану сейчас было не до загадок. Он терял над собой контроль. Мысли путались. Он все еще хотел ее, и это выводило его из себя. Он – ее опекун, его долг – защищать Сэм от непристойных поползновений мужчин, а что он сам себе позволяет?

Шарлотта предположила, что его юная подопечная влюблена в него. Поначалу он этому поверил. Девочкам свойственно влюбляться в своих учителей и старших друзей. Он находил забавными ее кокетство и внезапно проснувшийся интерес к замужеству. Чего только она не делала, чтобы привлечь его внимание!

Но позже Джулиан усомнился в своих предположениях. Сэм слишком много времени проводила с Натаном, задавала чересчур много вопросов об Америке. И Джулиан стал склоняться к мысли, что девушка не против принять предложение американца. Он с ужасом ждал того дня, когда паруса унесут Сэм на другой континент за тысячи миль от берегов Англии. Эта мысль лишала маркиза покоя.

– Неужели ты не догадался, Джулиан? – тихо повторила Сэм. – Не догадался, кто смущает мою душу?

Джулиан еще целую минуту смотрел в голубизну ее глаз, потом отпустил и отступил на шаг.

– Это Натан, не так ли? – спросил он, скрестив руки на груди.

Сэм в изумлении молчала. И маркиз решил, что его догадка верна.

– Что ж, готовься к долгой помолвке, – проворчал он. – Ты не свяжешь себя узами брака с человеком, вознамерившимся увезти тебя за океан, пока как следует его не узнаешь. Мне тоже на это потребуется время, не говоря уже о твоей сестре Аманде. Она, естественно, захочет познакомиться с женихом сестры, пока он не увез ее на край света. А поскольку в ближайшие месяцы Аманда в Англии не появится, спешить нам некуда. Ты меня поняла, Сэм?

Девушка хранила молчание.

– Более того, если ты снова посмеешь выйти из дома одна, я прикую тебя цепями к кроватным столбам, – пригрозил он. – В высшей степени легкомысленно и неприлично посещать куртизанок.

Девушка укоризненно посмотрела на Джулиана: мол, сам-то ты посещаешь. Но это совсем другое дело, подумал Джулиан, ведь он мужчина. Не желая заострять на этом внимание, он продолжал наставлять воспитанницу, как самый заурядный, отставший от жизни школьный учитель:

– Ты едва не погубила свою репутацию, и чего ради? Ради десятка совершенно бесполезных советов? Проклятие, Сэм! Для чего тебе весь этот вздор? Твое назначение – стать идеальной женой!

Сэм ничего не ответила, но ее взгляд, в котором сквозило уязвленное самолюбие, был красноречивее всяких слов.

– Одевайся, – сказал Джулиан. – Через пятнадцать минут жду тебя к ужину. Поняла?

– Лучше, чем ты можешь себе представить, – промолвила девушка, печально улыбнувшись, и еще выше вскинула подбородок.

Реакция Сэм озадачила Джулиана, он не знал, как ее истолковать, и почувствовал беспокойство. Оно, собственно, не покидало его с того самого момента, как он ощутил сладкий вкус ее губ. Однако маркиз виду не подал и вышел из комнаты. Но как только за ним закрылась дверь, самообладание изменило ему.

«Проклятие, – подумал Джулиан, – напрасно я поспешил дать Изабелле отставку…»

Глава 9

Когда Джулиан вернулся в столовую, он не мог не заметить, что Нэн и Присс не на шутку встревожены. Отослав слуг, он коротко ввел тетушек в курс последних событий. Маркиз ожидал, что новость ошеломит старых дев, но ничего подобного не произошло. Прикрыв рот ладошками, они заулыбались и захихикали.

Брови Джулиана взлетели вверх.

– Не понимаю, что вас так насмешило? – спросил он обескураженно. – Чрезмерная осведомленность Сэм в искусстве обольщения вредна ей. Девушку нужно предупредить, чтобы она не пользовалась советами этой женщины. В противном случае она никогда не найдет респектабельного мужа.

– Вы совершенно правы, Джулиан, – ответила Нэн Она вполне овладела собой, хотя все еще улыбалась. – Естественно, мы не хотим, чтобы Сэм совершила какую-нибудь досадную ошибку, которая испортит ей жизнь. С другой стороны, трудно не восхититься неординарностью и находчивостью девушки. Подумать только, пойти к куртизанке, чтобы узнать, как та обольщает мужчин! Обычная девушка до этого ни за что не додумалась бы.

27
{"b":"1281","o":1}