ЛитМир - Электронная Библиотека

– Обещаешь, Джулиан? – спросила девушка, заглядывая ему в глаза.

– Обещаю, сорванец, – ответил он со смехом.

Глава 1

Монтгомери-хаус,

Куинз-сквер, Лондон,

апрель 1817 года

– Выше подбородок! Плечи расправить!

Саманта приподняла подбородок и развернула плечи. Пока Присс и Нэн стояли в стороне и напряженно наблюдали за происходящей сценой, Джулиан медленно ходил вокруг девушки и пристально изучал в монокль мельчайшие детали ее внешнего облика. К чести Сэм, она выдержала проверку не моргнув глазом.

Платье традиционно белого цвета было безупречно и сидело безукоризненно. Достаточно скромное, чтобы удовлетворить взыскательным вкусам строгих матрон, которые будут присутствовать на первом балу Саманты, оно имело глубокий вырез, соблазнительно открывавший прелестные формы девушки и призванный привлечь внимание светских львов. Джулиан сам выбирал фасон, который затем обсуждал с модисткой, наказав ей использовать как можно меньше рюшей и оборок. Чем проще, тем лучше, считал маркиз. Пусть смотрят на девушку, а не на платье, полагал он… тем более что девушка достойна внимания.

Саманта, бесспорно, относилась к высшему разряду. Она была совершенством с головы до ног… он об этом позаботился. Природа щедро одарила ее красотой, и, хотя заслуги Джулиана в этом не было, он умело подчеркнул и эффектно выделил ее природные данные и очарование.

Сэм обладала незаурядной внешностью. Среднего роста, она имела тонкий, гибкий стан, маленькую, но высокую грудь, покатые плечи, длинную, стройную шею, лицо в форме сердечка с изысканными чертами. У нее были огромные голубые глаза с густыми длинными ресницами и копна светлых волос. Вызывающе коротко подстриженные, они придавали ей озорной вид и непременно должны были приковать взоры присутствующих.

Закончив осмотр, Джулиан остался доволен. Во внешнем облике девушки он не обнаружил ни малейшего изъяна. До прибытия гостей на бал оставалось полчаса. В последние минуты ему предстояло убедиться в полной готовности Сэм к взятию лондонского общества штурмом.

Удовлетворенный своей работой, маркиз убрал монокль и облегченно вздохнул. Он стоял перед Самантой, заложив за спину руки и слегка расставив ноги, и бросал по сторонам горделивые взоры. Она смотрела на него широко открытыми глазами и трепетала от страха.

– Как ты обратишься к леди Джерси, если она соблаговолит заговорить с тобой? – резко спросил Джулиан, заставив тетушек подпрыгнуть от неожиданности.

– Я обращусь к ней «мадам» или «леди Джерси», – тотчас откликнулась Сэм слегка дрогнувшим голосом. – Но ни в коем случае не «миледи» и не «ваша милость».

– Почему?

– Потому что так к ней обращается прислуга.

– Кто в настоящее время президент Соединенных Штатов?

– Мистер Джеймс Мэдисон, – ответила она громко и четко. По окрепшему голосу девушки можно было заключить, что она преодолела страх.

– Споласкивая в тазике руки, ты погружаешь в воду пальцы обеих рук одновременно или по очереди?

– Каждую руку по очереди. – Саманта сделала паузу, а потом с улыбкой добавила: – И я не должна использовать эту воду для мытья лица или ног.

Присс и Нэн хмыкнули, но Джулиан недоуменно вскинул брови, и женщины, включая Саманту, тотчас сделались серьезными.

– Сколько бокалов вина дозволено тебе выпить за десертом?

– Только один. И я должна пить его маленькими глотками, изящно и медленно.

– Можно ли тебе ругаться? – спросил он и с досадой добавил: – Мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы избавить тебя от этой скверной привычки.

– Нет, ругаться я не должна. – Девушка вздохнула и закатила глаза. – Даже если меня спровоцируют.

– Что нужно сказать, если тебя спросят о твоих родителях?

– Что они дядя и тетя Аманды и умерли несколько лет тому назад в Камбрии. Мой отец был церковным ректором.

– Очень хорошо, – кивнул Джулиан. – А теперь… дай подумать. – Он воздел глаза к потолку, словно надеялся найти там подсказку, потом, прищурившись, посмотрел на девушку: – Мисс Дарлингтон, вы оправдываете лорда Байрона?

– Да. – Саманта упрямо вскинула подбородок.

– Неправильно, Сэм! – рявкнул Джулиан. – Обсуждая поэта в приличном обществе, ты не можешь отзываться о нем положительно. Он распутник.

– Но мне нравятся его произведения. – Сэм насупилась. – «Шильонский узник», например. Кроме того, приличное общество состоит из лицемеров, Джулиан. Многие из них сами распутники.

– Безусловно. Но это не подлежит обсуждению. Пойдем дальше. Как часто можно употреблять французские фразы?

– Сколько угодно. Только я должна быть совершенно уверена в правильности их значения и применимости к ситуации, иначе совершу faux pas[1]. N'est-ce pas?[2] – Девушка вопросительно подняла брови.

Наставник небрежно кивнул головой:

– Oui[3]. Отлично, Сэм. Tres biеn[4].

Сэм позволила себе самодовольную улыбку, но Джулиан ее не видел. Он мерил шагами комнату, задумчиво поглаживая подбородок. Внезапно он остановился перед Присс и Нэн. Застигнутые врасплох, женщины вытянулись в струнку.

– Как у нее с шитьем… есть успехи?

– Значительные, Джулиан, – ответила Нэн, кивая так энергично, что кружевной головной убор на шапке ее белоснежных волос запрыгал. – Эту наволочку, – женщина взяла с дивана подушку, – вышила она. Разве не прелесть?

– Как насчет рисования? – строго спросил Джулиан, лишь мельком взглянув на живописную россыпь ярких цветов и райских птиц.

Присс бросилась к мольберту у окна и вернулась с акварелью.

– Это называется «Котенок в папоротнике». Мы с Нэн считаем, что весьма остроумно. А ты что скажешь, Джулиан?

Бросив взгляд на картину, Джулиан сдвинул брови, вытащил монокль и стал внимательно ее рассматривать.

– Сойдет, – фыркнул он. – Как игра на фортепьяно и пение?

Нэн и Присс сконфуженно переглянулись и беспомощно развели руками.

– Мы очень надеемся, что никто не попросит ее играть, – обронила Присс.

– Но ее речь значительно улучшилась, – вставила Нэн, желая сменить тему. – Теперь она говорит как настоящая леди.

– У меня было всего три месяца, чтобы научиться петь и играть на фортепьяно, – поспешно добавила Саманта. – Учитывая это, Джулиан, я не считаю, что так уж скверно играю и пою.

– Но и не так уж хорошо, – возразил Джулиан. – Она отлично держится в седле и превосходно танцует, – продолжил он, словно не замечая обиженного вида девушки. – Будем надеяться, что с другими партнерами она будет танцевать так же красиво, как и со мной.

– С вами, Джулиан, – произнесла Присс с нежной улыбкой, – любая партнерша будет смотреться великолепно.

– Не льстите ему, тетя Присси, – сказала Сэм, скрестив на груди руки. – Он и так излишне самоуверен.

И не зря, подумала она про себя. Девушка стояла посреди роскошно убранной гостиной и ждала ответной реакции учителя на свое насмешливое замечание. Но, как и следовало ожидать, ее постигло разочарование, поскольку Джулиан пропустил колкость мимо ушей. Редко встретишь человека с подобной выдержкой и самообладанием.

Последние три месяца Саманта проводила большую часть времени в обществе Джулиана и была от него без ума, она продолжала испытывать перед мужчиной благоговейный трепет. Вот и сейчас она исподлобья смотрела на его высокую фигуру, резко выделявшуюся на фоне бархатных штор на окне, ниспадавших за его спиной мягкими золотистыми складками. Девушке страстно хотелось, чтобы этот мужчина гордился ею. Больше всего на свете она мечтала заслужить его похвалу и одобрение. Только вряд ли он способен чем-либо восторгаться.

На бал Джулиан оделся соответственно случаю – во все черное – и был невероятно элегантен. Сюртук и панталоны сидели на нем безукоризненно. На его безупречном костюме не было ни единой морщинки, на сверкающих лакированных туфлях – ни одной пылинки. Бриллиантовая булавка на белоснежном галстуке и золотые часы сияли.

вернуться

1

Ошибка, ложный шаг (фр.).

вернуться

2

Не так ли? (фр.)

вернуться

3

Да (фр.).

вернуться

4

Очень хорошо (фр.).

3
{"b":"1281","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рождественское благословение (сборник)
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Лето второго шанса
Киберспорт
Сценарист
Медвежий сад
Сантехник с пылу и с жаром
Вдовы
Теряя Лею