ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Джулиан вернулся от Шарлотты рано. Из-за вчерашней ссоры с воспитанницей он находился не в самом лучшем расположении духа, и Шарлотта отправила его домой. Зная, что это его первая ссора с Сэм, женщина разумно предположила, что ему стоит помириться с девушкой. В конце концов, малышка для него все равно что младшая сестра. Так, во всяком случае, она полагала, не зная, что Джулиан умудрился поцеловать «младшую сестренку». Разумеется, он не стал ей об этом рассказывать.

Едва Джулиан переступил порог Монтгомери-хауса, как его атаковали Присс и Нэн. Перебивая друг друга, взволнованные тетушки рассказали ему, что в данный момент Сэм в гостиной с Нинианом, который пришел сделать ей предложение. ДжулиаЯ немного удивился, поскольку Ниниан не поставил его в известность о своем намерении, но тут же подумал, что этого можно было ожидать. Уж лучше Ниниан, чем Натан, который увезет Саманту на другой конец света. Правда, она больше симпатизирует американцу и вряд ли согласится выйти за Ниниана.

Сообщив радостную новость, тетушки немедленно удалились в холл, где в нервном возбуждении ожидали молодых людей. Обеим не терпелось узнать, надо ли будет поздравлять молодых людей или же выразить сочувствие Ни-ниану. Не проявив должного интереса к данному событию, Джулиан укрылся в библиотеке, где собирался с рюмкой бренди посидеть у камина. Однако не преминул распорядиться, чтобы Хедли прислал к нему Сэм, как только та освободится.

Уютно устроившись в кресле у камина, маркиз слышал, как смолкли в гостиной взрывы смеха, как хлопнула входная дверь и из холла донеслись голоса Присс и Нэн, видимо, засыпавших Саманту вопросами. Прошло еще несколько минут, прежде чем Сэм проскользнула в библиотеку и тихо притворила за собой дверь.

Наступили сумерки, и в библиотеке было темно. Только свеча на столе и огонь в камине освещали часть комнаты, где стояло его кресло, и стену за его спиной. В воздухе пахло гикори и табаком, кожаными переплетами старинных книг и лимонным маслом, которым слуги натирали мебель и облицованные деревянными панелями стены.

Обстановка библиотеки действовала на Джулиана успокаивающе. Он любил эту комнату, такую уютную и одновременно мужскую. Она была его святилищем. Но стоило появиться Сэм, как все переменилось. Джулиан напрягся, ощутив едва уловимый аромат сирени, исходивший от ее волос, и тотчас вспомнил, как нес ее по лестнице и как поцеловал.

С трудом справившись с волнением, маркиз в своей обычной ироничной манере произнес:

– Итак, сорванец, ты дождалась первого предложения.

Когда Джулиан заговорил, Сэм, молча стоявшая до сих пор у двери, плавной походкой проплыла к камину. Одетая во все белое и освещенная со спины мягким мерцанием золотого пламени, она напоминала ангела, спустившегося на землю.

– Это предложение не первое, Джулиан, – ответила она тихо. Поскольку лицо ее оставалось в тени, маркиз не видел его выражения.

– Вот как? – мрачно обронил он. – Кто еще осмелился обратиться к тебе без моего позволения?

– Это не важно. Я им отказала.

Джулиану показалось, что девушка повела плечами. Едва заметный пленительный жест.

– А Ниниану тоже отказала?

– Конечно. Я никогда не выйду за человека, которого не люблю всем сердцем.

– Я полагал, ты изменила свой взгляд на эти вещи.

– Я хотела, чтобы ты так думал. – Девушка замолчала. – И тебе известно, как сильно мне хотелось ублажить тебя.

– Для этого ты и отправилась к моей бывшей любовнице? – Джулиан фыркнул.

В комнате повисла мертвая тишина, нарушаемая лишь слабым потрескиванием дров в камине.

– Я пошутил, Сэм, – произнес маркиз примирительным тоном. – Не будем больше ссориться. Полагаю, ты получила хороший урок и…

– Ты сказал бывшая любовница? – перебила его Сэм.

Джулиан пришел в замешательство. Зачем он проболтался?

– Э-э… да. Но мы не станем мусолить эту тему. Как я уже сказал, ты получила хороший урок…

– А я хорошая ученица, Джулиан, – ласково вставила Сэм. – И тебе это известно. Естественно, я узнала от миссис Дескартес все, что мне было нужно.

Джулиан нахмурился, не поняв, что хотела этим сказать Сэм. Неожиданно она шагнула вперед, стремительно опустилась перед ним на колени, а ему на колени положила сложенные ладони, уперлась в них подбородком и посмотрела на него снизу вверх.

Удивленный и растроганный, маркиз, не в силах побороть искушение, погладил ее шелковистые волосы.

– Что ты делаешь, Сэм? – мягко спросил он. – Такая покорность тебе несвойственна, дорогая. Значит ли это, что мы снова друзья?

– О да, Джулиан, – проговорила девушка с обворожительной улыбкой, – лучшие из лучших.

Маркиз добродушно хмыкнул, но ощутил смутное беспокойство, под ложечкой засосало. Ему стало не по себе, а лукавая улыбка и сияющее лицо девушки лишь усугубляли чувство дискомфорта.

Он поймал себя на том, что не ограничился простым поглаживанием волос своей подопечной. Его пальцы медленно скользили по ее виску, вдоль нежной щеки, к изысканному изгибу подбородка, по длинной стройной шее, к теплой впадине в ее основании.

Глаза девушки были закрыты. Кончиками пальцев он ощущал пульсацию ее сердца. Оно билось учащенно, как и его собственное…

Джулиан уже хотел убрать руку, но в этот момент Сэм открыла глаза и остановила на нем взгляд, полный страсти. Вместо того чтобы отнять руку, Джулиан погладил ее обнаженное плечо. Кожа у Саманты была теплая и нежная.

Она смотрела ему в глаза, не сопротивляясь его прикосновениям, напротив, молча поощряя его. Но возможно, он ошибался, принимая желаемое за действительное. Ей нужен Натан, напомнил себе Джулиан, а не ее деспотичный опекун.

Но непослушная рука отказывалась подчиняться разуму. Его пальцы снова устремились вверх вдоль шеи, к подбородку, и замерли возле ее губ. Губы у девушки были божественными. О да, он помнил их небесный поцелуй.

На костяшках пальцев Джулиан чувствовал ее теплое дыхание. Указательным пальцем он обвел божественное очертание ее рта, напоминавшее натянутый лук Купидона. Губы были полные и яркие. Глаза девушки снова закрылись.

Прикасаться к ней было приятно и… опасно.

Укор совести кольнул Джулиана, и он хотел было убрать руку, но Саманта вдруг взяла в рот кончик его пальца и стала его щекотать языком.

Джулиана будто током ударило. Он взглянул в лицо девушки. Она смотрела на него сквозь полуопущенные ресницы. В глазах играли дерзкие огоньки. Ее рот был теплым и влажным. Интересно, подумал он, знает ли Саманта, что все ее действия необычайно эротичны.

Впрочем, откуда ей знать?

– Не будь ты моя подопечная… – пробормотал Джулиан.

Сэм мгновенно выпрямила спину и выпустила его палец изо рта. Но ее ладони все еще лежали на его коленях.

– Что ты сказал?

«Господи! Неужели я произнес это вслух?»

Джулиан не знал, что ответить. Надо было срочно что-то придумать.

– Я… я сказал, что ты, как моя подопечная, заслуживаешь награды, – выпалил он.

Брови девушки сошлись на переносице, а на губах появилась улыбка. Она, конечно, не поверила.

– Неужели я заслуживаю награды, Джулиан?

– Да. Ты самая красивая дебютантка сезона, – ответил он первое, что пришло на ум. Девушка просияла, маркиз поздравил себя с удачей. Он умело сыграл на самолюбии Сэм. Люди склонны верить лести. Против нее трудно устоять.

– Ты в самом деле считаешь меня красивой, Джулиан? – спросила Саманта, сверкая глазами.

– В самом деле, – чистосердечно признался он. Слишком красивой, добавил он про себя. – Не пора ли тебе переодеться к ужину, сорванец? – произнес он с напускным весельем, желая положить конец их маленькому свиданию. – В прошлый раз ты опоздала. Надеюсь, сегодня придешь вовремя.

Все еще сияя от радости, Сэм оперлась о его колено и грациозно поднялась с ковра, задержав на колене руку. Или это ему показалось?

– Увидимся за ужином, Джулиан, – бросила девушка с очаровательной улыбкой и выскользнула за дверь.

30
{"b":"1281","o":1}