ЛитМир - Электронная Библиотека

Усаживаясь в экипаж после ужина в «Уайтсе», Джулиан порадовался, что воспользовался собственной коляской, поскольку легкий дождик превратился в настоящий ливень. Вернувшись в Монгомери-хаус, он сразу направился в библиотеку. Но когда проходил мимо гостиной, где обычно располагались тетушки, из-за дверей выглянула Присс, и лицо ее расплылось в ласковой улыбке.

– Джулиан? Так это все-таки вы! Саманта сказала, что слышала в коридоре ваши шаги. Именно поэтому я не поленилась встать и посмотреть, кто пришел. Не хотите ли к нам присоединиться? Сегодня мы уже никуда не поедем, хотя получили ряд приглашений на вечеринки. Но на улице льет как из ведра. Проходите, пожалуйста, погрейтесь у камина. У нас горячий шоколад и печенье. Вы чулки не промочили?

Джулиан оторопел, сраженный столь стремительным натиском любезности, и после минутного колебания принял предложение. Отказать теткам было бы грех. Кроме того, он не видел своих домашних с утра и не мог устоять от соблазна посидеть у огня в уютном семейном кругу. Он любил женское общество, хотя и был заядлым холостяком.

– Конечно, Присс, – произнес он наконец. – Я посижу с вами немного. А по поводу моих чулок не беспокойтесь. Я, как видите, в сапогах, так что ноги у меня не промокли.

Джулиан, едва войдя в комнату, остановил взгляд на Сэм. Она сидела, поджав под себя ноги, на ковре у камина. Все три щенка лежали у нее на коленях и дружно сопели. Девушка подняла на Джулиана глаза, и лицо ее осветила радостная улыбка. У Джулиана защемило сердце, и он не мог не улыбнуться в ответ. Внутренний голос тут же предостерег его не поддаваться обаянию ее улыбок. Не успеет он опомниться, как Сэм будет дарить такие же улыбки своему законному мужу.

– Пожалуйста, Джулиан, не сердись, – взмолилась Сэм полушепотом, боясь потревожить сон своих питомцев. – Я знаю, мне разрешено приносить в дом по одному щенку. Но я посчитала, что в такую холодную и дождливую ночь несправедливо спасти от непогоды только одного.

– Все в порядке, сорванец, – успокоил он девушку, пододвигая к камину третье кресло. – Полагаю, сегодня можно сделать исключение, только не делай из исключения правила, – предупредил он и со вздохом занял место между Присс и Нэн.

– Не буду, – пообещала Сэм, но ее лукавая улыбка свидетельствовала об обратном. Девушка постоянно добивалась того, чего хотела.

– Как прошел день, Джулиан? – поинтересовалась Нэн, глядя на него поверх очков и проворно работая спицами.

– Льет как из ведра, – коротко ответил он. Разве мог маркиз объяснить женщинам, что весь день испытывал тревогу, беспокойство и похоть?

– И правда, в такую погоду только утки и гуси хорошо себя чувствуют, – заметила Нэн. – Я уже подумываю, не отложить ли нам завтра поездку в Дарлингтон-Холл, если дождь не прекратится. Ведь дороги раскиснут.

Сэм встрепенулась и выпрямилась, разбудив Мэдисона.

– О нет, тетя Нэн! Не делайте этого!

Встретив изумленные взгляды трех пар глаз, девушка спохватилась и, быстро овладев собой, пролепетала:

– Я… мне не терпится узнать, как там поживают Зевс и Нептун.

– Неужели эти невоспитанные дворняжки тебе дороже твоих теток, Сэм? – удивился Джулиан. – Ты же не станешь подвергать их жизнь опасности ради того, чтобы услышать, как поживают псы. – Взяв на себя привычную роль строгого наставника, он почувствовал себя несравнимо лучше. Все обстояло так, как и должно быть. Сэм – ребенок, а он – ее опекун.

– Конечно, нет, – понурившись согласилась Сэм. – Я не подумала.

– Ничего, дорогая, – промолвила Присс, протягивая Джулиану чашку горячего шоколада. – Мы знаем, как сильно ты скучаешь по своим собакам. Вот и поехала бы с нами в Дарлингтон-Холл. Если, конечно, погода позволит. Никаких важных дел завтра нет. Мы вернемся в четверг, и у тебя еще останется достаточно времени, чтобы собраться на чай к леди Уэнтуорт.

– В самом деле, – поддержал разговор маркиз, глотнув пенистого напитка. Расстроенное лицо Сэм вызвало у него смутные подозрения. – Почему бы тебе не поехать в Дарлингтон-Холл, Сэм? Или у тебя запланировано нечто более интересное?

– Она собралась в женскую обитель, Джулиан, – бросила Нэн, на мгновение оторвавшись от вязания и бросив на Сэм восторженный взгляд. – Наша славная девочка решила пожертвовать собственными интересами ради помощи нуждающимся и сирым.

Сэм сидела, не поднимая головы, и почесывала Джорджа за ухом. Вдруг девушка вспыхнула как маков цвет. Ее смущение, вызванное похвалой Нэн, могло быть результатом скромности или… чувства вины. Но в чем?

– Значит, на завтра у тебя запланированы добрые дела, Сэм? – спросил Джулиан.

– Да, Джулиан, – ответила Сэм, глядя в пол.

– Только ли добрые дела, сорванец? – Он пристально посмотрел на девушку.

– Да, Джулиан. Только добрые, – ответила Саманта, подняв наконец голову. И хотя лицо ее по-прежнему пылало, ее голос прозвучал твердо и искренне.

Джулиан был удовлетворен. Иначе не могло и быть. Он доверял девушке, знал, что она никогда не лжет. Попивая горячий шоколад и глядя на потрескивающий в камине огонь, маркиз понял, что почти обрел умиротворение, если не считать сексуального возбуждения. Это казалось странным. В компании двух милых старушек и юной воспитанницы с выводком спящих щенков ни одному мужчине не могли прийти в голову похотливые мысли. Тем более ему, всегда державшему себя под контролем.

Возникла пауза, и Джулиан вновь обратился мыслями к Женевьев Дюбуа. Почему вдруг у него возник к этой женщине интерес? Голубые глаза, светлые волосы, заостренный решительный подбородок…

У него перехватило дыхание, когда он осознал, что актриса напоминала ему… Сэм. Это было настоящее потрясение для его щепетильной души. Его рука дрогнула, и горячий шоколад выплеснулся на брюки в двух дюймах от… жизненно важного органа.

– Проклятие! – Маркиз схватил салфетку, чтобы промокнуть обожженное место.

Сэм проворно вскочила и, смочив салфетку в вазе с цветами, стояла наготове.

– Давай я тебе помогу. – Девушка склонилась к нему.

– Черта с два! – воскликнул он, резко поднявшись.

Сэм от неожиданности попятилась назад и наступила Луи на лапу, тот отчаянно взвизгнул.

Настал черед переполошиться тетушкам. Они пришли в движение и засуетились вокруг него, предложив немедленно снять брюки. Мэдисон ошалело лаял, а Луи жалобно скулил. Джордж с трудом сопротивлялся желанию завопить, нервно метался по ковру и тяжело дышал. Сэм взяла визжащего Луи на руки и принялась успокаивать. Ее испуганные голубые глаза вопросительно уставились на побагровевшее лицо Джулиана. Его щеки горели так, словно он окунулся в чан с кипятком.

– Проклятие! – снова воскликнул он и размашистым шагом вышел из комнаты, сожалея, что нарушил безмятежный покой собравшихся.

* * *

– О, мисс, я буду очень скучать по вам, – всхлипнула Клара, обнимая Сэм, когда девушки прощались на заднем дворе «Герольда».

– Я тоже буду скучать по тебе, Клара, – проговорила Сэм, изо всех сил сдерживая слезы. – И перестань называть меня «мисс», мы – друзья! А друзья называют меня Сэм. Кроме того, через несколько часов ты станешь замужней женщиной, и у тебя будут собственные слуги. Хотя сомневаюсь, что ты позволишь им на себя работать. А теперь перестань плакать, а то на венчании у тебя будет опухший нос.

Клара рассмеялась и вытерла дрожащими ладонями мокрые щеки.

– Просто отныне, Сэм, все будет по-новому… и я боюсь. Я так люблю Натана, – она взглянула на жениха, разговаривавшего с возницей, – и мне не хотелось бы его разочаровывать.

– Ты его не разочаруешь, уверена, – успокоила Сэм девушку. – А твои страхи вполне естественны. Все важное в жизни связано с риском. Мне тоже было страшно покидать Торни-Айленд. Но ты знаешь, что я от этого только выиграла.

Клара сжала руки Саманты.

– От всего сердца желаю, чтобы вы с Джулианом были так же счастливы, как мы с Натаном. Ты напишешь мне, Сэм?

– Как только сообщишь свой адрес.

32
{"b":"1281","o":1}