ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ужин накрой через полчаса, Хедли, – приказал Джулиан.

– Как пожелаете, милорд, – ответил дворецкий с поклоном и удалился.

И снова Джулиан задумался, как поступить дальше. Подняться ли сначала наверх, освежиться и переодеться к ужину или войти в гостиную сразу? Джулиан себя не узнавал: раньше он не стал бы утруждать себя размышлениями по такому малозначительному поводу. Но теперь почему-то ему было важно предстать перед Сэм в лучшем виде.

Раздосадованный, он бросил визитки и шагнул к двери гостиной. По пути взглянул на себя в зеркало, пригладил волосы, одернул жилет и манжеты. И лишь приведя себя в порядок, вошел в комнату. Он волновался, словно мальчишка на первом свидании.

Взоры трех женщин обратились к нему, но он видел только одну. Сэм сидела у камина в простом серебристо-голубом платье в тон ее глазам. Именно по этой причине он в свое время и купил его девушке. Едва Джулиан появился, улыбка сбежала с лица Сэм. Оно стало напряженным, а взгляд – затравленным. Ему вдруг отчаянно захотелось подойти к ней, обнять, развеять обиду.

Но маркиз не поддался искушению, ибо, по его убеждению, это было бы неразумно и неприлично. «О да, – подумал он про себя, – я еще не разучился владеть собой!»

– Джулиан! – воскликнула Присс. – Как поживаете, милый мальчик?

Джулиан с трудом оторвал взор от Сэм и подошел к дивану, на котором расположились улыбающиеся тетки.

– Дорогие леди, – произнес он тепло, целуя их протянутые руки, – рад, что вы снова дома.

– Ты слышала, он сказал «дома»? – радостно воскликнула Нэн. – Заявляю, сестра, у нас гораздо больше домов, чем мы полагали. Ума не приложу, что с ними делать? Я думала, наш дом Дарлингтон-Холл.

– Двери любой из моих резиденций для вас всегда открыты, – заверил их маркиз.

– Нисколько не сомневаюсь, Нэн, – начала Присс с лукавым огоньком в глазах, – что Джулиан рад видеть нас потому лишь, что, пока нас не было, Сэм совсем отбилась от рук. С ней трудно сладить, правда, Джулиан? Но ничего дурного не случилось. Я рада, что Клара сбежала с Натаном в Америку. Надеюсь, сегодняшние проделки у Уэнтуортов носили невинный характер, Сэм просто хотела помочь несчастному молодому человеку. – Присс нахмурила брови. – Признаться, мне немного жаль леди Уэнтуорт. Если бы на меня наставили пистолет, я тут же протянула бы ноги.

Сердце Джулиана болезненно сжалось. Он предполагал, что Сэм выкинет какой-нибудь номер, но чтобы дело дошло до пистолета, такое ему и в страшном сне не могло присниться.

Вероятно, растерянность Джулиана отобразилась на его лице, потому что Сэм торопливо пустилась в пространные объяснения. Слушая ее сбивчивый рассказ, Джулиан не мог не восхититься ее изобретательностью, ее… отвагой! И хотя, слушая Сэм, он едва сдерживал смех, ни разу не улыбнулся, всем своим видом демонстрируя, что не одобряет действий подопечной. Впрочем, сама идея казалась ему гениальной. В его воображении возникла яркая сцена. Ниниан – в роли отчаянного храбреца, Жан-Люк – в роли разбойника угрожает всем пистолетом, а три щенка до хрипоты лают на них. Многое бы он отдал, чтобы увидеть все собственными глазами.

– Я просто хотела сделать своих друзей счастливыми, – заключила Сэм, надув губки, хотя глаза ее ярко сияли. – Но ничего другого не могла придумать.

– Меня беспокоит, Сэм, как ты решаешь эти вопросы, – сказал Джулиан полушутливо с едва уловимой улыбкой.

– Иногда, чтобы добиться желаемого, приходится рисковать, разве нет?

Эта фраза была явно адресована ему. Ведь это перед ним Сэм разделась догола, а он отвернулся и ушел. Может, Сэм сочла его робким? Джулиан не стал распространяться на эту тему и убеждать девушку в обратном. Пора рассказать ей о ее матери… актрисе.

– Я рад, что леди Уэнтуорт решила купить сыну офицерскую должность, – промолвил Джулиан и опустился в кресло рядом с Сэм. – И желаю счастья Натану и Кларе. Теперь, когда ты так замечательно устроила дела своих друзей, настал момент подумать о себе.

– Что ты имеешь в виду? – Глаза Сэм округлились от удивления.

– Я выяснил, кто твоя мать, Саманта.

Тетушки ахнули от изумления, но сама она осталась бесстрастной. Несколько недель кряду она старалась выбросить из головы все мысли о матери. Ей было невыносимо больно думать о женщине, посмевшей бросить ее на произвол судьбы и тем самым обречь на жалкое существование без тепла и ласки, а самой с легкостью вернуться к благополучной и сытой жизни. Титулованная дама из высшего света, – так, кажется, о ней пишет в дневнике Клоринда. Сэм не хотела иметь с ней ничего общего.

– Разве тебе не интересно узнать, кто она? – спросила Нэн, подавшись вперед и ласково коснувшись руки девушки.

– Пожалуй, нет, – произнесла Сэм холодно. – Для так называемой аристократки она поступила непорядочно.

– Она не аристократка. И ничего предосудительного не совершила, – возразил Джулиан. – Твой отец ее обманул, впрочем, как и всех остальных, с кем ему приходилось общаться.

Сэм повернулась к Джулиану, В ее душе вспыхнула надежда. Сердце учащенно забилось, в горле пересохло.

– Ч-что ты сказал, Джулиан? – едва слышно спросила она.

– Твоя мать – актриса, Сэм. Актриса, которой ты восхищаешься. Женевьев Дюбуа.

Девушка раскрыла от удивления рот:

– Женевьев Дюбуа?

– Женевьев Дюбуа? – хором изумились тетушки.

– Теперь ясно, откуда у тебя склонность к театральности, Сэм, – заметил маркиз сдержанно.

– Но как?.. Почему?.. – У Сэм возникло множество вопросов, но, все еще пребывая в состоянии шока, она не могла подобрать нужные слова. Однако Джулиан и так все понял и начал свой рассказ.

Сэм, затаив дыхание, слушала печальную повесть о жизни женщины, и отец предстал перед ней в еще более неприглядном свете. Это больно было осознавать, но теперь по крайней мере она знала правду… всю правду. Ее мать ни в чем не виновата.

Закончив рассказ, Джулиан умолк и внимательно посмотрел на девушку, ожидая ее реакции. Губы ее тронула улыбка, а глаза наполнились слезами. Она была безмерно счастлива.

– О, Джулиан! – воскликнула Сэм, вскочив и бросившись ему на шею.

Столь бурное проявление чувств застало Джулиана врасплох, хотя ему было приятно держать ее в объятиях. Поскольку он сидел, Сэм оказалась у него на коленях, и Джулиан поспешил встать. Сэм прильнула к нему всем телом. Смущенно улыбнувшись теткам, с любопытством взиравшим на эту сцену, маркиз не стал проявлять свою нежность, лишь похлопал девушку по спине. Наконец Сэм отпустила его.

– Это замечательно! – воскликнула она и в возбуждении принялась мерить шагами комнату. – Не могу поверить! У меня есть мать! Она меня не бросила! О, когда я смогу увидеться с ней, Джулиан? Сегодня?

Джулиан не был готов к столь эмоциональной реакции Сэм. Тем более что к поискам ее матери Сэм относилась на удивление безразлично. Только сейчас он понял, что за ее безразличием скрывался страх быть снова отвергнутой. Ведь Сэм была уверена, что родители ее бросили.

Нетрудно представить, какое облегчение испытала Сэм, узнав, что мать неповинна в ее страданиях. Что Женевьев Дюбуа пребывала в полном отчаянии, узнав, что ребенок мертворожденный.

– Ну, Джулиан? – Сэм стояла перед маркизом, сжав ладони и нетерпеливо покачиваясь на каблуках. – Можем ли мы сегодня пойти к моей… матери?

– Сэм… – начал Джулиан, положив руки на плечи девушки. От волнения ее била дрожь. Ему захотелось прижать ее к груди, успокоить. – Вероятно, визит к мадам Дюбуа сегодня… не очень желателен.

– Почему? – спросила Сэм. Ее глаза горели, лицо пылало. – Я знаю, сегодня Уилмоты дают бал, но это не столь важно! Утром отправим записку, что мне нездоровилось, или что-нибудь в этом роде. – Вдруг она помрачнела. – Или, может быть, моя мать пока не хочет меня видеть? Может быть, надо сначала послать ей письмо? Но я уверена, Джулиан, что ей тоже не терпится увидеться со мной.

– Осмелюсь заметить, что ты права, Сэм, – осторожно согласился маркиз.

– Тогда чего мы ждем? – обрадованно спросила девушка.

47
{"b":"1281","o":1}