ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Милая девочка
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Любая мечта сбывается
Наизнанку. Лондон
Королевство крыльев и руин
Чужая война
Клад тверских бунтарей
Черный кандидат

Джулиан нежно погладил дрожащие руки девушки, силясь подобрать нужные слова, чтобы ее не обидеть.

– Ты чересчур импульсивна, дорогая. Не кажется ли тебе, что нужно все хорошенько взвесить, прежде чем вступать в отношения с… э-э… твоей матерью?

– Что ты хочешь этим сказать? – Сэм сдвинула брови, и ее улыбка погасла.

До чего же она наивна! Джулиан не знал, как объяснить ей ситуацию. За ее спиной маячили исполненные сострадания лица Присс и Нэн. Поймав его взгляд, тетушки закивали. Да, конечно, подумал маркиз. Надо поговорить с ней начистоту. Она должна понять, какие могут возникнуть последствия.

– Сэм, пожалуйста, присядь, – сказал Джулиан, усаживая девушку на стул. Потом опустился на колени и взял ее ладони в свои, точь-в-точь как в тот день, когда сообщил ей о том, что ее мать жива.

– Мне не нравится, Джулиан, твое чересчур бережное со мной обращение. – В ее голосе прозвучали нотки недоверия и страха. – По-моему, ты собираешься сказать мне нечто неприятное.

– Ты права, – согласился Джулиан. – Но мой долг предупредить тебя.

– Что ж, – девушка расправила плечи, – тогда говори.

– Моя дорогая, подумай о том, что произойдет, если станет известно, что ты внебрачная дочь актрисы?

Он почувствовал, как девушка напряглась. Выражение удивления на ее лице сменилось выражением уязвленной гордости.

– Мне безразлично, что скажут люди. Я просто счастлива, что у меня есть мать. И меня совершенно не волнует мнение пустых и никчемных лицемеров! – Она отвернулась, но продолжала держать его руки в своих.

– Не стану оспаривать, что в большинстве своем люди пусты и лицемерны, – согласился Джулиан. – Но факты упрямая вещь. Если в высшем обществе узнают, что Женевьев Дюбуа – твоя мать, тебя будут сторониться и вряд ли ты сможешь рассчитывать на респектабельную партию. Мужчины, как правило, стараются избегать скандалов.

– Но я уверена, что буду по-прежнему нравиться мужчинам, – бросила девушка, гордо тряхнув головой. – Только вместо предложений руки и сердца буду получать предложения несколько иного характера, не так ли, Джулиан? Может, мне вообще не суждено найти респектабельного мужа, а с учетом открывшихся обстоятельств мне уготована участь содержанки!

– Не говори так, девочка! – вскричала Нэн, устремившись к девушке.

– Ты имеешь все основания рассчитывать на достойную партию, – поддержала сестру Присс.

– Да, но лишь до тех пор, пока буду скрывать правду. Пока никто не узнает, что Женевьев Дюбуа – моя мать, – сердито отозвалась Сэм. – Но она моя мать. И пусть все это узнают!

Джулиан не сразу нашелся что ответить. Заявление Сэм о том, что ей уготована участь содержанки, застало его врасплох, и ему необходимо было собраться с мыслями. Он взял Сэм за подбородок и повернул к себе лицом.

– Во-первых, – произнес он звенящим от едва сдерживаемой ярости голосом, – если я еще раз услышу нечто подобное, у меня появится хороший повод выпороть тебя.

– Не говори так, Джулиан! – воскликнула Присс, заламывая руки.

– Он никогда не отважится на это, Присс, – успокоила ее сестра. – Он сказал, что у него появится повод!

– И во-вторых, – продолжил Джулиан ледяным тоном, – с чего ты взяла, что мадам Дюбуа хочет предать огласке тот факт, что ты ее дочь? Она печется о своей репутации и имеет полное право сохранить в тайне свою личную жизнь.

Джулиан умолк, пристально глядя на Сэм. Выражение ее лица стало мягче.

– Я как-то не подумала об этом, – прошептала она робко подняв на него глаза.

– Никто и не ждет от тебя подобной предусмотрительности, – согласился маркиз. – Я знаю, что мадам Дюбуа жаждет познакомиться с тобой, Сэм. Но не собирается ли она сохранить ваши отношения в тайне? Это мне неизвестно.

– Ты полагаешь, она стыдится меня? – опешила девушка.

– Нет, моя дорогая. – Он нежно провел пальцем по ее шелковистой щеке. – Она искренне гордится тобой и призналась мне в этом. Если она захочет сохранить все в тайне, то лишь ради тебя. Опасается, что в противном случае ты не сделаешь хорошей партии.

– Как ты не понимаешь, Джулиан? – произнесла Сэм в смятении. – Если таково желание моей матери, я никому ничего не скажу. За исключением одного человека.

– Кто же он, если не секрет? – Джулиан вскинул брови.

– Мой будущий муж. Лгать мужу я не смогу, но именно ему нельзя знать эту тайну. Ситуация тупиковая. Тебе не кажется? – Она тяжело вздохнула и бросила на маркиза укоризненный взгляд из-под частокола темных ресниц. – Уж лучше остаться старой девой.

Джулиан не успел ответить, как тетушки всполошились, заговорили наперебой. Если бы не их вмешательство, маркиз не устоял бы и предложил Сэм в качестве будущего мужа собственную кандидатуру. В конце концов, он знал о Сэм абсолютно все и, несмотря на это, любил ее. А может быть, не «несмотря», а именно поэтому. Он знал, сколько страданий ей пришлось вынести.

Но слава Богу, выручили тетушки, и он не совершил ошибки, сделав Сэм опрометчивое предложение. Он никак не мог привыкнуть к мысли, что любит ее. И не был готов принимать какие бы то ни было решения, тем более спровоцированные эмоциями. У него еще было время. Сэм, в свою очередь, не собиралась выскочить замуж за первого встречного.

Возможно, со временем Сэм изменит свое решение ничего не скрывать от будущего мужа. Поэтому не следует бросаться сломя голову спасать ее от участи старой девы. Пусть разберется в своих чувствах. Несмотря на влюбленность, Джулиан не утратил благоразумия и осторожности.

Джулиан все же уговорил Сэм не менять планы на вечер и отправиться на бал к Уилмотам. Все равно Женевьев Дюбуа не сможет их принять, поскольку занята в спектакле. Утром они отправят ей записку, а визит нанесут после обеда.

Сэм нехотя согласилась, искренне сожалея, что придется отложить встречу, о которой она мечтала всю жизнь.

* * *

Бал у Уилмотов являлся событием грандиозного масштаба. Однако Сэм было не до веселья. Ее, как обычно, окружала толпа поклонников, и девушка невольно подумала: узнай они о ее прошлом, вмиг разбегутся. Сэм изо всех сил старалась выглядеть оживленной, но ей это плохо удавалось.

Джулиан весь вечер общался с друзьями и знакомыми, но не танцевал. Тетушки играли в соседней комнате в карты, предоставив опекуну следить за своей подопечной.

Шарлотты пока не было – она имела обыкновение приезжать на балы позже, так что еще могла объявиться. Может, тогда Джулиан стряхнет с себя меланхолию, с грустью подумала Сэм. Он и впрямь выглядел хмурым, вероятно, не мог дождаться Шарлотты, чтобы излить ей душу. В настоящий момент для него самой большой проблемой была воспитанница, с которой не было никакого сладу.

После того как она заявила, что не собирается ничего скрывать от будущего мужа, бедный Джулиан понял, что никогда от нее не избавится. Сэм вообще предпочитала коротать век в старых девах, коль скоро ей не суждено выйти за Джулиана.

Сэм как раз закончила танцевать котильон с болтливым светским хлыщом, когда увидела, что к ней направляется Жан-Люк. Его появление обрадовало девушку. Она улыбнулась ему и протянула руки:

– Жан-Люк! Как я рада тебя видеть!

Жан-Люк отвел ее в сторонку, где было не так многолюдно.

– А я как рад видеть твою улыбку, дорогая, – прошептал он ей в самое ухо. – Я наблюдал за тобой, когда ты танцевала, и сразу заметил, что ты чем-то расстроена. – Он сжал руки девушки. – Сэм, что случилось?

Его искренняя забота тронула девушку.

– О, Жан-Люк, я бы очень хотела поделиться с тобой своими проблемами. Мне стало бы легче.

– Поделись. Мне можно довериться, разве нет? Может быть, я сумею помочь. Переоделся же я разбойником, когда было нужно.

– Переоделся. – Сэм рассмеялась. – Но у меня проблема сложнее, чем у Ниниана, ее так сразу не решишь. – Сэм вздохнула. – К тому же здесь слишком много народа для серьезного разговора.

Жан-Люк приподнял бровь, и в его глазах сверкнул озорной огонек.

48
{"b":"1281","o":1}