ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дело в том, что я хорошо знаю дом Уилмотов: когда учился с их старшим сыном Себастьяном в Итоне, провел здесь весенние каникулы. Мне не составило бы труда подыскать для нас более укромное местечко.

– Не думаю, что это благоразумно, Жан-Люк, – воз-разила Сэм. – Кто-нибудь может заметить, что мы ушли. Не стоит давать пищу для сплетен.

– Я отведу тебя в столовую, а оттуда в холл.

– Но к столу еще не приглашают. Наше появление там не вызовет удивления?

– Мы уйдем незамеченными перед началом следующего танца.

– Право, не знаю… – Сэм прикусила губу. Слишком велико было искушение.

– Обещаю, что не задержу тебя более десяти минут. Никто и не заметит нашего отсутствия. Но успеешь ли ты рассказать то, что тебя волнует?

– Еще останется время, – сказала Сэм. Ей почему-то казалось, что дружеский совет мог помочь ее делу.

– Тогда я успею тебе рассказать о своих проблемах, – произнес Жан-Люк, вопросительно взглянув на нее.

Сэм удивилась. Что может тревожить Жан-Люка? Ведь ему море по колено.

– Тогда пошли, – прошептал Жан-Люк заговорщическим тоном.

Сэм оглянулась, желая убедиться, что за ними никто не следит, особенно Джулиан. Но в этот момент появилась Шарлотта под руку с отцом, и Джулиан направился к ним. Сэм вздохнула и последовала за Жан-Люком, сожалея в душе, что никто не станет ее искать, как бы долго она ни отсутствовала.

Глава 16

Как шкодливые дети, Сэм и Жан-Люк взялись за руки и незаметно шмыгнули в тускло освещенный холл, а оттуда в заднюю часть большого дома. По дороге Жан-Люк взял со стола подсвечник с зажженными свечами, чтобы освещать дорогу. Темная комната, в которой они вскоре очутились, оказалась малой гостиной.

Поставив подсвечник на каминную полку, Жан-Люк повернулся к Сэм и потер руки, словно злодей из какой-нибудь пьесы.

– Наконец мы одни! – изрек он, и дьявольская улыбка появилась на его губах.

Сэм расхохоталась, села на обтянутый зеленым шелком диван и похлопала подушку рядом с собой.

– Чтобы доказать, Жан-Люк, как я тебе доверяю, приглашаю тебя сесть рядом со мной.

– Я бы предпочел, чтобы ты меня хоть немного боялась. Подумай о моей репутации, мисс Дарлингтон!

Сэм снова рассмеялась, чувствуя, что ее заботы отодвигаются на второй план.

– Ты хорошо на меня действуешь, Жан-Люк, – сказала она, сжав его руку.

Но когда захотела отнять ладонь, Жан-Люк не выпустил ее. Она удивленно взглянула на молодого человека, и ее поразило мягкое сияние его темных глаз. Тут она вспомнила, что он хотел чем-то поделиться с ней.

– Расскажи, Жан-Люк, что тебя тревожит? – попросила Сэм.

– Может, ты первая расскажешь? – вежливо произнес он.

– Нет. Ты рядом, и мне уже легче, – сказала Сэм, чтобы приободрить его.

На красивом лице француза появилась улыбка.

– Хорошо, – пробормотал он.

– Говори! – игриво приказала Сэм.

– Сэм, – Жан-Люк вдруг посерьезнел, – помнишь, чера я сказал тебе, что… что меня сразил недуг?

– О чем ты? Не о нашем ли разговоре в Монтгомери-Хаусе, когда тебя внезапно бросило в жар? Но я подумала, что ты шутишь! – Они все еще сидели держась за руки, и девушка снова пожала его ладонь. – Только не говори, что ты на самом деле болен!

– Но это действительно так, дорогая, – прошептал он хрипло.

– Надеюсь, не серьезно? – всполошилась Сэм.

– Очень серьезно, – ответил он спокойно.

– Но ведь ты не… не…

– Не умру? – подсказал Жан-Люк и снова улыбнулся, и глаза странно блеснули. – Все зависит целиком и полностью от тебя, Сэм.

– От меня? – Сэм подумала, что он бредит. – Объясни!

– Я умру, Сэм, если ты не выйдешь за меня замуж, – промолвил француз, глядя ей прямо в глаза.

– А если выйду, ты не умрешь?

– Нет, – рассмеялся Жан-Люк. – Никогда не думал, что со мной может произойти нечто подобное. Признаться, я долго сопротивлялся этому чувству. Только напрасно. Ты ошеломлена, дорогая?

– Я и вправду ошеломлена, – пролепетала Сэм. – Мне все говорили, что не следует воспринимать тебя всерьез, Жан-Люк. Я и не воспринимала.

Жан-Люк поднес к губам ее руки и поцеловал.

– Но сейчас ты должна относиться ко мне серьезно, дорогая. Когда я говорил тебе комплименты, то не льстил, а искренне высказывал то, что думал. Ты красивая, ты смелая. Ты умная. Ты полна жизни. Я люблю тебя, Сэм. Обожаю. Ты выйдешь за меня замуж?

Сэм молчала. Признания Жан-Люка шли от чистого сердца. Если бы то же самое ей сказал Джулиан! Если бы смотрел на нее с таким восхищением. Если бы…

– Сэм, уж не о своем ли опекуне ты вспомнила? – нахмурился Жан-Люк. – А я так обрадовался, когда ты сказала, что поставила на нем крест. Должен признаться, что был немало удивлен, что он не поддался твоим чарам. Я сразу догадался, что ты влюблена в маркиза. И очень жалел, что ты страдаешь по такому сухарю и напрасно тратишь время.

– Ты его не знаешь, Жан-Люк. Он вовсе не сухарь.

– Возможно. Но он не стоит тебя. Если бы даже он ответил тебе взаимностью, все равно не сделал бы тебя счастливой. Ему куда больше подходит Шарлотта Бэтсфорд. Ты лорду Серлингу не пара. В тебе слишком много жизни и огня. Позволь мне, Сэм, стать для тебя тем единственным, о котором ты мечтаешь.

Сэм понимала, что Жан-Люк не хотел ее обидеть. Тем не менее была задета за живое. Быть может, Жан-Люк прав? В холодность Джулиана Сэм не верила, но допускала мысль, что он никому не откроет душу и всегда будет держать в узде свои страсти. Возможно, какая-нибудь женщина и сумеет достучаться до его сердца, но только не она.

– Скажи что-нибудь, Сэм! – взмолился Жан-Люк, нетерпеливо заглядывая девушке в глаза.

Первым побуждением Сэм было поблагодарить молодого человека за высокую честь, которую он ей оказал, сделав предложение, и вежливо отклонить его. Но потом она решила, что, прежде чем нанести Жан-Люку столь тяжелый удар, она расскажет ему о своем прошлом. Тогда, полагала Сэм, он откажется от своего намерения жениться на ней, и проблема сама собой решится.

– Я должна тебе кое-что сказать, Жан-Люк, – промолвила девушка с глубоком вздохом. – Возможно, после этого твое отношение ко мне круто изменится.

– Что бы я ни узнал, моя любовь станет только крепче, дорогая, – упорствовал Жан-Люк. – Но если хочешь очистить совесть, рассказав о пустяковом школьном проступке, я весь внимание.

Наверняка Жан-Люк рассчитывал услышать от нее признание в том, что она целовалась за углом приходской церкви с каким-нибудь желторотым юнцом.

Девушка рассказала ему о своем прошлом, о том, как Аманда и Джек вызволили ее из заточения на далеком острове, о наставничестве и опекунстве Джулиана, об обмане, к которому они прибегли, чтобы ввести ее в высшее общество, а также о том, что она дочь театральной звезды Лондона Женевьев Дюбуа.

Выслушав ее, Жан-Люк не скрыл своего изумления, и, чтобы не ставить его в неловкое положение, Сэм заговорила первой:

– Я знаю, ты потрясен до глубины души. Этого следовало ожидать. Но надеюсь, мы… мы все же останемся друзьями, Жан-Люк.

– Боже мой! – воскликнул наконец француз. – Я подозревал, что ты не такая, как все, но даже представить себе не мог, сколько тебе пришлось страдать, сколько трудностей преодолеть, но ты вышла победительницей! Сэм, ты и в самом деле удивительная!

– Тебя это не шокирует? – Сэм хлопала ресницами.

– Конечно, шокирует, дорогая, – признался он. – Но в своих несчастьях ты не виновата. Сейчас передо мной красивая, умная, образованная женщина.

– Не знаю насчет совершенства, – возразила Сэм скромно. – По словам Джулиана, я не умею ни петь, ни играть на фортепьяно.

– Сэм, – с жаром произнес Жан-Люк и, схватив девушку за руки, опустился перед ней на колени, – меня нисколько не волнует твое прошлое и то, кто твоя мать. Я хочу на тебе жениться. Еще сильнее, чем прежде. Так ты выйдешь за меня, дорогая?

Настал черед Сэм принимать решение. Жан-Люк не просто удивил ее, но сразил, оказавшись не таким, как большинство представителей высшего лондонского света. Его абсолютно не интересует ее родословная. Ее смущает ее прошлое. Она нужна ему такой, какая есть, со всеми скандальными фактами ее биографии. Разве не такого мужчину хотела бы она видеть своим мужем?

49
{"b":"1281","o":1}