ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свой, чужой, родной
Призрак Канта
Киселёв vs Zlobin. Битва за глубоко личное
Пассажир своей судьбы
Первый шаг к пропасти
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Мой неверный однолюб
Десятое декабря (сборник)
Секретная жизнь коров. Истории о животных, которые не так глупы, как нам кажется

– Сейчас нет времени для объяснений, Сэм. Мы потом поговорим.

– Ты уже не раз это обещал, но обещания не выполнил. Я хочу поговорить сейчас!

– Сэм, тетушки нас ждут. Пришло послание от твоей матери.

Девушка на минуту отвлеклась, но тут же вернулась к прежней теме:

– Ты должен пообещать мне, Джулиан, что позже все объяснишь!

– Обещаю, – согласился он, решив непременно выполнить обещание… но позже, когда, по его мнению, наступит подходящий момент.

Глава 17

Послание от мадам Дюбуа было коротким, но вежливым. В нем она просила Сэм навестить ее в восемь часов вечера того же дня. Далее поясняла, что была бы рада видеть «дочь» раньше, но после спектакля должна отдохнуть и выспаться. Подпись – мадам Дюбуа. Сэм прижала послание к груди. Она всей душой надеялась, что им с матерью есть что сказать друг другу.

Поскольку Присс и Нэн пришли к выводу, что их присутствие будет излишним на первом свидании дочери с матерью, было решено, что к мадам Дюбуа Сэм поедет в сопровождении Джулиана, а тетушки встретятся с ними позже на элегантном музыкальном вечере у Макадамсов.

Для удобства и безопасности женщин Джулиан отправил их к Макадамсам, проживавшим на Кавендиш-сквер, в своей карете с фамильным гербом, а сам воспользовался наемным экипажем, который и доставил их с Сэм в менее фешенебельный район на Аппер-Уимпол-стрит. После встречи матери с дочерью лорд Серлинг намеревался отвезти Сэм на музыкальный вечер к Макадамсам. Встреча впопыхах с родным человеком претила Сэм и вызывала в душе бурю протеста. Но инициатива принадлежала самой мадам Дюбуа, настоявшей, чтобы первая встреча была короткой. Актриса считала, что нужно действовать осторожно, не привлекая внимания.

Сэм с неприязнью подумала, что Джулиан прав, мадам Дюбуа намерена сохранить родственные отношения с Сэм в секрете, заботясь главным образом о репутации дочери. Но Сэм не была с этим согласна. Зная, что теряет Джулиана, она не желала потерять еще и мать, едва успев ее обрести, только из-за того, что сплетники из высшего света станут перемывать им кости.

Собственная репутация Саманту нисколько не заботила, но она решила не действовать вопреки желанию матери, чтобы не огорчить ее. Ведь может статься, мадам Дюбуа никогда не простит себе, что из-за нее Саманту перестали принимать в обществе.

На встречу с матерью Сэм одевалась с большим старанием. И хотя потом ей предстояло ехать на музыкальный вечер, девушка пеклась в первую очередь о том, чтобы произвести благоприятное впечатление на мать. Она надела простое платье из белого крепа. Доркас, новая камеристка, уложила ей волосы в классическом греческом стиле с аккуратными кудряшками, обрамлявшими лицо. Шею девушки украшало жемчужное колье из трех нитей, уши – жемчужные серьги. Ансамбль завершали длинные белые перчатки и туфли из белого атласа.

По дороге к дому мадам Дюбуа Сэм очень волновалась, но ни на минуту не забывала о Джулиане. Иначе и быть не могло после пылкой интерлюдии, разыгравшейся между ними несколькими часами раньше. На ее попытку добиться объяснения по поводу сцены в библиотеке он ответил отказом, ограничившись двумя фразами: «сейчас не время» и «тебе лучше думать о матери». Поэтому Сэм всю дорогу сидела тихо и вопросов не задавала. Джулиан тоже хранил молчание.

Но Сэм догадывалась, почему Джулиан отказывается от объяснений. Он ведь уже сказал ей сразу после ухода Хедли, что у него в тот момент помутился разум. Вероятно, он искренне сожалел о случившемся. Маркиз наконец разглядел в Сэм женщину, но жениться на ней не собирался. И был очень благодарен Хедли за то, что тот помешал им, прежде чем Джулиан успел ее скомпрометировать.

Как это жестоко и несправедливо любить такого человека, думала Сэм, время от времени искоса поглядывая на маркиза. В экипаже, тускло освещенном керосиновой лампой, было сумрачно. В светло-серых брюках, темно-серой куртке и бордовом жилете Джулиан выглядел восхитительно.

Как ему удается быть таким элегантным, светским… и в то же время источать мужественность и силу? Мысли о матери то и дело сменялись эротическими фантазиями, стоило Сэм вспомнить то, что произошло в библиотеке. Сэм не забыла уроки любви Изабеллы Дескартес, но ей пока не удалось применить их на практике.

Находиться в замкнутом пространстве рядом с желанным мужчиной и не сметь к нему прикоснуться было для Сэм настоящей мукой. Кроме того, не давала покоя мысль о том, что он обручен с Шарлоттой. Но ведь она тоже не свободна. С этой мыслью Сэм никак не могла свыкнуться, но считала, что помолвка состоялась. Так, во всяком случае, она поняла со слов Джулиана. Было, однако, странно, что после разговора с опекуном Жан-Люк ее не навестил. Но Саманта знала, что француз обязательно приедет к Макадамсам на музыкальный вечер, так что поговорить они еще успеют.

Наконец коляска остановилась перед респектабельным городским домом из красного кирпича. Сэм выглянула в окно, пригладила волосы, расправила складки на платье.

Джулиан вышел из экипажа первым и протянул руку воспитаннице. Она подала ему ладонь и, подобрав юбки, собиралась ступить на землю, когда Джулиан порывисто наклонился к ней и прошептал:

– Не нервничай. Выглядишь прекрасно. Она полюбит тебя с первого взгляда.

Услышав это, девушка едва сдержала слезы, тронутая его заботой.

– Спасибо, Джулиан, – ответила она тоже шепотом с искренней благодарностью в голосе и улыбнулась. Он улыбнулся в ответ и, помогая сойти с подножки, сжал ее ладонь.

Сэм и Джулиана проводили в гостиную и предложили сесть. Устроившись на диване, они стали ждать появления хозяйки. Джулиан не сводил с Сэм внимательного взгляда. Он знал, что девушка волнуется, хотя выглядела она совершенно спокойной. Маркиза всегда восхищало умение Сэм сохранять самообладание. Джулиан молил Бога, чтобы долгожданная встреча не разочаровала девушку, впрочем, причин для опасений не было.

После встречи с мадам Дюбуа у него осталось о ней весьма благоприятное впечатление, и маркиз надеялся, что Сэм, страстно мечтавшая об этой встрече, будет очарована матерью.

В белом наряде девушка походила на ангела. Он представил, как прелестно она будет выглядеть в день своей свадьбы.

В день ее свадьбы. Да, этот день рано или поздно наступит. Но за кого выйдет Сэм? На вопрос, кого она любит, Сэм ответила, что Жан-Люка. Однако, судя по ее реакции на ласки Джулиана, когда они были в библиотеке, это не соответствовало действительности. Но зачем она солгала? Неужели решила, что ее так называемая «любовь» к нему была не чем иным, как девичьим увлечением… мимолетной фантазией, и приняла предложение француза?

Но могла ли девушка ласкать его столь страстно, любя другого? Это предстояло выяснить. Бессмысленно предпринимать дальнейшие шаги, не узнав, какие они питают друг к другу чувства, не прислушавшись к собственному сердцу. С другой стороны, лорд Серлинг сознавал, что сейчас, когда все мысли Сэм связаны с матерью, вряд ли она в состоянии решить, кого из двух мужчин любит по-настоящему. Хотя ожидание было для него пыткой, маркиз решил отложить признание Сэм в любви до завтра.

Дверь в комнату открылась, прервав размышления Джулиана. На пороге появилась Женевьев Дюбуа и застыла, как прекрасная статуя. На ней было бледно-сиреневое платье и множество украшений на изящной шее и руках. Но наряд и драгоценности меркли перед блеском ее глаз и красоты лица.

Сэм встала. Ее слегка покачивало. Охваченные волнением, женщины на какие-то доли секунды утратили дар речи. На лицах обеих была написана радость.

Наконец Женевьев, раскрыв объятия, направилась к Саманте. Девушка бросилась к ней, и они обнялись. Все обошлось без драматических восклицаний, рыданий или обмороков, хотя атмосфера в гостиной была насыщена эмоциями. Чтобы не мешать этой трогательной встрече, Джулиан вышел.

Походив минут двадцать по холлу, он снова вернулся в гостиную. Сэм с матерью сидели на диване и ворковали, как две закадычные подруги, не видевшиеся целую вечность.

53
{"b":"1281","o":1}