ЛитМир - Электронная Библиотека

– Насколько я понимаю, воссоединение прошло успешно, – заметил он с улыбкой.

– Она уже называет меня матерью! Я попросила ее об этом, и Сэм согласилась. Как это мило! – восхитилась Женсвьев. – Лорд Серлинг, я так счастлива, что вы пренебрегли моими угрозами. Встреча с Самантой – самое значительное событие в моей жизни.

– Какими угрозами? – Сэм с изумлением посмотрела на Джулиана, потом на мать.

Женевьев пожалела о сказанном, но слово – не воробей, вылетит – не поймаешь. Сэм вопросительно посмотрела на Джулиана.

– Я не рассказывал Сэм о письмах, – признался маркиз. – Не хотел ее пугать.

– Моя дорогая, я отправила лорду Серлингу пару… как бы это сказать… записок с предупреждением, – торопливо пояснила актриса, беря Сэм за руки. – Не хотела, чтобы он меня нашел.

– Но почему? – встревожилась Сэм. – Я думала, ты хочешь со мной познакомиться.

– О да, я очень хотела! – Женевьев сжала ладони дочери. – Но было бы эгоистично думать только о себе. Саманта, дорогая, я опасалась, что если в городе станет известно, что твоя мать – актриса, это может тебе навредить. – Она оглянулась на Джулиана. – И лорд Серлинг изменит к тебе свое отношение. Но мои опасения оказались напрасными. Похоже, он с самого начала был твоим преданным другом.

– Да. – Сэм подняла на опекуна полные благодарности глаза и улыбнулась. – Джулиан – мой лучший друг.

Переводя взгляд с одного на другого, Женевьев вдруг лукаво произнесла:

– Да, в наши дни трудно найти человека широкого склада ума. Надеюсь, дорогая, ты достаточно благоразумна, чтобы не тянуть со свадьбой. Выходи за него замуж, не дожидаясь возвращения сестры. Стоит ли терять драгоценное время только ради того, чтобы собрать на брачную церемонию всю семью, когда к лету можно уже вовсю наслаждаться медовым месяцем.

Заявление матери Сэм ошеломило не только девушку, но и самого Джулиана. От крайнего изумления он на минуту онемел, а Сэм, метнув на него смущенный взгляд, зарделась как маков цвет.

– Матушка, с чего ты взяла, что мы с Джулианом собираемся пожениться? – спросила она.

– Он для тебя идеальный мужчина, моя дорогая, – констатировала Женевьев Дюбуа не без удивления. – Он знает о тебе все. Гораздо больше, чем твоя сестра. Осмелюсь заметить, он расположен и ко мне… своей будущей теще! Какие еще нужны рекомендации для будущего мужа?

– Но он не хочет на мне жениться, мама, – произнесла Сэм зардевшись. – Он меня не любит. И я тоже его не люблю.

Эти слова Сэм вонзились в сердце Джулиана подобно лезвию кинжала. Девушка ошибалась по крайней мере в одном. Он ее любил.

– Чепуха! – усмехнулась Женевьев, повернувшись к маркизу. – Бога ради, лорд Серлинг, вразумите эту девчонку. Она считает, что вы ее не любите!

Джулиан, скрестив на груди руки, смотрел на мать Сэм, нахмурив брови, пытаясь понять, что она задумала. Из их беседы накануне он понял, что Женевьев догадалась о его любви к Саманте еще до того, как он сам признал эту истину, и теперь собиралась взять на себя роль свахи.

Но Женевьев не подозревала, что Сэм уже дала слово другому мужчине.

– Мадам Дюбуа…

– Зовите меня Женевьев, – перебила актриса. – В конце концов, мы скоро породнимся!

– Мадам Дюбуа, – повторил Джулиан с нажимом, – боюсь, вы не все знаете. Дело в том, что Сэм собирается замуж за господина Жан-Люка Бувье.

Глаза Женевьев округлились, и она растерянно захлопала ресницами. Джулиан не мог понять, играет она или на самом деле изумлена.

– Жан-Люк Бувье? Почему? Как, Саманта, такое могло случиться? Ты ведь его не любишь. Осмелюсь заметить, что он красив, богат, интересен, но он не тот, кто тебе нужен. А как же Джулиан? Если ты не выйдешь за него замуж, то кто?

– У меня есть кое-какие перспективы, – сухо вставил маркиз.

– В самом деле, мама, – взволнованно произнесла Саманта. Лицо ее пылало. – Более того, у меня есть достоверные данные, что маркиз намерен… жениться на Шарлотте Бэтсфорд. Разве не так, Джулиан?

– Несомненно, такое мнение бытует, – ответил он уклончиво, задумавшись над внезапно осенившей его догадкой.

– Бытует? – повторила Женевьев. – Что это значит? Объясните все толком, лорд Серлинг. Вы обручены с мисс Бэтсфорд или нет?

– Мама! Ты едва знакома с Джулианом, а требуешь от него объяснений, да еще таким тоном, – горячо зашептала Сэм.

– Боюсь, это единственный способ узнать то, что меня интересует, – возразила Женевьев. – На самом деле, Саманта, если бы вы оба были честны и откровенны друг с другом, вам не пришлось бы расхлебывать кашу, которую вы заварили, и не потребовалось бы мое вмешательство.

– Но я говорила с Джулианом открыто, – возразила Сэм и застенчиво посмотрела на маркиза. – Хочу заверить тебя, мама, что и он был со мной предельно откровенен. Порой его откровенность граничила с жестокостью. Джулиан не намерен на мне жениться. В любом случае он не смог бы, даже если бы захотел. После того, что произошло вчера вечером.

– И что же произошло вчера вечером? – полюбопытствовала Женевьев.

– Да, сорванец, расскажи нам, – поддержал актрису маркиз, приподняв брови. Теперь поведение Сэм и ее речи представлялись ему менее загадочными, чем раньше. – Что же такое случилось вчера вечером?

– Джулиан, только не прикидывайся простачком! – выкрикнула Саманта, бросив на опекуна укоризненный взгляд. Она в возбуждении вскочила на ноги и стала нервно прохаживаться по комнате, теребя кольца. – Ты очень хорошо знаешь, что случилось вчера вечером. Ты сделал Шарлотте предложение. Я сама была тому свидетельницей! Хотя не понимаю, почему ты не объявил об этом во всеуслышание и не поставил в известность меня и тетушек. Вероятно, у тебя есть на то основания. У тебя есть объяснение всему, что ты делаешь, Джулиан, не так ли? Ты такой практичный и логичный. – Девушка остановилась у камина и хмуро уставилась на огонь.

Джулиан подошел к ней.

– Это как раз то, чего тебе не хватает – практичности и логики. Ты чересчур импульсивна, – язвительно заметил он.

Сэм повернула к нему сердитое лицо со сверкающими, как сапфиры, глазами. В гневе его воспитанница выглядела еще прелестнее, и он невольно залюбовался ею.

– Вот как? – огрызнулась она. – Во всяком случае, я не зануда, как некоторые!

– Лучше быть занудой, чем делать скоропалительные выводы и оказываться в нелепом положении. Ложные представления, как известно, могут привести к глупым, необдуманным поступкам и непоправимым ошибкам.

– Что это значит? – Сэм выглядела озадаченной. – Мама права, выражайся яснее, Джулиан!

Маркиз смерил ее благодушным взглядом. На сердце него потеплело. Он чувствовал, что если правильно разыграет эту партию, то его проблемы в скором времени разрешатся. Кажется, теперь он догадался, что случилось прошлым вечером и что вынудило Сэм внезапно согласиться на помолвку с Жан-Люком Бувье. Джулиан не сомневался, что Сэм видела его с Шарлоттой в столовой на балу у Уилмотов и решила, что он сделал Шарлотте предложение. Невероятно, но факт.

Теперь наконец все встало на свои места. Джулиан был на седьмом небе от счастья. В нем с новой силой вспыхнула надежда, что Сэм все еще любит его.

Сейчас настал самый подходящий момент разрешить недоразумение. Нужно только усадить Сэм на стул, объяснить, что произошла путаница, а потом они признаются друг другу в любви – сначала она, потом он.

Джулиан поднес руку ко рту, едва сдерживая улыбку, и тихо кашлянул. Да, это будет логично и разумно. Но с другой стороны, предсказуемо и скучно. Нужно придумать иной, более интересный способ сообщить Сэм о своей любви. Но что делать с мадам Дюбуа?

– Я бы очень хотел все объяснить тебе, Сэм, – начал Джулиан, – но предпочел бы это сделать в другой раз и в другом месте.

– Естественно! – промолвила Сэм с сарказмом.

– К тому же осмелюсь напомнить тебе о матери. Она вряд ли… – Внезапно маркиз осекся, ибо, повернувшись, обнаружил, что Женевьев таинственным образом исчезла. Кроме них, в комнате никого не было. – Куда, интересно, подевалась твоя мать? – пробормотал он озадаченно.

54
{"b":"1281","o":1}