ЛитМир - Электронная Библиотека

– С вашей стороны жестоко есть при мне, – сварливо заметил тот, допивая ячменный отвар.

– От яичницы вам тут же стало бы плохо, – невозмутимо ответила она, вытирая рот салфеткой. – Даю слово, что уже сегодня вечером вам можно будет съесть что-нибудь более калорийное.

– Именно это я и намерен сделать, – отозвался он тоном, не терпящим возражений. Он подтянулся на руках и сел на кровати, опершись на подушки, так что вся его мощная грудная клетка оказалась в поле ее зрения. Аманда почувствовала, что неудержимо краснеет при мысли о том, что ночью ей довелось увидеть куда больше, и постаралась смотреть ему прямо в глаза, не отводя взгляда.

– Кажется, вы чувствуете себя лучше, – заметила она храбро. – На щеках появился румянец. Голова очень болит?

– Не очень. Тошнит немного.

– Уверена, это пройдет. Скоро приедет доктор.

– У меня есть к вам вопросы…

– У меня тоже. И я вынуждена настаивать на том, чтобы по крайней мере на один мой вопрос вы ответили первым. Я совершаю очень важную поездку и не могу задерживаться здесь дольше, чем это необходимо. Так что если вы назовете себя и скажете, как сообщить о случившемся вашим родственникам, я немедленно прикажу это сделать. Не сомневаюсь, что все они с нетерпением ждут известий о вас…

Аманда осеклась. Незнакомец вдруг изменился в лице, побледнел как полотно, в глазах у него заплескался ужас.

– Господи! Что с вами? – всполошилась она, участливо наклоняясь к нему. – Вас тошнит? – Она обернулась к Тео, и он тут же подскочил к кровати с тазом.

Незнакомец раздраженно оттолкнул посудину и провел рукой по встрепанным волосам.

– Нет, меня не тошнит, – ответил он странным голосом.

– Тогда в чем дело? – Аманда удивленно посмотрела на него.

Он медленно поднял на нее глаза. Они были черными, как у цыгана, но в их глубине мерцали золотистые искорки.

– Видите ли, – начал он с растерянной улыбкой, – я только что понял, что не могу назвать никого, кому бы вы могли обо мне сообщить.

– Почему? – холодея от страха, спросила она.

– Потому что я не знаю, кто мои родственники и друзья.

– Боже! – Ее голос задрожал. – Вы хотите сказать…

– Боюсь, что да, – кивнул он. – Черт побери, я даже понятия не имею, кто я такой!

Глава 5

– Это ужасно! – восклицала Аманда, прохаживаясь взад и вперед по истрепанному ковру. Она не находила места своим рукам, совсем как тетя Прис в подобных случаях. – Что же нам теперь с вами делать?

– Мне жаль, что моя амнезия нарушает ваши планы, миледи, – язвительно отозвался незнакомец. – Но я ничем не могу вам помочь. – Он сложил руки на широкой голой груди и нахмурился, взирая на окружающий мир, как король какой-нибудь дикой страны, придумывающий, кому бы отрубить голову.

– Конечно, не можете. – Аманда остановилась перед ним, смирившись с этим фактом. – Но если бы вы знали, как я разочарована! Если бы вы только знали, как я спешу отправиться в дальнейший путь, чтобы разыскать своего…

Аманда прикусила губу, пожалев, что не может взять и откусить свой предательский язык! Ей вовсе незачем рассказывать этому незнакомцу о незаконнорожденном отпрыске отца. У нее был составлен план, осуществлению которого могут повредить досужие сплетни.

Судя во внешнему виду и манерам незнакомца, Аманда заключила, что он вхож в светские круги Лондона, а то и задает там тон. Если он узнает, зачем она едет на Торни-Ай-ленд, он может позднее использовать эту информацию против нее и таким образом помешать ее брату или сестре устроить свою жизнь. Особенно если это девушка. Девушкам всегда труднее!

– Значит, вы кого-то разыскиваете? – Он посмотрел на нее так, словно считал ее последней дурочкой. Затем его брови удивленно поднялись. – В таком случае где же ваш эскорт, миледи?

– Эскорт? – растерянно переспросила она, точно так же, как тогда, когда доктор захотел узнать имя ее «мужа».

– Вы путешествуете с отцом?

Она покачала головой.

– С братом?

Она снова покачала головой.

– Тогда, может быть, с… мужем? – На лице его отразилось изумление.

– Я не могу похвастать таким обилием родственников, – надменно отозвалась она. – Но даже если бы у меня были отец, брат и муж, я не стала бы беспокоить их просьбой сопровождать меня, как какую-то маленькую девочку! Мне двадцать три года, и я в состоянии позаботиться о себе сама!

Этот человек, страдающий амнезией, судя по всему, не забыл, что такое спор, и открыл было рот, чтобы возразить, но в этот момент в дверь тихонько постучали. Тео направился к двери, чтобы открыть ее, но на пороге комнаты без всякого приглашения вдруг возникла миссис Бин.

– Доброе утро, миледи, – проговорила она учтиво, но со своим всегдашним кислым выражением лица. При слове «миледи» незнакомец вздрогнул и вопросительно посмотрел на Аманду, приподняв бровь. Она отметила про себя, что у него на редкость выразительные брови.

– Как себя чувствует ваш супруг?

Теперь и другая его бровь полезла вверх, а в глазах промелькнуло изумление.

– Он… он… чувствует себя гораздо лучше, спасибо, – запинаясь, ответила Аманда. Она подошла к незнакомцу и, взяв его за руку, до боли сжала запястье. – У лорда Торнфилда пока еще сильные головные боли и небольшие провалы в памяти, которые, я надеюсь, долго не продлятся.

Она лучезарно улыбнулась хозяйке и бросила на незнакомца взгляд, который, как ей казалось, вполне мог сойти за ласковый. Однако долго оставаться в позе любящей жены Аманде было не под силу, потому что незнакомец вдруг ответил ей таким же взглядом, сопроводив его откровенно двусмысленной улыбкой. Аманда молила Бога, чтобы мужчина не сделал что-нибудь такое, что смутило бы ее окончательно и разоблачило ее обман.

Миссис Бин сокрушенно покачала головой, узнав, что его сиятельство потерял память, хотя старую пройдоху интересовал только карман, куда он спрятал свой кошелек, и то, где этот карман находится. Ведь рано или поздно ему придется платить за постой.

– Какое несчастье, – фальшиво посочувствовала она и тут же перешла к делу: – Значит, вы задержитесь еще на несколько дней?

– Я не… – начала Аманда, но «его сиятельство» ее перебил.

– Мы с женой уедем завтра, – заявил он, поднося руку Аманды к губам и целуя ее. Приятное ощущение от прикосновения его теплых губ ошеломило ее, и она даже утратила дар речи, чем тут же воспользовался незнакомец. – Правда, я точно не помню, но, кажется, у нас есть срочное дело… не так ли, дорогая?

– Да… милый, – подтвердила она, удивленная тем, что незнакомец так легко включился в игру. На нее это произвело неизгладимое впечатление, и особенно обращение «дорогая», которое хотя и прозвучало с оттенком еле уловимой иронии, но все же заставило ее сердце забиться чаще.

– Вы уверены, что поправитесь к завтрашнему дню, милорд? – поинтересовалась миссис Бин, надеясь продержать у себя под крышей графа и его слуг по крайней мере еще неделю. – Вы ведь не виделись сегодня с доктором.

– Разумеется, я не отказываюсь от осмотра и приму к сведению все его предписания. Однако я абсолютно уверен, что, несмотря на мою временную забывчивость, мы могли бы тотчас покинуть гостиницу без всякого вреда для моего здоровья, поскольку я полностью полагаюсь на способность моей жены позаботиться обо всех моих нуждах. – Он сжал ее руку, как только что сделала она сама, и улыбнулся нахальной улыбкой.

Если он пытался притвориться, что обожает ее, то, по мнению Аманды, делал это очень неубедительно и слегка переигрывал, и она бы не удивилась, если бы миссис Бин быстро разоблачила его.

– Оставайтесь столько, сколько хотите, – разочарованно проговорила хозяйка и направилась к двери. – Нет ли у вас особых пожеланий по поводу обеда?

– Есть, – с готовностью отозвался незнакомец и попытался сесть, забыв о том, что голову ему лучше держать на подушке. – Я хочу пирог с печенкой, жареного цыпленка, сыр, хлеб, картофель… – Он задумался на мгновение и спросил: – Не найдется ли у вас пива, миссис Бин?

14
{"b":"1282","o":1}