ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дорогой, ты же знаешь, что пива тебе пока нельзя, – мягко возразила Аманда, бросив на него испепеляющий взгляд. – Вы умеете готовить мясной бульон?

– Полагаю, что да, – несколько обиженно ответила хозяйка.

– Это все, что граф будет есть на обед. Ну, может быть, еще жидкий чай и небольшой кусочек хлеба. Возможно, ужин мы закажем более основательный.

– Я очень надеюсь на это, а не то вы уморите меня голодом, – очень тихо, так, чтобы его могла услышать только Аманда, проворчал он.

– Что вы говорите, милорд? – навострила уши миссис Бин.

– Ничего, миссис Бин, все в порядке. – Аманда подошла к ней и стала осторожно теснить ее к двери. – Вы на редкость гостеприимны. Большое спасибо, сейчас нам больше ничего не нужно. Пришлите к нам доктора, как только он придет.

Хозяйка удалилась, недовольная столь скромными желаниями графа. Как только дверь за ней закрылась, незнакомец потребовал объяснений. Аманда благоразумно удалила из комнаты Тео, зная строгий характер слуги. Тот недовольно нахмурился, но все же оставил их одних.

– Выходит, вам не нужен муж и никакой другой мужчина, чтобы сопровождать вас в путешествии? – язвительно усмехнулся незнакомец.

– Не нужен!

– Тогда почему вы сказали миссис Бин, что мы женаты?

Аманда скрестила на груди руки, подошла к окну и выглянула во двор, серый и унылый в этот пасмурный день.

– Потому что иначе она не дала бы нам комнату, – нехотя призналась Аманда. – Ну, теперь довольны?

– Не совсем, – ответил он ей в тон. – Это не слишком большая и уютная комната… для графа.

– Эта была единственная комната, и я с большим трудом ее добилась, – возмущенно заявила Аманда. – Миссис Бин, эту жадную пройдоху, не пронять ничем, она реагирует только на громкие титулы и на деньги. Так что мне пришлось не только наделить вас титулом, но и помахать у нее перед носом туго набитым кошельком.

– Моим кошельком?

– Нет, моим. Правда, у вас в кармане тоже оказался довольно пухлый кошель.

Он прищурился.

– И не надо на меня так смотреть! Не в моих правилах шарить по карманам у людей, которые находятся без сознания. Просто мы со слугами хотели найти какой-нибудь ключ к разгадке вашей таинственной личности.

– Я и не думал, что вы собирались меня ограбить, – смутился незнакомец. – Иначе вы бросили бы меня умирать посреди дороги, а не стали бы сидеть рядом всю ночь напролет.

– Кстати, вы еще не поблагодарили меня за это, – гордо вскинула подбородок Аманда.

– Вы правы. – Незнакомец виновато улыбнулся и пожал плечами. – Я благодарю вас.

– Не за что. – Аманду взволновали его непосредственный жест и искренние слова. – Я поступила бы так же, окажись на вашем месте любой другой. К тому же я чувствую себя отчасти виноватой в том, что произошло…

– Правда? Прошу вас, миледи, не оставляйте меня в неведении. Почему вы считаете себя виноватой в том, что у меня на голове появилась эта огромная шишка?

– Я сказала «отчасти виноватой», – уточнила она.

– Хорошо, пусть будет «отчасти», – нетерпеливо отмахнулся он. – Но прежде чем вы начнете говорить, может быть, скажете, как вас зовут? В этом нет ничего неприличного, коль скоро мы с вами муж и жена… или по крайней мере пытаемся играть эту роль. Я бы представился первым, но, к сожалению, это невозможно.

– Вы можете называть меня мисс Дарлингтон. – Аманда с достоинством выпрямилась.

– Эта форма обращения слишком официальна, чтобы ее удобно было добавлять к каждой фразе, – усмехнулся незнакомец. – Как вам это понравится? «Не могли бы вы поправить мне подушку, мисс Дарлингтон?», «Можно мне что-нибудь съесть, пока я не умер с голоду, мисс Дарлингтон?», «Как вам кажется, будет ли дождь, мисс Дарлингтон?» Понимаете, что я хочу сказать… мисс Дарлингтон? Уж лучше я буду по-прежнему называть вас «дорогая».

– Мне бы этого не хотелось, – возмущенно вспыхнула она.

– Но поскольку я играю роль вашего мужа, вы не можете отказать мне в такой малости… во всяком случае, в присутствии посторонних.

Аманда поджала губы.

– Тогда, надеюсь, вы не станете возражать, если я буду называть вас Деметрием?

– Деметрием? – Незнакомец открыл рот от изумления. – Вы уже называли меня так при посторонних? Но такие имена встречаются разве что в готических романах Радклифф!

– Это первое, что пришло мне в голову.

– Мне не очень это нравится, дорогая, но спорить я не стану. Надеюсь, к ночи память ко мне вернется, и я очень рассчитываю на то, что вы будете играть честно и станете называть меня моим настоящим именем, когда… мы оба его узнаем.

– Ночью это не будет иметь значения, потому что я не собираюсь называть вас никак, – ответила она.

– Остроумия вам не занимать, – рассмеялся он. – Я не помню этого наверняка, но мне кажется, что такие женщины в моем вкусе.

Аманда невольно покраснела, польщенная его комплиментом, и отвернулась, чтобы скрыть это.

– Почему бы нам не пойти на компромисс? – предложил он.

– Какой? Что вы имеете в виду?

– Я буду называть вас мисс Дарлингтон, а вы станете называть меня каким-нибудь обычным именем… например, Джон, Джек или Джо. Вам не кажется, что одно из них подойдет мне больше, чем Деметрий?

Аманда не считала, что в личности незнакомца так уж много черт, подходящих под определение «обычный», но в его словах был здравый смысл.

– Я буду называть вас Джоном. Это доставит вам радость?

«Джон» улыбнулся. У него была обаятельная улыбка, обнажающая два ряда великолепных зубов и ямочку на левой щеке.

– Это всего лишь начало, – пообещал он. – А теперь, пока мы не ушли в сторону от темы, расскажите мне, как я оказался раненым. Возможно, если вы сообщите мне об обстоятельствах дела, я кое-что вспомню, и вы сможете послать весточку моим друзьям или родственникам…

– Или вашей жене.

Улыбка мгновенно стерлась с его лица.

– Я абсолютно уверен, что у меня нет жены.

– Значит, что-то вы все-таки помните? – спросила Аманда, стараясь не обращать внимания на то, что сердце ее учащенно забилось.

– Да так, некоторые повседневные вещи, какие-то свои привычки. Например, я помню, что люблю крепкий кофе и чай – два куска сахара и никаких сливок, – яйца всмятку, солнечную погоду, серых лошадей и так далее. – Он взглянул на нее с лукавой улыбкой: – И поскольку вы мне нравитесь, мисс Дарлингтон, это, без сомнения, означает, что я очень люблю красивых женщин.

– Мой кучер считает вас повесой и шалопаем, и, судя по тому, как бесстыдно вы флиртуете с женщиной моего возраста и положения, он прав, – проговорила она строго.

– Но это простое черное платье не может скрыть вашей красоты, мисс Дарлингтон. А двадцать три года – еще не зрелость, – улыбнулся «Джон».

– А вам известно, что вы бредили, пока были без сознания? – поспешила сменить тему Аманда. Ей не хватало веера, чтобы охладить пунцовые щеки. Этот проклятый нахал, очевидно, решил смутить ее до слез.

– Не помню, чтобы кто-нибудь говорил мне об этом, мисс Дарлингтон, Впрочем, моя ущербная память… – Он криво усмехнулся.

– Вы упоминали некоторые женские имена. – Аманда отвернулась, рассеянно проводя пальцем по инкрустации на столбике кровати. Она искоса взглянула на него и увидела, что на лице его сияет самодовольная улыбка.

– Вы не могли бы повторить их? – попросил он.

– Если бы я могла запомнить их все! – проворчала она, пожимая плечами.

– Может быть, эти имена помогут мне восстановить память. Но прежде, мисс Дарлингтон, расскажите мне наконец о том, как произошло несчастье.

Аманда рассказала ему все в подробностях, о том, когда и где это случилось, и добавила, что он был сильно пьян. Он выслушал ее очень внимательно, после чего, глубоко задумавшись, откинулся на подушки.

– Когда я очнулся сегодня утром, мне было плохо, как всегда после перепоя, но я и представить не мог, что напился до такой степени, чтобы угодить под колеса экипажа, запряженного четверкой лошадей!

– В ту ночь был очень сильный туман, – утешила его Аманда.

15
{"b":"1282","o":1}