ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я еще не составила о вас определенного мнения.

– Но вы считаете меня опасным для себя, не так ли?

Джек видел, что она отнеслась к его шутливому вопросу серьезнее, чем он того заслуживал.

– Вы никогда не причините мне зла, – произнесла она, подумав. – Во всяком случае, намеренно.

Джека застало врасплох ее признание, и он не знал, что ответить на это. Он был тронут и смущен ее искренней доверчивостью, поэтому поспешил скрыть свое замешательство под маской легкого флирта.

– Значит, вам известно обо мне больше, чем мне самому! Достаточно сказать, что я по-прежнему остаюсь большой загадкой для нас обоих. Давайте лучше поговорим о вас, мисс Дарлингтон.

– В этом нет необходимости. Память моя в порядке, а история моей жизни скучна и ничем не примечательна. – Она подошла к камину, чтобы подбросить в него дров. – Во мне нет ничего загадочного.

– Я придерживаюсь другого мнения. Сначала я решил, что вы носите темное платье, чтобы скрыть свою красоту, но теперь вижу, что доктор был прав – вы в трауре.

Джек почти не видел ее лица, потому что она отвернулась от него, присев у камина, однако он заметил, как щека у нее побледнела, а уголок рта печально опустился. Он рассердился на себя за то, что причинил ей боль.

– Если вы не хотите говорить об этом…

– Ничего страшного. – Она повернулась к нему с грустной улыбкой. – Мои родители умерли полгода назад.

– Примите мои соболезнования.

Аманда подошла к окну, а он решил тактично сменить тему. Однако эта женщина вызывала в нем сильное любопытство, и он не смог удержаться от дальнейших расспросов:

– Почему вы путешествуете одна?

– Потому что такая независимая и состоятельная женщина, как я, может делать то, что хочет. Нужны другие объяснения?

– Нет, пожалуй. Но это опасно.

– Я рискую по собственной воле.

– Вы очень волевая женщина, мисс Дарлингтон.

– С недавних пор – да, – еле слышно промолвила она, но Джек расслышал ее слова.

Это замечание показалось ему весьма интригующим: что же такое произошло в ее жизни, если она вдруг превратилась в волевую женщину, способную отправиться в дальний путь в гордом одиночестве?

– Кого вы разыскиваете, мисс Дарлингтон?

– Никого. С чего вы взяли? – Аманда изобразила удивленный смешок.

– Вы сами сказали, что должны как можно скорее отправиться дальше, потому что кого-то ищете. Но вы не сказали кого. Просто оставили фразу недосказанной.

– И я не собираюсь ее заканчивать, потому что это не ваше дело.

– Вы даже не скажете, куда держите путь? Как нелюбезно с вашей стороны! – Он вдруг понизил голос: – Разве такая скрытность не говорит о вашей загадочности?

– Что ж, Джон, приходится признать, что мы оба представляем загадки друг для друга, – ответила она с притворной мягкостью в голосе. – Но поскольку мы оказались вместе только благодаря стечению неприятных обстоятельств и не собираемся связывать наши судьбы навсегда, я думаю, это не так уж важно. А теперь, если вы не возражаете, я ложусь спать.

У Джека сна не было ни в одном глазу, но он решил, что достаточно подвергал мисс Дарлингтон расспросам в этот вечер, потому покорно задул свечу на ночном столике и отвернулся лицом к стене, чтобы дать даме возможность спокойно совершить туалет.

При свете огня в камине она распустила волосы и стала причесываться. Джек не видел этого, но, слыша каждое шуршащее прикосновение гребня к волосам, сразу вспомнил, как она делала это утром.

Он лежал не шевелясь и постепенно начал засыпать. Скорее всего он привык спать один… разумеется, если не считать редких ночей, которые он проводил с продажными красотками. Без сомнения, женат он не был, и все же запахи и звуки, которые распространялись по комнате, свидетельствуя о присутствии другого человека, действовали на него умиротворяюще и были желанны.

Уже засыпая, он перевернулся на спину, ожидая увидеть темный силуэт мисс Дарлингтон на раскладной кровати. Сердце подпрыгнуло у него в груди, и сонливость улетучилась без остатка, когда он увидел ее за ширмой: решив, что он спит, она совершала водные процедуры при помощи губки. Она поставила зажженную свечу на столик за ширмой, так что ее силуэт – гибкий и удивительно женственный – был виден отчетливо, словно в театре теней.

Она старалась двигаться бесшумно, чтобы не разбудить его, но Джек давно и думать забыл о сне и лежал, зачарованно затаив дыхание. В какой-то момент она повернулась в профиль, и он увидел очертание ее груди с темной точкой соска…

Он судорожно сглотнул. Она сказала, что доверяет ему. Чтобы заслужить это доверие, он должен был бы немедленно отвернуться и заснуть. Невероятным усилием воли он заставил себя снова уставиться в стену, но уж теперь-то о сне не могло быть и речи.

Он тяжело вздохнул. Похоже, сейчас он может ответить на вопрос, благородный ли он человек. Очевидно, да. Черт побери!

Глава 7

Аманда проснулась от громкого петушиного крика. Она спустила ноги со своей узкой кровати и огляделась, с трудом разлепляя веки после короткого беспокойного сна. Комнату наполняли серые предрассветные сумерки, «Джон» крепко спал. Очень удобный момент, чтобы встать и одеться, не опасаясь, что ей помешают. Она не станет даже тратить время на то, чтобы подбросить дрова в камин, и займется утренним туалетом.

Она набросила на плечи халат и поспешила за ширму. Накануне она сумела наскоро вымыться, воспользовавшись тем, что ее подопечный заснул, и приготовила свежее дорожное платье. Он сладко посапывал во сне, так что нечего было опасаться его неожиданного пробуждения.

Аманда застегивала длинный ряд пуговиц на платье и размышляла над тем, отчего прошедшая ночь выдалась такой беспокойной. Впрочем, ничего удивительного: одна лишь необходимость делить комнату с мужчиной могла выбить из колеи порядочную женщину, а «Джон» к тому же еще и разговаривал во сне. Она несколько раз подходила к нему, чтобы проверить, нет ли у него температуры. К счастью, лихорадка отступила, но его бессвязное бормотание всерьез тревожило ее.

Без сомнения, существовало нечто такое, что не давало ему покоя даже во сне, но начисто исчезало из памяти, когда он бодрствовал. Аманда сгорала от любопытства, что бы это могло быть.

Надев строгое платье и собрав волосы в тугой узел на затылке, она почувствовала, что к ней вернулось душевное равновесие. Однако, выйдя из-за ширмы, она первым делом бросила взгляд на кровать и лежащего на ней человека. Он по-прежнему крепко спал, а значит, у нее было время послать за Тео и приказать ему помочь джентльмену одеться.

Ее не беспокоило мнение миссис Бин насчет того, что она доверяет заботу о своем «муже» простому кучеру. С тех пор как незнакомец пришел в себя и стал подтрунивать над ней и задавать слишком много вопросов, Аманде было все труднее оставаться с ним наедине. К тому же они собирались уезжать этим утром, а потому мнение хозяйки можно было не учитывать вовсе.

Аманда направилась к двери, но задержалась, чтобы оглянуться на «Джона» и лишний раз полюбоваться его красивым лицом. Волосы его спутались, длинные ресницы отбрасывали густую тень на щеки, губы были плотно сжаты, совсем не так, как у ее отца, когда он храпел во сне.

Все же очень приятно, что «Джон» не храпит. Если бы он еще и не разговаривал во сне! Впрочем, слава Богу, это была последняя ночь, когда ей приходилось думать о том, как спит «Джон».

Аманда без труда разыскала Тео. Он изъявил готовность выполнить любое ее приказание, чтобы искупить вину за свое вздорное поведение. Пока Аманда гуляла по дорожке неподалеку от дома, Тео помогал «Джону» одеться. Наконец, проголодавшись, Аманда вернулась в гостиницу.

Она осторожно постучала в дверь и, когда в ответ раздался громкий возглас «Джона», нерешительно переступила порог комнаты. Ее смущение не укрылось от внимательного взгляда ее подопечного.

До сих пор она видела этого человека только лежащим или сидящим на кровати. Теперь он стоял у камина, небрежно опираясь локтем на мраморную полку.

20
{"b":"1282","o":1}