ЛитМир - Электронная Библиотека

Скрипач заиграл новую мелодию, и Джек решительно повел свою партнершу в центр зала. Их появление было встречено с большим интересом, а вскоре раздались восторженные аплодисменты, потому что танцевали они очень хорошо.

Мисс Дарлингтон, как выяснилось, была очень легкой, гибкой и грациозной. Ему нравилось кружить ее и видеть, как счастливо сияют ее глаза. На очередном крутом вираже с нее слетела шляпка, и какой-то мальчишка быстро поднял ее с пола. Мисс Дарлингтон лишь рассмеялась и тряхнула головой, отчего ее пышные кудри рассыпались и упали на лицо.

Джек был ошеломлен. Он и представить себе не мог, что мисс Дарлингтон обладает такой живой красотой и неуемной энергией. В его присутствии она всегда была чересчур сдержанной, строгой, неприступной и… чем-то глубоко опечаленной.

Он не хотел верить, что причиной столь чудесного превращения оказалось всего лишь вино из бузины Ричарда Кларка. Если бы это вино и вправду обладало такой магической силой, колесному мастеру давно следовало бы отказаться от своего ремесла и заняться продажей этого волшебного зелья!

Только после того, как мисс Дарлингтон отплясала три танца, Джек с трудом уговорил ее вернуться на место. У него болело колено, кружилась голова и сердце готово было выскочить из груди, но он скорее бы умер, чем признался ей в этом.

– Лорд Торнфилд. Милорд?

Джек не сразу понял, что Ричард Кларк обращается к нему. Мастер тоже танцевал и теперь, тяжело дыша, вытирал вспотевший лоб платком.

– Мистер Кларк, – сочувственно улыбнулся Джек. – Я вижу, вы тоже выбились из сил.

– Да, дамы могут танцевать с утра до ночи… Я готов заняться вашим колесом, сэр. Как вы на это смотрите?

– Отлично. Сколько времени это займет?

– Не больше получаса.

– Вы ведь знаете, где находится экипаж? Можете приниматься за дело. А мы с леди Торнфилд прогуляемся, чтобы немножко освежиться. Я заметил за церковью весьма живописный ручеек, мы пойдем в ту сторону.

– Прекрасная мысль, – одобрительно кивнул мистер Кларк. – У нас очень красивые места. Надеюсь, вы получите удовольствие от прогулки.

Джека волновал не столько живописный пейзаж, сколько состояние мисс Дарлингтон. Танцы возбудили ее, обычно столь холодную и чопорную, и он хотел отвести ее в какое-нибудь тихое местечко, где она могла бы немного прийти в себя. Дело не в том, что она не нравилась ему в таком виде – раскрасневшаяся и радостная, – просто он опасался, что в любой момент ее настроение может измениться. Будет лучше, если это произойдет вдали от людей.

Мисс Дарлингтон поцеловала мальчика, который подобрал ее шляпку, распрощалась со всеми, с кем успела познакомиться, и взяла Джека под руку. Они вышли на улицу.

– Куда мы идем? – спросила она. – Экипаж в другой стороне.

– Я подумал, что мы можем прогуляться вдоль ручья, пока мистер Кларк чинит колесо. Вы не против?

– Нет. Вы же сами говорите, что нет смысла сидеть в душном экипаже, если можно погулять на чистом воздухе, да еще в такую чудесную погоду.

Джек взглянул на ее улыбающееся лицо. Щеки ее разрумянились от танцев, глаза сияли небесной чистотой. Распущенные волосы отливали золотом. Он боролся с желанием запустить пальцы в ее пышные локоны и ощутить их шелковистое скольжение, и с трудом сдерживался, чтобы не прижать ее к себе.

– Я вижу, вы больше не торопитесь сломя голову на Торни-Айленд, – заметил он.

На лбу ее обозначилась тревожная складка.

– Для меня по-прежнему важно попасть туда как можно скорее… – Она отвернулась, чтобы не встречаться с ним взглядом, – потому что я дала обещание своему брату и его жене. Но ведь нам все равно придется ждать, пока починят колесо, а значит, мы можем погулять. Сколько у нас есть времени?

– Около получаса, – ответил он, отметив про себя, что в прошлый раз она говорила о своей сестре и ее муже.

– Хорошо, – удовлетворенно вздохнула она.

Джек был удивлен и… растерян. Он приписывал ее странное поведение опьянению, но она вовсе не была пьяной. И никакая депрессия, судя по всему, ей не грозила. Она держалась раскованнее, чем обычно, но полностью владела своими чувствами и эмоциями. Кроме того, она выглядела весьма довольной жизнью.

Да, именно довольной. С того момента, как он пришел в себя, ее состояние впервые можно было обозначить этим словом. Джек предпочел не заниматься анализом ситуации, а просто порадовался тому, что это так.

Они прошли через кладбище и спустились к ручью, по берегам которого росли старые ивы. Прозрачная холодная вода весело бежала по каменистому дну, и зрелище это было так прелестно, что завораживало взор. Они какое-то время постояли молча, после чего повернулись друг к другу.

Легкий ветерок распушил волосы мисс Дарлингтон. Они упали ей на лицо, и Джек протянул руку, чтобы убрать их со лба. В этот момент она поскользнулась на куче опавшей листвы и едва не упала. Он подхватил ее, обняв за талию.

– Осторожно, – сказал он и посмотрел на ее губы, чуть приоткрытые от изумления.

– Да… осторожно, – повторила она, упираясь руками в его грудь.

Сердце у него заколотилось, дыхание стало учащенным, а перед глазами стояли нежные, призывные губы мисс Дарлингтон.

– Мисс Дарлингтон, вы знаете, что вы красавица? – прошептал он, крепко прижимая ее к себе.

Она вспыхнула, и ее ресницы удивленно взметнулись вверх.

– Я – красавица?

– О да. – Он с улыбкой приподнял ее лицо за подбородок, заставив посмотреть себе в глаза. – Вы прекрасны. Вы сейчас так близко, что я готов пожалеть о том, что я джентльмен. Вы самое удивительное, нежное и прекрасное создание, которое я встречал в жизни… насколько я помню, – добавил он с грустной усмешкой.

Она улыбнулась и опустила глаза. Он не мог отвести взора от ее ресниц, отбрасывающих густые тени на щеки, от соблазнительной ямочки на подбородке. Ее руки по-прежнему упирались ему в грудь, но теперь кулачки разжались, и она – возможно, не отдавая себе в том отчета? – осторожно гладила его. Джек был уверен, что под ее внешней неприступной и строгой оболочкой скрывается на редкость чувственная натура.

– Мисс Дарлингтон, вас когда-нибудь целовал мужчина? – хрипло спросил он.

– Да, – дрожащим голосом ответила она. – Но… это были не вы.

Глава 9

Джек готов был поклясться, что она попросила его поцеловать ее! Ему так хотелось, чтобы он не ослышался, тем более что это было вполне в ее характере: никакого флирта, никаких кокетливых ужимок. Такая прямота в выражении чувств вызывала уважение. Вот только вопрос: сама ли мисс Дарлингтон это сказала, или в ней заговорило вино из бузины?

Несмотря на то что в трезвости ее сознания можно было усомниться, Джек не смог устоять перед искушением. Он давно уже намеревался украсть у нее поцелуй и теперь не хотел упускать свой шанс. Черт побери, он никогда не простит себе, если сейчас ее не поцелует! К тому же ему не терпелось выяснить, хочет ли она этого поцелуя так же, как и он сам.

Но Джек не желал пользоваться ее слабостью, поэтому он спросил напрямик:

– Скажите честно, вы пьяны, дорогая?

– Вовсе нет, Джон, – тихо отозвалась она. Ее руки опять несмело заскользили по его груди. Она следила глазами за движениями своих рук, и ее сосредоточенность подействовала на него возбуждающе.

– Может быть, я женат, – с трудом переведя дух, проговорил он, нежно гладя ее по спине.

Она подняла на него сияющее лицо:

– Вы сказали, что не женаты, и я вам верю. Вы не могли бы забыть о таком важном событии. – Она продолжала ласкать его грудь, и он почувствовал, как к его чреслам приливает кровь.

– Но что гораздо важнее – я и не собираюсь жениться, – добавил он.

– Я догадалась об этом уже давно по некоторым вашим высказываниям, – ответила она беспечно и вернулась к своему занятию: теперь она исследовала его плечи и основание мощной шеи.

– Но я даже не знаю вашего имени. Вы велели называть вас мисс Дарлингтон… помните?

26
{"b":"1282","o":1}