ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, все это глупо. Впрочем, коль скоро эти загадки имеют отношение к Джеку, то удивляться нечему! Джулиан усмехнулся и с сожалением покачал головой. Главное, Джек жив, а остальное сейчас не важно. И поскольку они все еще дышали одним воздухом, сладким воздухом Британии, это приключение вполне могло закончиться благополучно.

Улыбка стерлась с лица Джулиана, и губы сжались в строгую линию. Взгляд наполнился решимостью. Да, все кончится благополучно! Не будь он Джулианом Фицуильямом Монтгомери-третьим, восьмым маркизом Серлингом.

* * *

– Если верить Тео, то лучшая гостиница в Чичестере «Герб Чарлстонов». Вы устали в дороге и нуждаетесь в хорошем отдыхе, и я не понимаю вашего желания остановиться здесь. – Аманда взглянула на Джека с возмущенным удивлением.

– Я просто подумал, что нам следует придерживаться приличий, мисс Дарлингтон.

– Приличий? Но разве вы не хотите, чтобы вас кто-нибудь узнал? Как иначе к вам вернется память? – Джек в ответ пожал плечами. – Иногда мне кажется, что вы просто не хотите возвращаться в свою жизнь, Джон!

– Может быть, так и есть, – пробормотал он себе под нос, уставившись в окно, за которым тянулись поля и фермы на подъезде к Чичестеру.

Аманда прекрасно понимала, что он имеет в виду. Вряд ли его прежнюю жизнь можно было назвать радостной, если он оказался пьяным посреди дороги. Хотя он был хорошо одет… и образован… и, очевидно, принадлежал к знатному роду, но все это не являлось гарантией того, что жизнь его была счастливой.

Но даже если она была счастливой, то существовала еще одна причина, по которой Джек не особенно расстраивался из-за потери памяти. Наверное, в том, чтобы не знать, кто ты, откуда, где твой дом, есть особое удовольствие. Она сама сказала ему, что ее привлекает его «таинственность». Она даже немножко завидовала ему.

Как было бы приятно не помнить сердечные раны, ошибки и разочарования прошлого! Как восхитительно самому выбрать путь в жизни, начать с чистого листа, не оглядываясь на предрассудки, запреты и моральные тиски, в которых он мучился с детства!

Разумеется, в этот момент Аманда думала о своих родителях, чей жизненный путь принуждена теперь рабски повторять. Хотя опыт показывает, что путь этот был усеян заблуждениями и фальшью и не заслуживал повторения.

Сегодня в Патчинге, танцуя и веселясь с простыми добрыми людьми, Аманда под действием вина ощутила потребность сбросить путы, в которых жила двадцать три года, и изменить свою жизнь. В результате она оказалась в объятиях Джека и потребовала поцелуя.

Даже теперь, много часов спустя, она помнила тепло его рук и ощущала на губах вкус поцелуя. Она украдкой взглянула на него и с облегчением увидела, что он задумчиво смотрит в окно. Ей не хотелось, чтобы он заметил, как вспыхнуло ее лицо от этих воспоминаний.

За время их пути Джек трижды извинился за свою несдержанность. И хотя она уже давно на него не сердилась, сказать вслух, что она простила его, так и не смогла. Она боялась, что если честно примет на себя часть вины за происшедшее, то это неминуемо повторится. Вынужденная близость в тесном экипаже ослабляла ее душевные силы и изнуряла физически, а потому оказать ему достойное сопротивление она бы не сумела. Тем более что все это время она боролась с желанием дотронуться до него.

Джек предупреждал, что не всегда нужно действовать по велению сердца, но, когда он обнимал ее, она терялась и переставала понимать, что хорошо, а что дурно. Раньше она думала, что решать вопросы морали так же просто, как отличить черное от белого, но теперь столкнулась с обилием полутонов.

В одном она все же была уверена: необходимо оставить Джека в Чичестере на попечение властей. Она не может взять его с собой на Торни-Айленд и тем самым раскрыть семейную тайну. Если они расстанутся, это будет лучше для них обоих. Не важно, какие чувства она испытывает к нему, но сегодня же вечером он будет навсегда вычеркнут из ее жизни.

Аманду эта перспектива вовсе не радовала.

– Вы все еще хотите остановиться в «Гербе Чарлстонов»? – спросил Джек, отворачиваясь от окна. В его глазах застыла тоска, и сердце Аманды сжалось от боли. Наверное, он догадывался о ее намерении расстаться с ним и не хотел этого так же, как и она сама.

Аманда попыталась внушить себе, что малодушничает, как глупая девчонка. Джек – дамский угодник, и он привык быть в центре внимания женщин. Ее восхищение не имело для него никакого значения. А если бы они занялись любовью, то она стала бы для него всего лишь очередным верстовым столбом на пути плотских утех.

Для нее же это было бы серьезным потрясением. Возможно, единственным воспоминанием такого рода на всю оставшуюся одинокую жизнь.

Она представила себе, как они лежат на траве голые, обнявшись, и тряхнула головой, чтобы отогнать навязчивую картину…

– Мисс Дарлингтон?

Объект ее фантазий оказался совсем близко. Он склонился к ней и озабоченно разглядывал ее лицо. Аманда поняла вдруг, что ей просто необходимо провести с ним еще немного времени, чтобы сохранить о нем побольше воспоминаний, которые потом она будет трепетно хранить в своем сердце.

– С вами все в порядке? – осторожно спросил он.

– Нет, – призналась она с сожалением.

– Что я могу сделать для вас, мадам? – нахмурился он тревожно.

– Скажите Тео, что мы остановимся не в «Гербе Чарлстонов».

– А где же?

– Где-нибудь… где это будет прилично, – смущенно опустила она глаза.

Глава 10

Гостиница «Ангел» была в нескольких кварталах от центра города и в стороне от главных улиц. В этом чистом, скромном заведении было много свободных комнат, а потому Аманде и Джеку не пришлось больше тесниться в одной.

Не спрашивая мнения Аманды, Джек представил ее как свою жену. Ее сначала возмутил этот произвол, но потом она призналась себе, что хочет еще одну ночь поиграть роль его жены. Именно поэтому она согласилась остановиться здесь, а не в шикарной гостинице в центре города, у всех на виду. Джек хотел немного отдохнуть перед тем, как начать разыскивать знакомых, а она с удовольствием провела бы с ним еще несколько часов.

Она отгоняла от себя мысль о тех людях, которые, вероятно, ищут его, и старалась оправдать свой эгоизм. Они – кто бы ни были эти люди – получат его завтра. А сегодня он будет полностью принадлежать ей.

Разумеется, речь не о постели, она не настолько лишилась разума. Достаточно того, что находиться с ним под одной крышей, не побуждая его к флирту, невозможно. Впрочем, в последнее время она сама стала получать удовольствие от такого вида любовной игры.

Хозяин гостиницы мистер Теббз болтал без умолку, провожая их в комнаты, и Аманда была благодарна ему за это. Все время с того момента, как она согласилась остановиться в тихом месте, они с Джеком провели в неловком молчании. Судя по всему, она действительно застала его врасплох своим решением.

Пару раз она замечала, что он внимательно смотрит на нее, пытаясь понять, что она задумала. Выражение его лица было озабоченным. Что ж, если он то и дело заигрывал с ней, то кто виноват в том, что случилось сегодня днем у ручья!

– Ну вот, милорд, миледи, мы и пришли. Две комнаты рядом и дверь между ними. Для удобства. – Мистер Теббз добродушно улыбнулся, понимающе кивая лысой головой. Он открыл обе комнаты и пригласил их войти. – Надеюсь, они вам подойдут?

Аманда покраснела при упоминании об особом «удобстве» между комнатами. Хозяин, наверное, заметил это и тут же задал второй вопрос:

– Вы, вероятно, молодожены?

– А… Да, – ответил Джек. – Можно сказать, только что из церкви.

– Жаль, что вам пришлось понести тяжелую утрату так скоро после свадьбы, – сочувственно закивал мистер Теббз, впрочем, радушная улыбка тут же вернулась на его лицо. – Но вы молоды, и у вас вся жизнь впереди. Бывают падения и взлеты, но ведь вы вместе, чтобы поддержать друг друга в трудную минуту, не так ли?

29
{"b":"1282","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Йога между делом
Джордж и ледяной спутник
Стеклянное сердце
Воспоминания торговцев картинами
Верховная Мать Змей
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Икигай. Смысл жизни по-японски
Эра Водолея
Узнай меня