ЛитМир - Электронная Библиотека

Аманда покосилась на Джека, чтобы выяснить, какое впечатление производят на него фамильярные манеры и сомнительное философствование хозяина. Она с облегчением заметила, что тот совершенно спокоен и настроен дружелюбно.

– Спасибо, сэр, комнаты нам подходят, – произнес Джек с улыбкой. – И помните, что мы хотели бы поужинать в восемь в отдельном кабинете.

– Слушаюсь, милорд. Ужин будет подан ровно в восемь. Со всеми приправами, как вы просили.

Когда хозяин исчез за поворотом коридора, Джек обратился к Аманде:

– Вы не находите, что в сравнении с миссис Бин он сильно выигрывает?

– Это правда, – признала Аманда, боясь поднять на него глаза.

Джек приподнял ее подбородок кончиками пальцев и заставил посмотреть себе в глаза.

– Вы ведь не откажетесь пообедать со мной?

Он стоял слишком близко, и она ощутила прилив желания в каждой клеточке тела. Не найдя ничего лучшего, она ответила:

– Не откажусь. Должна же я что-нибудь есть.

– Но я не обижусь, если вы пообедаете у себя в комнате… после того, что сегодня произошло.

– В том, что сегодня произошло, я виновата не меньше, чем вы.

– Вы на редкость великодушны, – усмехнулся он, однако это откровенное признание согрело его душу. Он ласково провел кончиками пальцев по ее щеке. – Но истинный джентльмен должен был принять во внимание действие вина и не воспользоваться случаем, как это сделал я.

– Вы тоже чрезвычайно великодушны, но я должна признаться, что вино из бузины здесь ни при чем. Никакого отношения к моему поведению у ручья оно не имело.

С минуту Джек, как казалось, оценивал ее признание, не зная, как к нему отнестись. Напряжение между ними достигло предельной точки. Каждый из них догадывался о том, что вино здесь ни при чем, но никто не решался заговорить об этом. И вот момент откровения настал. Его пальцы твердо сжали ей подбородок. Он наклонил голову, но помедлил, словно желая как следует поразмыслить, прежде чем поцеловать ее. Затем его рука безвольно повисла вдоль тела, и он отступил на шаг.

Аманда была рада, что он сохранил самообладание, которое она сама почти утратила. Ее губы горели от желания, но разумом она понимала, что так будет правильнее. Она знала, что не сможет остановить его, не сможет воспротивиться поцелую.

– Советую отдохнуть перед обедом, – проговорил он с подчеркнутой галантностью. – У нас был трудный день.

– Да, – покорно кивнула она. – Вы тоже будете отдыхать?

– Разумеется, но сначала мне нужно поговорить с Тео.

– Зачем?

– У меня есть поручение к любому из ваших слуг. Вчера я брился лезвием покойного мужа миссис Бин, и это привело к… печальным последствиям. – Он усмехнулся и провел рукой по заросшей щеке. – Мне нужна новая бритва. Коль скоро я сегодня обедаю с дамой, хотелось бы выглядеть, как джентльмен. – «И вести себя, как джентльмен», – говорил его взгляд.

Аманда была тронута и благодарна ему за оказанное уважение, хотя в глубине души желала, чтобы он хоть ненадолго перестал быть джентльменом и поддался искушению. Она поспешила отогнать от себя непристойные мысли.

– Встретимся здесь в восемь? – предложил он.

– Да, в восемь. – Она открыла дверь своей комнаты и долго смотрела ему вслед, пока он не скрылся за углом коридора.

Закрыв за собой дверь, она прислонилась к ней спиной и зажмурилась, стараясь вернуть себе самообладание. Кого она хочет обмануть? Не будет ей покоя даже за закрытой дверью, пока он остается в ее жизни. Но впереди у них целая ночь, так что нужно привести себя в порядок. Она решительно подошла к туалетному столику, взяла колокольчик и позвонила, вызывая горничную.

* * *

Джек разыскал Тео в пивной, узкой комнате с каменным полом и огромным камином, в котором жарко пылал огонь. Вдоль одной стены стояли длинные столы и лавки, вдоль другой тянулись полки с бутылками, кружками и кувшинами. В углу темнела огромная бочка с краном.

Тео сидел за крайним столом и наблюдал, как хозяин наливает из бочки в кружку пенный золотистый напиток. Судя по его расслабленной позе и дружелюбной улыбке, он уже успел выпить несколько кружек. Джек подумал, что тем легче будет выудить из него нужные сведения. В пивной было полно народу, но Тео, казалось, почувствовал его приближение и повернулся к нему лицом. Джек сел на соседний стул.

– Привет, Тео.

– Добрый вечер, сэр, – неохотно отозвался тот, отхлебнув из кружки.

– Ты ведь не очень-то любишь меня, Тео, правда?

– Честно говоря, сэр… если вы не сочтете это неуважением, сэр…

– Не сочту. Но ведь ты меня совсем не знаешь.

– Я вижу вас насквозь, сэр… Это часть моей работы, видите ли…

– Твоя работа заключается в том, чтобы возить мисс Дарлингтон туда, куда она прикажет, и защищать ее, если возникнет такая необходимость.

– Именно так, сэр, но с вашим появлением мне стало труднее выполнять свою работу, – недружелюбно покосился на него Тео.

– Уверяю тебя, у меня и в мыслях не было причинять вред твоей госпоже.

– Мне так не показалось, когда я застал вас вдвоем у ручья сегодня, – укоризненно заметил Тео.

– Это ошибка. – Джек не хотел обсуждать эту тему, поэтому тут же перевел разговор в другое русло: – Впрочем, это лишний раз доказывает, что женщине опасно путешествовать одной, даже в сопровождении верных слуг. Не понимаю, почему ее брат допускает такое.

– У нее нет никакого брата. С чего вы это взяли? С тех пор как полгода назад умерли ее родители, у нее остались только две тетки, обе старые девы.

«Вот и доказательство тому, что она лгала про ребенка брата или сестры, за которым едет на Торни-Айленд. Но тогда зачем она туда едет?»

– Тем больше оснований беспокоиться за мисс Дарлингтон, – продолжал осторожные расспросы Джек доверительным шепотом. – Ведь ее дело такое щекотливое, правда?

Тео почувствовал неладное и уткнулся в свою кружку.

– Ее дело на Торни-Айленде не ваше дело, сэр.

– Да, но она мне о нем уже рассказала, – не моргнув глазом солгал Джек. – Просто скандальная ситуация, верно? – Он долго подыскивал подходящее слово и решил, что любое серьезное предприятие должно носить оттенок скандальности.

Тео некоторое время с подозрением смотрел на Джека, но тот спокойно выдержал его пытливый взгляд и в конце концов убедил слугу в том, что пользуется величайшим доверием его госпожи.

– Ба! Не могу поверить, что она рассказала вам об этом. Действительно, скандал! Если хотите знать мое мнение, сэр, то этого ублюдка надо бы оставить там, где он есть. Какой стыд для всей семьи! Старые господа не позволили бы привезти его в Дарлингтон-Холл, если бы были живы. Все, больше не задавайте мне вопросов, милорд!

От этого резкого обличительного выступления у Тео пересохло в горле, и он залпом осушил кружку. Джек был ошеломлен и не знал, что и думать.

Оказывается, не все в словах мисс Дарлингтон было ложью: она и вправду ехала на Торни-Айленд за ребенком. Вот только ребенок был не ее несуществующей сестры или брата, а… ее собственный? Мисс Дарлингтон была матерью внебрачного ребенка?

– Эй, хозяин, принесите мне пива, и побыстрее, пожалуйста! – крикнул Джек, решив, что единственный способ справиться с волнением – это как следует напиться.

* * *

Аманда оглядела себя в большом зеркале над комодом. После ванны она чувствовала себя бодрой и посвежевшей. На щеках играл румянец в предвкушении чудесного вечера с невероятно привлекательным мужчиной, и она впервые в жизни решилась получить от этого удовольствие, не испытывая ненужных угрызений совести.

Она зашла настолько далеко, что рискнула сменить черное платье на менее строгий наряд. Правда, у нее с собой были лишь темные платья, но в сундуке оказалась шелковая шаль, которую тетя Прис подарила ей на Рождество. Шаль тоже была черная, но с вышитыми крупными цветами и длинной бахромой.

До сих пор Аманда не носила шаль на людях, считая это неприличным ввиду траура по родителям. Но сегодня она готова была сделать исключение из правила. Ей хотелось выглядеть более женственной.

30
{"b":"1282","o":1}