ЛитМир - Электронная Библиотека

Все быстро покинули комнату, кроме Аманды, которую Джек крепко схватил за руку:

– Мисс Дарлингтон, разумеется, останется.

Хозяин действовал расторопно, и вскоре стол был опять накрыт, теперь уже на троих. Когда они остались одни, маркиз сложил руки на столе и обратился к брату:

– Итак, Джек, ты полностью потерял память и не помнишь ничего из своей прошлой жизни?

– Я не помню ничего, – спокойно отозвался тот.

Аманде показалось, что Джек очень напряжен и необычно сдержан. Но если он сразу не узнал в этом важном маркизе своего брата, значит, ему не так уж легко будет восстановить с ним родственные отношения.

– Какая неприятность! – отозвался маркиз с улыбкой, которая показалась Аманде не вполне искренней. – Однако я готов предоставить тебе любую информацию о тебе самом. Ты не хочешь задать мне кое-какие вопросы?

– Честно? – Джек задумчиво жевал тост.

– Конечно. – Лорд Серлинг пожал плечами.

– В данный момент меня мало интересуют подробности моей жизни.

– Джек! – удивилась Аманда. – Я на твоем месте умирала бы от любопытства!

– Достаточно того, что брат нашел меня и может помочь мне вернуться домой, когда придет время.

– А когда оно придет? – Лорд Серлинг приподнял бровь.

– Сначала мне нужно закончить одно дело, – уклончиво ответил Джек.

Аманда догадывалась, что это было за «дело». Она решила категорически заявить, что не хочет, чтобы он сопровождал ее на Торни-Айленд, но маркиз опередил ее, заговорив первым:

– Но у тебя есть друзья и любящие тебя люди, которые… ждут твоего возвращения.

– У меня есть жена? – Джек невозмутимо отправил в рот кусок ветчины.

Аманда затаила дыхание. Мысль о том, что она влюбилась в мужа другой женщины, показалась ей ужасной. Маркиз откинулся на спинку стула и пристально посмотрел на Джека.

– Нет, – ответил он наконец.

Аманда облегченно вздохнула.

– Из этого можно заключить, что детей у меня тоже нет… по крайней мере законных. Мои родители живы?

– Нет, – ответил маркиз.

– У меня есть братья и сестры?

– Только я.

– Итак, коль скоро ты – мой единственный близкий родственник, который лично убедился в том, что я жив и здоров, я не вижу причин нестись домой сломя голову. Как ты считаешь?

– Но у тебя есть обязательства, Джек. – Маркиз покосился на Аманду. – Есть дома, в которых тебя ждут, есть обещания… которые ты должен исполнить.

– Все свои обещания я исполню, можешь не сомневаться. – Джек многозначительно посмотрел ему в глаза. – Просто это придется отложить на несколько дней. А пока ты можешь вернуться домой и передать, что со мной все в порядке и я прошу своих… друзей подождать хотя бы неделю. Это тебя устроит?

Братья переглянулись так, словно говорили на одном им понятном языке. Наконец маркиз расслабился и взял в руку вилку.

– Скажем так, пока меня это устраивает.

– Но в такой задержке нет никакой необходимости, – вмешалась Аманда, которая больше не могла молчать. – У Джека откуда-то взялась идея, что он обязательно должен сопровождать меня на Торни-Айленд, к моему племяннику. Но я вовсе не нуждаюсь в его помощи!

– Ты это имел в виду, когда говорил о незаконченном деле? – небрежно поинтересовался маркиз.

– Да. Но Аманда… мисс Дарлингтон говорит неправду о цели своего путешествия.

– Что? – нервно рассмеялась она. – Джек… лорд Дарем, вы обвиняете меня во лжи?

– Аманда, давайте оставим эти условности. Мы можем называть друг друга по именам, тем более что теперь вы знаете мое настоящее имя. – Он повернулся к маркизу: – Джулиан, мы с Амандой стали друзьями за эти дни. После того как я, будучи пьяным, попал под колеса ее экипажа и сильно ударился головой, она взяла на себя труд за мной ухаживать. Если бы не она, я бы, возможно, погиб.

– Понятно. Значит, ты должен быть признателен за свое спасение ей и Роберту в равной мере.

– Да. – Джек вдруг нахмурился. – А кто такой Роберт?

– Он называет себя твоим лучшим другом, потому что спас тебе жизнь в Опорто, – ответил Джулиан, пристально вглядываясь в лицо брата.

– Ясно. Наверное, нехорошо, что я забыл о такой важной детали. – Он усмехнулся. – Так вот, я испытываю к Аманде глубокую благодарность. А поскольку она легкомысленно отправилась в путешествие из Суррея на Торни-Айленд в полном одиночестве, если не считать троих слуг, я должен ее сопровождать. Она подвергает себя большой опасности.

– Да, это верно, – ответил маркиз, под пристальным взглядом которого Аманда покраснела.

– К этому следует добавить, что Аманда едет на Торни-Айленд вовсе не за племянником, – продолжал Джек. – Прошу прощения, Аманда… но давайте говорить откровенно. Она едет, чтобы забрать оттуда незаконнорожденного ребенка, который имеет к ней какое-то отношение.

– Джек! – Аманда вскочила с места. – Откуда у вас появилась такая безумная мысль! Я никогда…

– Успокойтесь, моя дорогая. – Джек взял ее за руку и усадил на место. – Тео мне все рассказал. Он, правда, умолчал о том, чей это ребенок. Он сказал только, что мистер и миссис Дарлингтон никогда не допустили бы, чтобы этот ребенок появился в Иденбридже, и теперь, после их смерти, вы хотите вернуть ему то, что принадлежит ему по праву. Пока все верно?

– Да. – Аманда со вздохом смирилась с тем, что ее тайна перестала быть тайной.

– Тогда почему бы вам не рассказать нам остальное?

– Вы думали, что это мой ребенок? – прямо спросила Аманда.

– Да, до тех пор, пока… – Он склонился к ее уху, чтобы продолжить, но Аманда все поняла и покраснела до корней волос.

Этой ночью, когда они были близки, он обнаружил, что она невинна, а девственницы, как известно, не имеют внебрачных детей и уж тем более не оставляют их на воспитание чужим людям. Она надеялась, что маркиз ни о чем не догадался. Невозможно вообразить, что такой изысканный невозмутимый господин в состоянии испытывать сильные эмоции, а значит, вряд ли он одобрит ее необдуманное поведение и наверняка сочтет падшей женщиной, коль скоро она оказалась в объятиях его брата.

Аманда ошиблась в своих предположениях: даже если маркиз и догадался обо всем, он не подал виду и, похоже, всерьез не заинтересовался этой проблемой, хотя из вежливости спросил:

– Мисс Дарлингтон, если этот ребенок не ваш, то чей он?

– Это ребенок моего отца, – опустив голову, неохотно призналась она. Аманда не могла говорить об этом, глядя в глаза лорду Серлингу, а потому предпочла обратить свою речь к Джеку, в чьем взгляде сквозило сочувствие: – Мои родители погибли полгода назад, но о ребенке я узнала как раз в тот день, когда ты, Джек, попал под колеса моего экипажа.

Аманда рассказала о содержании письма, которое долго искало своего адресата, и о том, что на Торни-Айленд давно не отсылались деньги, выделенные на содержание ребенка.

– Оказывается, все даже хуже, чем я предполагал. – Джек ласково сжал ее руку. – У тебя нет ни малейшего представления о том, кого ты можешь найти в Торнфилд-Коттедже. Тебе не известен ни пол, ни возраст ребенка! И ты не отдаешь себе отчета в том, какую ответственность собираешься взять на себя!

– Джек, но разве я могу поступить иначе! Я не смогла бы жить с мыслью, что мой брат или сестра лишены элементарного комфорта, которого у меня в избытке. Мне известно, как ребенок может страдать от одиночества, и я готова поддержать его материально и морально. Я хочу, чтобы восторжествовала справедливость!

– Вы очень храбрая, здравомыслящая и… очень глупая женщина, – заключил лорд Серлинг. – Джек прав. Вас необходимо сопроводить на Торни-Айленд, а поскольку вы собираетесь возвращаться домой с ребенком, значит, и обратно. Где вы живете, мисс Дарлингтон?

– В Суррее, милорд. Но я не могу заставлять друзей Джека так долго ждать его возвращения. Ему нужно поскорее вернуться домой.

– Это верно, – отозвался маркиз с мрачной решимостью во взгляде. – И он вернется… после того, как мы отвезем вас на Торни-Айленд и благополучно вернем домой с ребенком.

39
{"b":"1282","o":1}