ЛитМир - Электронная Библиотека

Он никогда прежде не оказывался в такой ситуации и знал, что поступил непорядочно, а потому решил не прикасаться больше к Аманде, чтобы хоть как-то загладить свою вину. Лучшее, что он может сделать для нее, это помочь забыть об их случайной связи как можно скорее.

– Ты, наверное, очень устала, Аманда, – произнес он, с трудом сдерживаясь, чтобы не прикоснуться к ней, однако сдержать тревогу в голосе ему так и не удалось. – Почему бы тебе не прилечь и не отдохнуть, пока Джулиан не вернется с едой?

– Пожалуй, я так и сделаю, – ответила она, растирая озябшие руки.

– А я пока разведу огонь и протоплю дом, согласна?

– Да. – Силы вдруг оставили ее. Она направилась к двери спальни и оглянулась с порога: – Ты разбудишь меня, если что-нибудь заметишь или услышишь?

– Конечно, – улыбнулся он.

Она закрыла за собой дверь, а Джек сокрушенно вздохнул, награждая себя мысленно всеми возможными ругательствами. Он вышел во двор и вскоре раздобыл достаточно дров, чтобы согревать дом всю ночь. Сложив дрова у камина, он лег на изъеденный молью диван и закрыл глаза.

Он не ожидал обнаружить что-нибудь, что могло бы заинтересовать Аманду и вынудить его прервать ее глубокий сон. Впрочем, скорее всего она не спала, а ворочалась беспокойно на соломенном тюфяке, надеясь, что по какому-нибудь счастливому стечению обстоятельств миссис Гримшо и ее воспитанник вернутся домой. Джек опасался, что Аманда так никогда и не выяснит ничего о своем маленьком братике или сестренке и мысль об ужасной судьбе, постигшей ребенка, лишит ее покоя навсегда.

Он прислушался к стуку первых дождевых капель по крыше и закрыл глаза, надеясь, что крыша не протечет над диваном, где он так удобно расположился.

Джек проснулся оттого, что на лоб ему текла ледяная вода… а на горло давила холодная сталь.

Он открыл глаза и увидел перед собой грязное лицо молодого человека в потрепанном плаще, а рядом с ним – две оскаленные собачьи пасти. В руках у него было ружье, ствол которого упирался Джеку в кадык.

– Кто вы такой, черт побери? И что вам понадобилось в моем доме? – гневно спросил юноша.

Глава 15

Джек видел перед собой глаза, поразительно похожие на глаза Аманды – они были такой же миндалевидной формы, с густыми ресницами, насыщенного голубого цвета. Черты лица были более тонкими, и волосы, ниспадавшие на лоб влажными прядями, оказались скорее золотистыми, как новенькая гинея, а не такими светлыми, как у Аманды, но у Джека не оставалось сомнений в том, что он видит перед собой ее брата, таинственного обитателя Торни-Айленда, которого она с таким упорством разыскивала.

Судя по его худощавой фигуре, узким плечам и выражению лица, Джек решил, что ему не более двадцати лет.

– Вы меня слышите, мистер? – Парень ткнул Джека в горло ружьем. – Кто вы, черт возьми? Отвечайте, или я вас пристрелю!

– Хорошо, хорошо, – поспешил отозваться Джек. Для пущей убедительности он поднял руки вверх. – Не нужно тыкать в меня ружьем. Я готов назвать свое имя, и мне будет легче сделать это, если вы перестанете давить мне на горло.

– Ладно, выкладывайте, но только правду. – Парень немного отодвинул ружье и усмехнулся. – Теперь вам на горло ничего не давит. Если не считать вашего накрахмаленного галстука.

– Меня зовут Джексон Монтгомери. А вы…

– Какая разница, кто я? Это вы проникли в мой дом, а не я в ваш. Что вы здесь делаете?

Джек скрестил на груди руки и принял напыщенный вид. Юноша следил за каждым его движением, не спуская пальца с курка. Он не был похож на убийцу, но испытывать судьбу Джеку не хотелось. Любой неосторожный жест, любая мелочь может стать поводом для того, чтобы события приняли трагический оборот.

К тому же собаки, похоже, готовы были в любую минуту броситься на непрошеного гостя и разорвать его на куски. Поразмыслив немного, Джек решил рассказать правду:

– Я здесь потому, что сопровождаю молодую женщину, которая разыскивает свою сестру… или брата.

– Какую еще женщину? – Парень сурово сдвинул брови и с опаской огляделся: – Я не вижу здесь никакой женщины.

– Она спит на вашей кровати. Если, конечно, не провалилась в дыру на матрасе.

Джек увидел, как грудь мальчика стала тяжело вздыматься. Он переводил испуганный взгляд с Джека на дверь спальни и обратно. В его душе боролись любопытство, страх и ярость.

– Она не имеет права спать на моей кровати, как и вы не имеете права вламываться в мой дом и запирать моих собак в сарае!

– Они повели себя слишком недружелюбно, – с улыбкой объяснил Джек. – Впрочем, вы сами подаете им плохой пример. Вы должны быть благодарны…

– Благодарен?! – возмутился юноша. – За что же это? Я в жизни никому и ни за что не был благодарен!

Джек охотно ему поверил.

– Это скоро изменится, мой мальчик, – ласково отозвался он. – Ваша сестра приехала за вами, чтобы забрать вас с собой.

Изумление, отразившееся на лице парнишки, было почти карикатурным: челюсть у него отвисла, а глаза чуть не вылезли из орбит. Когда он не хмурился и не усмехался злобно, его лицо вполне можно было назвать привлекательным. Даже красивым. Придя в чувство, он с трудом выдавил из себя:

– Я не знаю, что вы здесь плетете, мистер, но я не идиот. У меня нет никакой сестры. У меня на всем свете никогда никого не было, кроме старой ведьмы-попечительницы по фамилии…

– Гримшо, – закончил вместо него Джек.

– Откуда вы знаете? Выведали у кого-нибудь в деревне?

– Я с радостью вам все объясню, юноша, но мне не хотелось бы вести этот долгий разговор в столь неудобном положении. Можно мне сесть?

– Нет, – снова насупился парень. – Оставайтесь как есть. Вы мне лжете! Я не знаю, зачем вы ко мне пожаловали. Красть у меня нечего, но…

– Я уже сказал вам, зачем я здесь. Я привез вашу сестру…

– Нет! – упрямо покачал головой юноша. – Я незаконнорожденный. Гримшо говорила, что у меня нет семьи, нет ни единого человека, которого интересует, жив я или нет. А теперь, когда Гримшо больше нет… впрочем, горевать о ней я не стану. Она только и знала, что ныть и напиваться в стельку.

Так вот куда уходили те деньги, что посылал отец на его содержание! Похоже, ситуация была еще хуже, чем предполагала Аманда. Джек заметил, как на глаза мальчика навернулись слезы. Он уже с трудом владел собой. Живя в полном одиночестве, юноша разучился общаться с людьми, да еще в таких сложных в эмоциональном отношении ситуациях.

Джек невольно покосился на его палец, лежащий на спусковом крючке, который в любой момент мог дрогнуть.

– Если у меня есть сестра, то где она была все эти годы? – спросил юноша.

– Я не знала о вашем существовании, – раздался вдруг голос Аманды.

Юноша обернулся к ней так резко, что Джек испугался, не выстрелит ли он со страху. От выстрела с такого близкого расстояния в груди у Аманды будет дыра размером с кулак! Джек резко выпрямился на кровати и напрягся, готовый в любой момент прыгнуть вперед, чтобы заслонить собой Аманду.

Она попятилась от ружья, и юноша также отступил на несколько шагов, вертя ружьем из стороны в сторону, чтобы одновременно держать на мушке Аманду и Джека.

– Не люблю, когда на меня набрасываются сзади, – процедил он. Голос его дрожал, и ему очень хотелось ей верить.

– Я не хотела вас пугать, – тихо сказала Аманда.

– Кто вы и что вам надо? – повторил он свой вопрос.

– Джек сказал вам правду. Я ваша сестра, – произнесла она ласково. – Я приехала, чтобы забрать вас домой.

– Вы лжете. – Он недоверчиво покачал головой и как-то странно улыбнулся.

– Нет. Вы должны мне верить! Мои родители умерли полгода назад, и отец – у нас с вами один отец – оставил письмо, в котором говорилось о том, что на Торни-Айленде у него есть ребенок.

– Полгода назад? – подозрительно прищурился он.

– Письмо было отправлено по неверному адресу, и я получила его только в четверг, – поспешно объяснила Аманда. – Сразу же, как только письмо оказалось у меня в руках, я решила разыскать вас и вернуть в тот дом, к которому вы принадлежите по праву.

43
{"b":"1282","o":1}