ЛитМир - Электронная Библиотека

С тех пор как он вышел за дверь «Пятнистого пса», ему много раз приходила в голову мысль, что в жизни существует масса способов избежать брака. Но смерть была бы, пожалуй, слишком болезненным и, уж конечно, непоправимым выходом из этой ситуации.

Джек сползал все ближе к обрыву, размышляя о том, что он, похоже, никогда больше не увидит Аманду – и эта мысль испортила ему настроение. К тому же безвременная кончина приведет его в места с более жарким и сухим климатом, нежели тот, к которому он привык в цветущей и холодной Англии, а ее ждет путь на север, к жемчужным вратам, где она попадет в объятия святого Петра. Черт побери, почему он не вел добродетельную жизнь!

И тут случилось чудо. Оно имело вполне конкретное, земное проявление в виде элегантного и исполненного собственного достоинства Джулиана Фицуильяма Монтгомери, маркиза Серлинга, который ухватился за облепленные глиной башмаки Джека и стал тянуть его и Сэма наверх, подальше от смертельной опасности.

Дело это было медленным, трудным и грязным. Однако вскоре Джулиан оказался сидящим в какой-то луже вместе с Джеком и Сэмом, которые навалились на него всей тяжестью своих тел. Именно в этом интересном положении, когда все трое отдувались и осмысливали тот факт, что сегодня никто из них, пожалуй, не окончит свой земной путь, Джек сделал удивительное открытие.

Сэм упирался головой ему в плечо, и сквозь одежду Джек слышал бешеный стук его сердца и явственно ощущал прикосновение… женской груди.

Ошибки быть не могло. К его твердому торсу прижимались два нежных маленьких холмика. Да и тело под лохмотьями имело женские очертания.

Сэм оказался девушкой!

У Аманды была сестра, а не брат.

Джек покачал головой и усмехнулся. Господи, могла ли Аманда предполагать, что ей на голову когда-нибудь свалится этакая девчонка-сорванец!

* * *

Аманда металась по комнате, ломая-руки от нетерпения и беспокойства, совсем как тетя Прис. Она страдала от вынужденного бездействия, пока Джек ловил Сэма холодной, промозглой ночью. Впрочем, в своих длинных юбках она вряд ли могла помочь ему в погоне. Еще свалилась бы да сломала себе шею, тем самым добавив ему проблем.

Лорд Серлинг взял на себя труд помочь брату. Аманда не представляла, что стала бы делать без этих двух мужественных представителей семьи Монтгомери, на защиту и поддержку которых теперь рассчитывала и на обратном пути домой.

Тео, Харли и Джо вместе с ней сидели в хижине и с нетерпением ожидали результатов погони. Ожидание это с каждой минутой становилось все невыносимее.

Аманда пыталась осмыслить тот факт, что у нее теперь есть семнадцатилетний брат. Предполагалось, что ребенку должно быть года три, но выходит, она просчиталась, и теперь ей следовало спешно корректировать планы на будущее.

Возместить ущерб, нанесенный за семнадцать лет жизни, гораздо труднее, чем за три года. Сэм был почти взрослым мужчиной, и несмотря на то что грамоте его обучили – по крайней мере он умел читать и мог написать свое имя, – его манеры и речь были грубыми и вульгарными. Его предстояло научить держаться, как подобает благородному человеку. Аманда благодарила Бога за то, что Сэм хотя бы был мальчиком – перевоспитать девочку куда сложнее.

Наконец послышался лай собак. Аманда надеялась, что это означает удачное завершение поисков Сэма. Она подбежала к двери и распахнула ее. По ступеням поднимались трое. Джек и его брат поддерживали под руки Сэма. Аманда впустила их, закрыв дверь перед самым носом у собак.

– Сэм не ранен? – спросила она, спеша за ними.

– Нет, всего лишь очень устал, – ответил Джек. – Как и все мы, – добавил он после паузы.

– Требуется всего лишь горячая ванна и чистая постель, – произнес лорд Серлинг, кивая в сторону Джека, который усаживал в кресло Сэма, похожего сейчас на тряпичную куклу. Джулиан оглядел себя с головы до ног и обратился к Тео: – Господи, никогда в жизни я не был таким грязным! Прости, Тео, дружище, но тебе придется отправиться в Принстед, чтобы заказать нам номера на постоялом дворе. Оставаться здесь дольше незачем, а там каждый получит горячую ванну и чистую постель. Тебе повезло, Джек, что я захватил с собой кое-что из твоей одежды, так что можешь переодеться. А то, что сейчас на тебе, годится лишь для помойки.

– Ты всегда все предугадываешь, брат, – отозвался Джек с благодарной улыбкой.

– Стараюсь, – ответил Джулиан и повернулся к Аманде: – Я думаю, Сэму следует принять ванну до нашего отъезда. Это лучший способ вернуть ему силы, к тому же он, очевидно, недели две уже не мылся. Его одежду надо сжечь. А пока Тео приготовит ужин, чтобы мы могли накормить этого оборвыша после того, как он счистит с себя грязь.

– Эй, кто это здесь называет меня оборвышем? – возмутился Сэм. До сих пор он молча ворочался в кресле, протягивая к огню тонкие руки. Теперь он резко повернулся к Джулиану и вперил в него яростный взгляд.

– Я называю, – спокойно отозвался Джулиан с высоты своего огромного роста. – К тому же грязным оборвышем.

– Милорд, не обижайте его! – вступилась за брата Аман-да. – Его дурно воспитали. Он не умеет…

– Не извиняйтесь за меня, мисс, – сердито проворчал Сэм, чем невероятно удивил Аманду. Она посмотрела на своего брата, чьи спутанные светлые кудри торчали в разные стороны, и подумала, что он похож на херувима, нечаянно выпавшего из небесного чертога и угодившего в свинарник. Хотя он хмурился, она все же надеялась, что под налипшей сверху грязью окажется ангельская душа.

– Не смей таким тоном разговаривать с сестрой, паршивец, а то заставишь нас с Джеком пожалеть, что мы спасли тебе жизнь, – рассердился лорд Серлинг.

Его заявление требовало объяснений, и Джек вкратце рассказал Аманде о том, что случилось на скалах.

– Значит, я должна поблагодарить тебя еще раз, Джек, – сказала она, борясь с желанием обнять его за шею и покрыть дорогое лицо поцелуями. – Ты спас не только меня, когда Сэм случайно выстрелил, но и его тоже. Как мне отблагодарить тебя?

Джек выразительно посмотрел на нее, и она поняла, какую благодарность ему хотелось бы получить. Но они оба знали, что это невозможно, поэтому Джек поспешно отвел взгляд.

– Мы с Сэмом должны быть благодарны Джулиану, который вытащил нас обоих.

– Тогда я обязана их спасением вам, милорд, – повернулась Аманда к маркизу. – Чем я могу отплатить вам за вашу доброту?

– Очень просто, – невозмутимо ответил он. – Позаботьтесь о том, чтобы вашего брата как можно скорее привели в приличный вид. Тогда мы сможем вернуться в Принстед. – Ноздри его аристократического носа брезгливо дернулись при взгляде на Сэма. – И не забудьте сжечь его лохмотья.

– Но что ему надеть, милорд? В его комнате я не нашла другой одежды, а костюм Джека будет ему слишком велик. Не можем же мы завернуть его в простыню и везти в Принстед голым!

– Сэм не намного ниже вас, а вы, женщины, умеете подогнать платье по фигуре – там стежок, здесь стежок, разве не так? – веселился Джулиан.

– Еще чего! – взорвался Сэм. – Я ни за что не надену женское платье!

– Разумеется, нет, – согласилась Аманда, глядя на лорда Серлинга смущенно и с изумлением. – Я не знаю, почему такая странная мысль пришла лорду Серлингу в голову, и хотела бы услышать объяснения.

– Объяснение простое, Аманда, – вмешался Джек. – Я думал, что один разгадал маленький секрет Сэма, но не учел проницательности своего брата.

– О чем вы говорите? – все больше изумлялась Аманда.

– Сэм – девушка, – ответил Джек.

– Что за нелепица! Я вам не верю, – выпалила Аманда.

– Это правда, – подтвердил лорд Серлинг. – Вы убедитесь в этом, когда снимете с нее лохмотья перед тем, как посадить в ванну.

– Сэм… это правда? Ты – моя сестра, а не брат?

Сэм недовольно фыркнула и с независимым видом засунула руки в карманы.

– Что ж! Кто по доброй воле захочет быть девчонкой? А здесь, на острове, я могу быть кем хочу. А я хочу быть Сэмом, а не Самантой!

45
{"b":"1282","o":1}