ЛитМир - Электронная Библиотека

Впрочем, сейчас Джеку не хотелось думать о Робе и его проблемах. У него была своя большая проблема. Ему предстояло как-то вырвать Аманду из плотного кольца поклонников и сделать так, чтобы они смогли поговорить наедине. Джек уже принял решение. Независимо от того, изменит ли она свое отношение к нему, он в любом случае признается ей в любви. Ставка очень высока, но если повезет, он получит то, о чем так долго мечтал.

Ему посчастливилось добраться до Аманды беспрепятственно и быстро, он не задерживался даже для того, чтобы лишний раз раскланяться с гостями. Некоторые были приятно поражены тем, что снова видят его после долгого отсутствия. Кое-кто воспользовался его появлением, чтобы пустить новую волну слухов о его расторгнутой помолвке и поделиться подробностями обстоятельств, связанных с этим инцидентом.

Но в десяти футах от цели его неожиданно окружили приятели. В этом кружке было двое мужчин и несколько женщин. Стараясь быть вежливым, а в душе посылая их к черту, Джек высматривал Аманду поверх их голов.

Она была почти рядом. Тот кружок, в котором она стояла, находился в центре гостиной, поэтому Аманда хорошо видела Джека и его веселое окружение. Их взгляды встретились и задержались на мгновение. Сердце Джека бешено заколотилось, а во рту стало сухо, как в пустыне Сахара.

Господи, как же она хороша! Он не ошибся, думая, что она будет похожа на ангела, потому что в ней действительно было что-то от внеземного создания. И похоже, многие мужчины на этом вечере были того же мнения. Но разница заключалась в том, что он знал ее и любил не только за красоту. Она принадлежала ему телом и душой. Ему вдруг захотелось, как настоящему дикарю, наброситься на всех этих ухажеров, раскидать их в стороны, как мелких лесных зверушек, взвалить Аманду на плечо и утащить в чащу, в пещеру, чтобы она принадлежала только ему одному.

Джек испугался, что это дикое чувство, нахлынувшее на него, отразится на его лице. Ресницы у Аманды дрогнули, и она покачнулась. Он подумал, что она сейчас упадет в обморок, и ему захотелось прижать ее к себе. Он должен любой ценой освободиться от своих знакомых и добраться до любимой… Но люди, окружившие его, не хотели с ним расставаться, и ему пришлось смирить нетерпение в угоду этикету.

Джек с трудом оторвал взгляд от Аманды и потратил на ненужную болтовню несколько минут – драгоценных минут, которые он мог бы провести с ней. Когда наконец он сумел вырваться из кольца друзей, Аманда исчезла…

Джека спас его высокий рост. Он рванулся вперед, стараясь разглядеть ее поверх голов. Когда он уже готов был впасть в отчаяние и в ярости едва не оттолкнул мешавшего ему пройти господина, вдали мелькнула прическа, тут же скрывшаяся за портьерой на двери, ведущей на балкон. Джек устремился туда, на ходу отбиваясь от новых желающих с ним поболтать.

Дверь, через которую вышла Аманда, осталась чуть приоткрытой, и Джек бесшумно выскользнул на балкон, стараясь остаться незамеченным. Аманда стояла к нему спиной и любовалась садом и газоном вокруг дома леди Купер. Луна была почти полной, в ее свете волосы Аманды отливали серебром. Джек шагнул к ней.

И в этот момент она обернулась. Ее губы чуть приоткрылись от удивления и словно поманили его. Джек не мог бороться с собой и отринул все правила приличия. Он сжал ее в объятиях и жадно прижался к ее губам.

Сначала она пробовала отбиваться, колотя его по спине маленькими кулачками. Затем сдалась и обмякла в его руках. И наконец, прижалась к нему всем телом и обняла его за шею.

Их руки двигались в унисон, заряжаясь друг от друга энергией страсти. Поцелуй становился все более глубоким и требовательным. Джек вдруг почувствовал, что не в силах больше сдерживать свое желание.

Аманда подняла на него затуманенные, повлажневшие глаза.

– Господи, как же я ненавижу тебя, Джексон Монтгомери! – прошептала она и, уткнувшись лицом ему в грудь, разрыдалась.

Джек был ошарашен и не знал, как поступить. Она приникла к нему, и это было хорошим знаком, но почему же она говорит, что ненавидит? Он заставил себя набраться терпения и дать ей выплакаться, ласково гладя ее по плечу, чтобы отвлечься от растущего давления в чреслах. Наконец она перестала рыдать и, тихо всхлипывая, полезла в карман за платком. Джек достал свой и протянул ей.

Аманда отстранилась от него, вытерла слезы и высморкалась. И вдруг обратила на него вызывающий взгляд:

– Наверное, я выгляжу ужасно. Нос у меня красный, как клубника, да?

– Ты выглядишь восхитительно, – ответил он, сжав ее лицо в ладонях. Он говорил правду. Носик у нее действительно покраснел, но еле заметно, а глаза сверкали от непролитых слез, отчего она стала еще краше. – Ты прекрасна как никогда, дорогая.

– Ты только говоришь так, а на самом деле думаешь по-другому, – тихо сказала она, потупившись и комкая платок.

Он снова положил ей руки на плечи, и она вздрогнула. Джек надеялся, что это добрый знак.

– Ты сказала это всерьез? Ты действительно меня ненавидишь? – осторожно поинтересовался он.

– Нет, но я хочу… – Она вздохнула и прижалась щекой к его груди.

– Что, Аманда? Я не слышу тебя, дорогая.

– Я хотела бы тебя ненавидеть.

– Но почему?

– Потому что ты дамский угодник. То, что я видела сегодня, лишь подтверждает мои слова.

– Но и ты, моя милая, сегодня весь вечер провела в компании поклонников. Когда я приехал, к тебе невозможно было подступиться из-за кавалеров, которые окружили тебя, словно королевская свита во время ежедневной прогулки монарха в Брайтоне. Ты настоящая королева бала, Аманда.

Она смущенно покраснела, но не стала с ним спорить. Он улыбнулся и крепко обнял ее.

– Милая моя девочка, как бы мне хотелось, чтобы ты выбросила из головы все мысли о ненависти ко мне!

– Почему? – Она удивленно посмотрела на него.

– Потому что из-за них мне трудно сказать тебе о своих чувствах, – признался он с кривой усмешкой.

– Чувствах ко мне? – тихо промолвила она и прикусила губу.

Усмешка стерлась с лица Джека. Он вдруг стал серьезен и пристально посмотрел ей в лицо, с любовью разглядывая дорогие черты.

– Уже много недель – возможно, с того момента, как я впервые увидел тебя, Аманда Джейн Дарлингтон, – я безумно тебя люблю. Больше своей жизни.

– О, Джек… – Ее глаза опять наполнились слезами. Наконец-то он произнес слова, которые она так жаждала услышать! Теперь она готова была поверить ему, понять и простить его ложь. Она готова была выйти за него замуж – если он снова предложит ей себя. – Я тоже люблю тебя, Джек, – чуть слышно прошептала она.

– Означает ли это, что ты прощаешь мне мою ложь? – Его глаза радостно блеснули. – Ты сможешь вновь мне поверить? Я тоскую без тебя и не могу ни о ком больше думать. Скажи, что мы можем начать все сначала, что ты дашь мне еще один шанс, и мне больше ничего не нужно для счастья.

– Джек, я прощаю тебя, и я тебе верю. – Она погладила его по щеке. – Давай не будем больше тратить время на взаимные обиды. Оставим их в прошлом. Мне кажется, я знаю, почему ты солгал мне тогда. Но теперь мы вместе, а остальное не важно.

– Как это мудро с вашей стороны, мисс Дарлингтон, – нежно улыбнулся он. – В конце концов, разве есть что-нибудь более ценное, чем настоящее? Предлагаю с этого момента делать лишь то, что доставит нам обоим радость. – Он наклонился и поцеловал ее.

– Джек?

Они вздрогнули и одновременно обернулись на звук мелодичного женского голоса. В дверях стояла леди Купер собственной персоной. Аманда и Джек отпрянули друг от друга, как застигнутые за недозволенной шалостью дети.

Леди Купер рассмеялась. Она была милой женщиной, что Аманда успела понять уже из первого разговора с ней в момент знакомства. Хозяйка дома считалась самой доброй патронессой в «Олмаке». Она игриво погрозила им пальцем.

– Не знаю, куда смотрят ваши компаньонки, мисс Дарлингтон, и почему они позволяют вам оставаться наедине с таким сердцеедом, как Джек… или с кем-то другим. Если злые языки начнут распускать слухи на ваш счет, то Салли Джерси, возможно, отзовет абонемент, который вам выслала. Так что я предлагаю вам вернуться к гостям сию же минуту, иначе ваша репутация, мисс Дарлингтон, окажется под угрозой.

56
{"b":"1282","o":1}