ЛитМир - Электронная Библиотека

После завтрака она расположилась в гостиной и попыталась развлечь себя рукоделием. Вдруг в половине одиннадцатого на пороге возник Хенчпенни.

– К вам посетитель, мисс, – доложил он.

Аманда вскочила. Это Джек! Он пришел раньше на целых полчаса! Ему, наверное, тоже не терпится увидеться с ней.

Облизав пересохшие губы и оправив платье перед зеркалом, она повернулась к дворецкому, не удосужившись спросить имя раннего визитера:

– Пригласите его сюда.

– Вы уверены, что захотите принять его, мисс? – хмуро поинтересовался Хенчпенни. – Он выглядит не вполне…

– Не будьте таким занудой. Зовите его поскорее, – улыбнулась Аманда, предположив, что после визита Джека в Дарлингтон-Холл дворецкий счел себя вправе недолюбливать его.

– Но, мисс…

– Я жду этого джентльмена, Хенчпенни, – заверила его Аманда.

Тот нехотя повиновался и через минуту вернулся… с Робертом Гамильтоном – небритым и нетрезвым, с огромным синяком под глазом.

Аманда была поражена настолько, что на мгновение утратила дар речи.

– Мисс Дарлингтон, я вижу, вы удивлены, – произнес Роб с улыбкой, снимая шляпу. – Вероятно, вы ждали кого-то другого?

Аманда подумала, что совершила большую глупость, предположив, что никто, кроме Джека, не может прийти к ней сегодня утром с визитом, несмотря на то что накануне она завела массу новых знакомых.

Но Роберт Гамильтон явился, похоже, не для того, чтобы донимать ее своими ухаживаниями. Он был другом Джека, который познакомил их вчера, и они даже перекинулись парой слов. Тогда он показался Аманде каким-то нечистоплотным и даже слегка пьяным, теперь же у нее не было сомнений в том, что он пил с самого утра.

Роб выглядел отвратительно. Его одежда была грязной и мятой, как если бы он спал не раздеваясь. Его глаза были налиты кровью, а тот, под которым виднелся синяк, почти полностью заплыл. Скорее всего после вчерашнего вечера у леди Купер Роб отправился в какой-нибудь кабак, где провел бурную ночь.

Но он был другом Джека. Когда-то, на войне, он спас ему жизнь, поэтому вправе был рассчитывать на теплый прием.

Аманда заставила себя улыбнуться и протянула ему руку. Когда Роб склонился над ее рукой и прикоснулся к ней губами, Аманда сделала знак Хенчпенни, чтобы тот удалился. Дворецкий был мрачнее тучи, но повиновался и закрыл за собой дверь.

– Присаживайтесь, мистер Гамильтон. – Аманда указала ему на диван.

Он сел, приняв довольно фривольную позу: одну руку забросил на спинку дивана, другой обнял колено, предварительно закинув ногу на ногу. На его лице все это время сохранялось какое-то странное выражение. Аманда предположила сначала, что это обычный утренний визит вежливости, по поведение Роба и его состояние говорили другое. Она была смущена и оскорблена его видом и манерами и решила позже расспросить Джека о привычках его друга.

– Очень мило с вашей стороны, что вы заглянули так запросто. Я плохо знакома с правилами, принятыми в лондонском обществе, поскольку долгое время жила в провинции, но полагаю, что вы зашли, чтобы… пригласить меня на прогулку по городу?

Роберт Гамильтон переменил позу: он нагнулся вперед и сцепил руки между коленями. От него так сильно несло перегаром, что Аманда чуть не задохнулась.

– Цель моего визита, мисс Дарлингтон, не имеет ничего общего с прогулкой по городу.

– Тогда в чем дело? С Джеком все в порядке? Вы что, вместе с ним попали в переделку? – Богатое воображение Аманды рисовало картины одну страшнее другой.

– Не было никакой переделки. Я ударился, налетев в темноте на уличный фонарь. И насколько мне известно, Джек в полном порядке. С ним никогда не происходит ничего страшного. Он ведет легкую, не обремененную проблемами жизнь. Даже неприятности, которые все же случаются, он оборачивает в свою пользу.

– Вы так говорите, словно не рады этому. Я считала вас его другом, – нахмурилась Аманда.

– Я и есть его друг и именно поэтому намерен оказать ему сегодня неоценимую услугу.

– Что вы имеете в виду, мистер Гамильтон?

– Я собираюсь уберечь его от связи с недостойной женщиной.

– Я не понимаю вас, мистер Гамильтон, – процедила она надменно. Неужели Джек рассказал этому человеку о том, что собирается сделать ей предложение?

– Вы прекрасно меня понимаете, – усмехнулся Роб.

– Вы пьяны, мистер Гамильтон.

– И что же?

– Поэтому ведете себя грубо и… необдуманно. Будьте осторожны, не произнесите что-нибудь такое, о чем потом пожалеете.

– Я думаю лишь о благе Джека.

– Я полагаю, что Джек рассказал вам о том, что собирается сделать мне предложение. Вы пришли сюда, чтобы выразить свое неодобрение. Я желаю знать, чем оно вызвано. – Аманда решила действовать напрямик, чтобы поскорее закончить этот неприятный разговор.

– Ваша персона не вызывает у меня никаких нареканий, если не считать того, что вы собираетесь протащить в высшее общество незаконнорожденную сестру, выдав ее за свою осиротевшую кузину.

У Аманды было такое ощущение, как будто на голову ей с огромной высоты упал кирпич. Ее затошнило, в глазах потемнело. Откуда этот человек мог узнать про Саманту? Ведь не от Джека же…

– Я не понимаю, о чем вы говорите, – из последних сил изобразила она недоумение.

– Понимаете. Не делайте из меня идиота, мисс Дарлингтон. Это не сработает. Признаете вы это или нет, не имеет значения. Если я распущу по городу такой слух, все будут знать, что Саманта незаконнорожденная.

Страх и ярость затопили сердце Аманды. Ее голос прозвучал, как злобное шипение, когда она заговорила:

– Джек не позволит вам сделать это. Он…

– Что может сделать Джек, чтобы меня остановить? Убить? Но он на это не пойдет, потому что обязан мне жизнью.

– Джулиан…

– Я позабочусь о том, чтобы слух распространился прежде, чем его руки дотянутся до моего горла. Он будет счастлив убить меня, но исправить положение уже не сможет.

– Вам никто не поверит! Семья Монтгомери пользуется уважением, а они опровергнут все, что вы скажете о моей сестре.

– В свете любят грязные слухи гораздо больше, чем безупречную репутацию. Они притворятся, что поверили Монтгомери, а сами будут шептаться за спиной у девушки, показывать на нее пальцем и в душе верить в худшее.

– Почему вы желаете зла моей сестре? – На глаза у Аманды навернулись слезы бессильной злобы.

– В другой ситуации мне было бы на нее наплевать. Она могла бы убедить принца-регента в том, что на самом деле является персидской княжной, и я слова бы не сказал. Но признаюсь вам, я вынужден использовать информацию о вашей сестре в личных целях. Она не более чем ставка в моей игре.

– Вы пытаетесь меня шантажировать? Вы угрожаете разоблачить Саманту, если я выйду замуж за Джека? Или вам нужны деньги?

– Вам нельзя отказать не только в красоте, но и в сообразительности, – криво улыбнулся Роб. – Разумеется, мне нужны деньги.

– Это я поняла. Но я не понимаю, чем вам может помешать мой брак с Джеком. Он все знает о Сэм и не считает это препятствием для нашего брака. Если Джек не против, то почему это задевает вас? Почему вы не хотите, чтобы мы поженились?

– Потому что я намерен сам жениться на вас, моя дорогая, – похотливо облизнулся он.

– Вы с ума сошли! – Аманда не могла поверить, что он говорит это всерьез. – Зачем вам это? Вы ведь совсем меня не знаете.

– Я знаю, что вы богаты.

– Вы же все равно будете меня шантажировать, так какая разница…

– Моя склонность к азартным играм требует больших затрат. Если я женюсь на вас, я смогу распоряжаться вашим состоянием.

– Понятно. Вы решили взять меня в оплату будущих долгов?

– Совершенно верно.

– Ваши кредиторы хотят получить по счетам немедленно? – подумав, спросила она.

– Да, они, к несчастью, не отличаются терпением. – Роб коснулся разбитого глаза и поморщился от боли. – Если честно, они с каждым днем становятся все настойчивее. Как я уже сказал, мисс Дарлингтон, мне нечего терять.

58
{"b":"1282","o":1}