ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вставай и дерись, ты, грязная свинья! Я с радостью залеплю тебе по морде еще раз.

Роберт сидел на полу, раскинув ноги. Он посмотрел на Джека снизу вверх, потер челюсть и заявил:

– В кулачном бою шансы у нас не равны, ты это знаешь. Посмотрим, на что ты способен, когда в руках у нас будут пистолеты.

– Согласен. – Джек с достоинством скрестил на груди руки. – Назначай место и время.

Роб вынул из кармана платок и приложил его к губам. Белоснежная ткань окрасилась кровью.

– Не знаю. Сначала мне нужно найти секунданта. Он к тебе придет. Разве не таковы правила, милорд? – саркастически улыбнулся он.

– Именно. Мы покончим с этим завтра на рассвете. Я не стану ждать дольше, и ты получишь по заслугам.

– Ты не можешь убить меня, Джек. Ты мне должен, – не сдавался Роб.

– Ты это уже говорил.

– Нет, не убьешь, – засмеялся вдруг Роб. – И не заставишь меня молчать. Я всему свету расскажу правду о Саманте Дарлингтон, и ты мне не помешаешь. Единственный способ сделать это – убить меня немедленно, но ты слишком порядочен, чтобы пойти на это.

– Убирайся вон, Роберт.

Роб усмехнулся, медленно поднялся на ноги и пошел к двери. Все расступились перед ним, и он беспрепятственно покинул дом. Сэм замерла на пороге гостиной и, кажется, впервые не нашлась что сказать. Проходя мимо нее, Роб скорчил отвратительную гримасу, которая казалась еще страшнее оттого, что рот у него был в крови.

Когда за ним захлопнулась входная дверь, Аманда бросилась к Джеку, и он крепко обнял ее. Присутствующие единодушно пришли к выводу, что будет лучше оставить их наедине.

В холле Нэп обратилась к Хенчпенни:

– Надеюсь, вы и сами понимаете, что если к мисс Дарлингтон пожалуют посетители, то нужно сказать, что она… временно никого не принимает. И еще, передайте слугам, чтобы не входили в гостиную в ближайшие полчаса.

– Слушаюсь, мисс Нэнси.

– Если о том, что сегодня произошло, пойдут разговоры среди прислуги, скажите, что я под страхом увольнения запрещаю распускать слухи на этот счет.

– Слушаюсь, мисс Нэнси. Вы можете быть уверены, что за пределы дома никакие слухи не просочатся.

Нэн с улыбкой кивнула в ответ, и дворецкий удалился, исполненный чувства долга.

– Что теперь будет? – испуганно спросила Саманта. – Этот человек расскажет всем, что я…

– Не беспокойтесь из-за него. – Джулиан ласково положил ей руку на голову. – Мы с Джеком не допустим, чтобы он причинил вам вред.

– Почему он так ненавидит меня, Джулиан? Джек будет с ним драться? А почему Аманда в простыне?

– Пойдем, дитя мое. Я все объясню тебе наверху, – сказала Прис, обнимая ее за талию.

– Но я хочу, чтобы мне объяснил Джулиан, – капризно протянула Сэм.

– Мне нужно поговорить с лордом Серлингом наедине, моя дорогая, – объяснила Нэн. – Иди наверх с тетей Прис.

– Но…

– Слушайтесь старших, – вмешался Джулиан. – Я поднимусь позже и посмотрю, как продвигаются ваши успехи в римской истории.

– Обещаете? – склонив головку, кокетливо улыбнулась девушка.

– Обещаю.

– Тогда я иду заниматься.

Прис повела Сэм наверх, а Нэн пригласила Джулиана в столовую. Он вошел и остановился посреди комнаты, заинтригованный ее поведением.

– О чем вы хотите поговорить со мной? – Джулиан не переставал удивляться тому, что так легко и быстро сблизился с семьей Аманды. Они доверяли ему и относились к нему с уважением и почти родственной нежностью.

– Присаживайтесь, милорд. Если я во время нашего разговора буду вынуждена задирать голову, чтобы видеть ваше лицо, у меня заболит шея.

– Так лучше? – усмехнулся Джулиан, садясь на диван.

– Значительно. Насколько я поняла, дуэль спасет лишь честь Джека, но проблемы с этим Робертом Гамильтоном не решит?

– Проблема будет решена, когда Джек убьет его.

– А он это сделает?

– Не знаю. Надеюсь, нет. Думаю, в этом не будет необходимости.

– Мне приятно, что вы думаете, как и я, милорд, – с облегчением вздохнула Нэн. – Джек разъярен, но если он будет вынужден убить того, кого считал своим другом, ему трудно будет после этого жить. Я – христианка, поэтому я против насилия и жестокости в любых проявлениях, однако…

– Я понимаю, что вы хотите сказать, мисс Нэнси. Я никогда не любил Роба и не доверял ему, а теперь вообще его презираю. Он очень долго пользовался добротой Джека, но сейчас, когда мой брат понял, что это за человек, я могу кое-что предпринять, чтобы избавить Джека от этого мерзавца.

– Вы имеете в виду… – Глаза Нэн стали круглыми от страха.

– Нет, я не собираюсь убивать его, но кое-что предприму до завтрашней дуэли. Я не хочу, чтобы Джека до конца его дней мучила совесть.

– И что вы намерены сделать?

– Еще не придумал, но у меня есть несколько часов в запасе. Мне нужно раздобыть о нем информацию, которую можно было бы использовать против него. Что-нибудь такое, что вынудит его немедленно и навсегда покинуть страну. Карточные долги и кутежи недостаточное основание для скандала – половина отпрысков благородных семей грешит этим.

Джулиан взглянул на Нэнси – она сосредоточенно смотрела куда-то в пространство, прищурившись и вытянув губы трубочкой.

– В чем дело? Вы что-то знаете о нем?

– Думаю, да, милорд. Когда мы с Прис вернулись вчера из приюта в Спитафилдсе, мы узнали от Хенчпенни, что у Аманды был посетитель по имени Роберт Гамильтон. Мы тогда уже подумали, что где-то слышали это имя, но не могли вспомнить, где именно. В нашем возрасте память так слаба! Аманда говорит, что мы могли слышать о нем в связи с Джеком. Но когда мы познакомились с ним, то сразу вспомнили, где слышали его имя… и видели его лицо!

* * *

Джек, сидя на диване, обнимал Аманду. Простыня сползла вниз, и на плечах ее играли отблески пламени, пылавшего в камине. Они смотрели на огонь, задумчиво и тревожно.

– Какой необычный роман у нас с тобой получился, правда? – спросил Джек.

– Да, необычный.

– Знаешь, когда я понял, что влюбился в тебя? – улыбнулся он.

– Нет. Расскажи.

– Я признался в этом самому себе и Джулиану во время нашего с ним разговора на Торни-Айленде. Разве ты не слышала?

– Нет, я пропустила эту часть вашего разговора. Если бы я это слышала, все наши недоразумения давно бы закончились.

– В тот день я сказал брату, что по уши в тебя влюблен. Но впервые обнаружил это, когда ты так очаровательно покраснела. Помнишь, я спросил тебя о моем боевом ранении?

– Как тебе не стыдно! Ты всегда заставляешь меня краснеть!

– А ты, Аманда, когда поняла, что влюбилась в меня?

– Не скажу. А то ты возгордишься и станешь самодовольным типом.

– Разве я и без того не самодовольный тип? Расскажи.

– Еще когда ты был без сознания.

– Правда?!

– По-моему, это случилось тогда, когда ты бормотал что-то в бреду, там, на постоялом дворе. Что-то очень неприличное и соблазнительное…

– Еще бы!

– …И еще ты звал какую-то женщину, вероятно, одну из своих любовниц. Тогда мне захотелось, чтобы ты говорил эти слова мне! А ведь я тогда даже еще не знала тебя!

– Ты добилась своего. Теперь я говорю тебе всякие соблазнительные непристойности.

– Да, моя мечта исполнилась. Но я эгоистка, поэтому теперь хочу, чтобы все закончилось счастливо. – Она обняла его за шею и пристально посмотрела ему в глаза. – Я хочу выйти за тебя замуж, родить тебе детей, состариться рядом с тобой. Хочу, чтобы все было так, как в сказке со счастливым концом.

– Так и будет, дорогая. Я тебе обещаю.

– А как же дуэль? Я так боюсь за тебя, Джек.

– Не бойся. Я очень долго мечтал о счастье, и теперь, когда оно так близко, я не позволю Робу все разрушить.

– Он завидует тебе.

– Сейчас, когда у меня есть ты, я понимаю почему, – улыбнулся он.

– Обещай мне, Джек…

– Я уже пообещал.

– Но…

– Доверься мне, дорогая. – Он прижал палец к ее губам. Она поцеловала его палец и положила голову ему на грудь.

63
{"b":"1282","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Анна Болейн. Страсть короля
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Метро 2035. За ледяными облаками
Зло
64
Союз капитана Форпатрила
World of Warcraft. Последний Страж
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Квантовое зеркало