ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как раз в этот момент его и подозвал ответственный секретарь:

— Фандор, подойдите на минуту, я тут занимаюсь версткой очередного номера. Что у вас сегодня есть для меня?

— Не знаю. Кто освещает прибытие короля Испании?

— Маре. Он только что туда отправился. У вас с собой последний бюллетень агентства Авас?

— Вот он…

— К сожалению, почти пустой, — заметил секретарь редакции, — вот это заставит покрутиться наших коллег из «Паризьен», которым не хватит заголовков.

— Надо же, — усмехнулся Фандор, — как, вы не любите крупные заголовки?

— Нет, я ничего не имею против них, но когда газета состоит только из них… Однако это не говорит мне, куда вас послать… Ах да, вы знаете, мне понравилась ваша заметка о деле с улицы Норвен. Вчера вечером мы всех обскакали с этой новостью… Нельзя ли что-нибудь выжать из этой истории? Между ними не было никакого романа?..

— Что вы хотите сказать?

— Вы не можете вытащить на свет что-нибудь слегка скандальное о баронессе де Вибре, о Доллоне? В конце концов, неважно о ком! Так или иначе, это — единственное преступление дня, а рубрику надо поддерживать…

Жером Фандор на секунду задумался.

— Вы не хотите экскурс в прошлое?

— Какое прошлое?

— Ну, как же, вы не догадываетесь?

— Нет.

— Ах, дорогой мой, нам приходится не в первый раз упоминать на наших страницах эти фамилии… Ну-ка, вспомните о деле Гёрна…

— А, эта драма, в которой была замешана одна великосветская дама… Как ее, леди… леди Белтам?

— Совершенно верно… Вы же знаете, что Доллоны, Жак и Элизабет, — дети старого управляющего Доллона, погибшего при весьма странных и загадочных обстоятельствах, когда он ехал на поезде в Париж, чтобы дать свидетельские показания на процессе по делу Гёрна?..

— Да, правильно, — сказал ответственный секретарь, — Доллон-отец служил управляющим у маркизы де Лангрюн… пожилой женщины, убитой в своей спальне, не так ли?

— Да, но после смерти своей хозяйки он поступил на службу к баронессе де Вибре, баронессе, убитой вчера…

— Ну и ну, не везет же этим людям… Но послушайте, Фандор, я тут думаю… Сначала отец, потом сын… Если молодой Доллон убил баронессу де Вибре, то не кажется ли вам, что его отец мог быть убийцей маркизы де Лангрюн?

Жером, внезапно посерьезнев, покачал головой.

— Нет, старина, вчерашнее убийство — довольно заурядное преступление, за которым не скрывается никаких тайн. Убийство маркизы де Лангрюн, напротив, вогнало в пот всю французскую полицию…

— Которая, однако, ничего не нашла?

— Ошибаетесь! Вспомните! О, для вас эти дела уже давно канули в Лету, но я вижу их перед глазами, словно они имели место не несколько лет назад, а только вчера… Дело Гёрна было одним из первых дел, которые я расследовал с Жювом… Именно благодаря тем приключениям я и попал в газету «Капиталь»…

— И вы чертовски гордились, а, Фандор? Бог мой, вы нам все уши прожужжали о вашем Жюве и об этом таинственном, необычном, всегда ускользающем из рук полиции бандите, способном на самые страшные жестокости и самые безумные хитрости… об этом Фантомасе!..

— Дорогой мой, — сказал Фандор, — не смейтесь над Фантомасом… Конечно, в обществе принято считать, что Фантомас был чистой воды выдумкой, моей и Жюва, что Фантомас никогда не существовал… Но это лишь потому, что никто так и не сумел установить личность этого чудовищного и одновременно гениального человека, никто не смог надеть на него наручники… Вы знаете, Жюв заплатил своей жизнью за безуспешное преследование Фантомаса…

— Смерть этого знаменитого сыщика была просто кошмарной!

— Нет, вы ошибаетесь. Жюв погиб на поле брани. В гот миг, когда после ужасно трудного и опасного расследования — это было уже не дело Гёрна-Фантомаса, а дело с бульвара Инкерман в Нёйи, — Фантомас был загнан в тупик, Жюв хорошо понимал, что он рискует своей жизнью, заходя в особняк, где спрятался бандит… Последнему удалось взорвать дом и похоронить Жюва под его обломками. Фантомас оказался сильнее, но Жюв, на мой взгляд, получил самую красивую смерть, которую он мог бы себе пожелать… Смерть среди сражения, благородная смерть…

— Благородная? В чем?

— Мой дорогой, — четко выделяя слова, произнес Фандор, — для всех честных умов смерть Жюва, как ничто другое, явилась доказательством того, что Фантомас существовал… Более того, она заставила Фантомаса исчезнуть и тем самым вернула обществу мир и покой… Жюв заплатил жизнью за свою окончательную победу, поскольку он обезвредил Фантомаса…

— Но сейчас об этом уже никто не говорит, хотя стоит только глянуть на вашу улыбку, Фандор, а?..

И секретарь редакции шутливо погрозил пальцем своему коллеге:

— Держу пари, что вы по-прежнему верите в Фантомаса… и что однажды вы напишете нам прекрасную статью, где объявите о его новом преступлении…

Жером Фандор уже давно понял тщетность своих попыток убедить тех, кто не следил за уголовной хроникой последних лет, в существовании Фантомаса.

Он знал, что тот существует, но Жюв умер, и никто другой не мог узнать правды.

Поэтому Жером Фандор уклонился от ответа.

— Все это, дружище, — после небольшой паузы начал он, — не говорит нам, чем мы заполним сегодняшний номер… В отличие от дел, связанных с Фантомасом, которые были действительно ужасными и захватывающими, вчерашнее убийство, я повторяю вам, абсолютно не похоже на них. Из него получится еще несколько строчек, не больше.

— Значит, нельзя найти ничего компрометирующего в убийстве баронессы де Вибре?

— Я думаю, нет: еще раз говорю вам, — это совершенно банальная история. Пожилая женщина покровительствует молодому художнику, любовницей которого она является или нет — это неважно, — и все заканчивается тем, что этот малый отправляет ее на тот свет, как только узнает, что он фигурирует в ее завещании.

— Ах, так! Ну, ладно, в таком случае вам лучше подготовить материал об артезианском колодце. Вы уже читали об этом, а? Авас сообщает, что церемония открытия состоится в три часа. Сходите туда, там соберется немало «шишек»!

Жером Фандор кивнул головой.

— Договорились. Какой объем?

— Ну, я вас поставлю на вторую страницу, можете сделать довольно большую статью, на полторы полосы, согласны?

Фандор пожал плечами:

— О, я всегда согласен… Если вы хотите, я дам вам свой материал через полчаса, а фамилии я поставлю вечером.

— Отлично, мы выиграем время, но в таком случае без особых подробностей, пожалуйста.

— Не волнуйтесь, дружище. Вы же знаете, что я специалист по статьям, опережающим события.

Репортер пошел к своему рабочему столу и тотчас же принялся набрасывать изложение событий «лицом, присутствовавшим на церемонии».

Он уже исписал несколько листов и с удовольствием думал о том, что такими темпами он закончит статью до обеда и у него будет свободен весь остаток рабочего дня, когда его окликнул мальчишка-рассыльный:

— Господин Фандор, вас спрашивают по телефону.

Фандор, как и все журналисты, имел привычку в подобном случае девять раз из десяти просить отвечать, что его нет в редакции. Однако на этот раз его что-то удержало и он ответил:

— Хорошо, я иду.

Он подошел к телефонной кабине и снял трубку:

— Алло! Да, это я, Фандор! А, привет, старина, как дела?.. Есть что-то новое? Алло! Неужели? Нет, не может быть?.. Правда? В таком случае… Да, обхохочешься, представив, как у них вытянулись физиономии!.. Да, ты прав, дурная шутка… Ладно, до скорого, договорились…

Быстро выбежав из кабины, Фандор вновь подошел к ответственному секретарю:

— Представьте, старина, неожиданно свалилась одна новость. Мне нужно заскочить во Дворец Правосудия. Я больше вам не нужен сегодня утром?

— Нет. Поезжайте. Что там стряслось?

— О, ничего сенсационного… Просто этот Жак Доллон, помните, убийца с улицы Норвен? Так вот, этот болван только что повесился в своей камере!..

Выйдя из редакции «Капиталь» на улицу Монмартр, как всегда в этот час загроможденную тележками мелких торговцев, которых все обычно называют одинаково — «зеленщик», Жером Фандор остановил такси:

4
{"b":"1285","o":1}