ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мадам Дулен уже открыла рот, чтобы начать объяснения, как вдруг мужчина в шляпе стремительно подошел к сержанту и, показав удостоверение, негромко сказал:

– Служба безопасности. Инспектор Жюв.

Оторопевший полицейский вытянулся по стойке «смирно». Глаза его расширились. Он поднес руку к козырьку и почтительно произнес:

– Боже правый, извините меня, господин инспектор! Я вас не узнал. Ведь вы так давно не появлялись в нашем квартале, мсье!

Сержант гневно повернулся к шоферу:

– Идите-ка сюда, милейший! Извольте объяснить, какого черта…

Жюв улыбнулся:

– Что ж, водитель оказался прав! Так беднягам действительно недолго сойти за грабителей. Оставьте его, старина. Они тут ни при чем. Их действительно прислала «Саус стилшип компани». Ничего противозаконного они не совершали.

– Но, позвольте, – удивился жандарм, – меня зовут сюда кого-то арестовывать…

Консьержка не дала ему договорить. Высокое положение инспектора заставило ее забыть о своих страхах.

– Это все я, старая дура! – воскликнула она. – Но если бы мсье сразу сказал, что он из Службы безопасности, разве я стала бы звать на помощь…

Жюв рассмеялся:

– Мадам, вы так перепугались, что представься я даже Иисусом Христом, вы бы продолжали голосить!

Он обратился к шоферам:

– Ну, а вы, ребята, садитесь в свои драндулеты и немедленно возвращайтесь в контору!

Те запротестовали, ссылаясь на то, что у них еще много заказов, но Жюв нетерпеливо поднял руку:

– А я вам говорю, бросьте все дела! Поезжайте в контору и передайте вашему шефу – кстати, как его зовут?..

Он посмотрел на старшего шофера.

– Господин Вуланд, – ответил тот.

– Отлично, – сказал инспектор. – Итак, вы предупредите мсье Вуланда, что я жду его здесь. Причем попросите его не задерживаться! И пусть он захватит с собой всю документацию, связанную с багажом господина Гарна. Вы хорошо поняли?

Шофер ухмыльнулся:

– Чего уж тут не понять… Да, видно, сегодняшнее утро все равно потеряно.

– Не волнуйтесь, ребята, – сказал инспектор. – Я позабочусь, чтобы это не ударило по вашему карману.

Водители двинулись вниз по лестнице. Жюв вышел на площадку и произнес вполголоса:

– И никому ни слова о том, что вы меня видели. Особенно в этом квартале! Передайте вашему шефу мое поручение и забудьте о нем.

Ничего не понимающие шоферы кивнули, вышли из дома и отправились на улицу Отвиль.

Следующие четверть часа инспектор занимался осмотром помещения. Он открывал ящички секретера, рылся в стенных шкафах, заглянул под кровать.

Не прерывая своего занятия, он попросил консьержку описать господина Гарна. И, хотя был занят, старался не пропустить ни слова.

– Ну что я вам могу сказать… – неуверенно заговорила служанка. – Господин Гарн – мужчина видный. Волосы у него светлые, рост средний, но сам, знаете, крепкий такой… И всегда гладко выбрит, прямо, как англичанин. Ну и все… Никаких особых примет, так, чтобы сразу бросалось в глаза, вроде нет… Такой же человек, как и все. Ничего в нем нет особенного.

Это описание не вызвало у инспектора вдохновения. Его интересовали подробности.

Он вышел на кухню и вскоре вернулся, держа в руке маленькую отвертку.

– Сержант, вскройте этот чемодан! – приказал он, указав на самый большой из баулов.

Жандарм занялся замком. Затем Жюв подошел к госпоже Дулен.

– Вы, помнится, говорили, что у здешнего жильца была любовница? – спросил он. – Скажите, когда вы обычно ее видели?

Консьержка подумала:

– Да, пожалуй, всякий раз, когда мсье Гарн заявлялся в Париж… И всегда днем!

– Они выходили куда-нибудь вместе?

– Нет, мсье.

– А эта дама оставалась ночевать?

– Нет, мсье, никогда.

– Так-так, – пробормотал полицейский себе под нос. – Дама, вероятно, замужем…

Мадам Дулен развела руками:

– Вам виднее!

– Хорошо, с этим мы разберемся, – сказал Жюв. – Пожалуйста, передайте мне одежду.

Он указал на вешалку за спиной служанки. Она протянула ему куртку. Быстро ощупав ее, полицейский обратил внимание на бирку, пришитую к воротнику. На ней было написано: «Претория».

– Ага, – вполголоса произнес инспектор. – Это подтверждает мои предположения…

Он занялся пуговицами. На каждой с обратной стороны было выдавлено: «Смит».

В это время ход его мыслей был прерван сержантом, который открыл замок чемодана.

– Господин инспектор, – сказал он. – Тут полно одежды. Но убей меня Бог, если я знаю, в какой стране она произведена! Ни имени продавца, ни названия фирмы… Никакой зацепки.

– Ну ладно, – оборвал его Жюв. – Откройте теперь второй чемодан.

Жандарм наклонился ко второму чемодану, который на поверку оказался едва ли не больше предыдущего, и завозился с замком.

Жюв тем временем вышел на кухню и вскоре вернулся оттуда, держа в руке увесистый медный молоток с железной ручкой. Он с любопытством его разглядывал, взвешивая в руке.

В этот момент жандарм открыл наконец крышку чемодана, заглянул внутрь и издал крик ужаса. Инспектор посмотрел через его плечо и вздрогнул, хотя в силу своей профессии повидал немало.

Глазам его предстало страшное зрелище. В чемодане лежал труп!

Мадам Дулен захрипела и без чувств рухнула в кресло. Глаза ее закатились. Жюв коротко указал на нее сержанту. Тот бросился на помощь женщине. Он помассировал ей виски, подул в рот. Глаза консьержки медленно открылись и приобрели осмысленное выражение.

Жюв оставался хладнокровным.

– Теперь, сержант, – скомандовал он, – закройте хорошенько все двери. Мне вовсе не хочется, чтобы отсюда слышались женские крики. Госпожа Дулен – женщина нервная, и может подпортить нам репутацию…

Жандарм послушно встал и захлопнул дверь. Затем вернулся к приходящей в себя служанке. Та, будучи крепкой, здоровой женщиной, очнулась довольно быстро, но до сих пор не могла встать с кресла, с ужасом глядя на труп и беззвучно шевеля губами.

Следует признать, что покойник мог бы выглядеть куда более ужасно. Казалось, его не коснулось тление. Это был мужчина лет пятидесяти, с резкими чертами лица, высоким лбом и глубокими залысинами. Чтобы засунуть беднягу в чемодан, его сложили буквально вчетверо – ноги упирались в грудную клетку, голова была неестественно вывернута. Казалось, что череп его продавлен.

Однако никакой раны не было видно. Весьма изысканная одежда позволяла предположить, что этот мужчина принадлежал к высшему свету. Инспектор присел возле консьержки и спросил:

– Сколько времени мсье Гарна здесь не было?

– Да уж недели три… – прошептала мадам Дулен слабым голосом. – Верно, завтра будет три недели. И за это время сюда никто не входил, клянусь вам! Голову даю на отсечение!

Инспектор посмотрел на сержанта. Тот понял его с полуслова и, наклонившись, потрогал мертвое лицо.

– Совершенно окаменел, – констатировал он. – Как будто заморожен.

Жюв отрицательно помотал головой.

– Даже в холодильнике труп не сохранится так хорошо в течение трех недель, – ответил он. – Посмотрите-ка лучше сюда.

Он указал на маленькое желтое пятнышко под кадыком мужчины, выдававшимся на худой шее. Сержант смотрел, ничего не понимая.

Инспектор осторожно взял тело под мышки и приподнял его. На затылке, чуть выше последнего позвонка, виднелось большое пятно крови. Кровь давно засохла и напоминала бурую шишку.

– Вот оно, – прошептал инспектор. – Вот объяснение…

Ловкими, привычными движениями он обыскал покойного и извлек из его кармана часы. Попытки найти бумажник ни к чему не привели, но в пиджаке лежала толстая пачка денег. Документов не было.

Инспектор хмыкнул и обратился к консьержке:

– У Гарна был автомобиль?

– Нет, мсье. А что?

– Да нет, ничего… – задумчиво проговорил Жюв.

Он не отрываясь смотрел на этажерку, на которой лежал никелированный предмет. Он явно походил на деталь от автомашины.

Наконец инспектор снова повернулся к жандарму, стоящему на коленях возле чемодана.

15
{"b":"1286","o":1}