ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В течение следующего получаса мужчины обсуждали только им понятные финансовые вопросы. В конце концов Этьен Ромбер заключил:

– Дорогой Борбей, я привык делать дела быстро. Американцы научили меня этому. В принципе, ваше предложение меня устраивает. Но мне хотелось бы быть единственным вкладчиком.

– Вот как… – протянул банкир.

Его собеседник улыбнулся:

– Понимаю ваши сомнения. Вы в курсе моего финансового положения. По крайней мере, вы думаете, что оно вам известно. И вы вправе задать себе вопрос – а имеет ли он те двадцать миллионов франков, которые необходимы банку? Не волнуйтесь, они у меня есть.

Ромбер помахал сигарой.

– Да, последние два года принесли мне многое. Я установил хорошие, даже очень хорошие отношения с Колумбией. И очень от этого выгадал. Так что, если у вас не возникнет возражений, я могу сделать для вас больше, чем простой вкладчик. Я готов стать вашим компаньоном! Хотя, как вы понимаете, в этом случае я буду тщательно контролировать все банковские операции. Доверяй, но проверяй, мой друг!

Банкир кивнул.

– Разумеется, – заявил он. – От вас у меня не может быть секретов, мсье. Наоборот, если вы станете моим компаньоном, вы будете в курсе всех дел.

Банкир встал и взглянул на настенные часы. Ромбер проследил за его взглядом.

– Уже без двадцати одиннадцать, – сказал он. – Похоже, наш разговор несколько затянулся. Ведь вы обычно ложитесь очень рано.

Финансист смущенно подтвердил это. Хозяин жестом прервал его извинения:

– Полно, дорогой Борбей, давайте без церемоний. Режим есть режим!

Тяжелая дверь особняка закрылась за финансистом. Этьен Ромбер, проводив своего гостя до порога, не стал возвращаться в курительную комнату. Он направился в гостиную и постучал в дверь.

– Прошу вас! – раздался девичий голос.

Ромбер вошел. Мягкий электрический свет освещал белокурую головку Терезы Овернуа. Она отложила в сторону книгу и подбежала к старику.

– Мсье, – произнесла девочка извиняющимся тоном, – мне кажется, что я доставляю вам массу хлопот. Вам приходится так поздно ложиться! Но, поверьте, это не моя вина. Моя крестная, баронесса де Вибрей, так редко приходит вовремя!

После трагедии в замке Болье и всех драматических событий, последовавших за этим, дружеские узы, связывавшие их участников, только укрепились. Баронесса де Вибрей, женщина напористая и импульсивная, не успокоилась, пока не добилась права опеки над Терезой Овернуа, оставшейся полной сиротой. Не желая оставлять девочку наедине со страшными воспоминаниями, она перевезла ее в свой родовой замок Керель. Заботясь о том, чтобы ее подопечной не было тоскливо, она даже взяла на службу управляющего Доллона вместе со всей его семьей, хотя отнюдь не нуждалась в дополнительной прислуге.

Прошло время, и оно немного залечило раны. Вскоре баронесса получила письмо от друзей, которые приглашали ее провести несколько дней в Париже. Подумав, она решила поехать и взять Терезу с собой. И вот уже месяц они были в столице.

Поначалу госпожа де Вибрей искренне намеревалась все время проводить со своей воспитанницей – ну, разве сделать один – два необходимых визита. Однако постепенно ей пришлось подчиниться законам светской жизни. И тут на помощь пришел мсье Ромбер. Раз от разу, а затем почти постоянно Тереза стала бывать у него.

…Вздохнув, девочка обвела взглядом комнату, которую уже успела полюбить. Строгая обстановка гостиной казалась ей давно знакомой, родной.

– Только не думайте, что я хочу сказать что-то плохое о своей крестной!

Тереза понимающе кивнула.

– Она ведь светская женщина, а это налагает определенные обязанности.

Девочка обняла старика за шею и со взрослым лукавством заглянула ему в глаза:

– К тому же я нисколько не скучаю. Мне так приятно ваше общество!

Этьен Ромбер мягко высвободился, подвел Терезу к диванчику и уселся рядом.

– Дитя мое, – сказал он, – я был бы счастлив, если бы ты жила у меня. Но – увы! Приходится считаться с мнением нашего так называемого «света». Ведь ты уже почти взрослая девушка. Наши кумушки просто с ума сойдут, если ты поселишься у одинокого мужчины!

– Почему же? – удивилась Тереза. – Ведь вы могли бы удочерить меня…

Увидев, как лицо старика исказила гримаса боли, Тереза залилась краской.

– Простите… – прошептала она.

Ромбер потер лоб.

– Я бы очень хотел быть твоим отцом, девочка, – выдавил он. – Но я… ЕГО отец!

Тереза ласково погладила его по щеке:

– Господи, ну зачем вы себя терзаете! Я же все понимаю… Но одну вещь я просто обязана у вас спросить. Когда мы уезжали из Кереля, судья Боннэ сказал, что только вы знаете, каков размер моего состояния.

Девочка улыбнулась:

– Я отлично понимаю, что далеко не миллионерша… Но ведь я и не претендую!

Ее собеседник неопределенно улыбнулся.

Истолковав его жест по-своему, Тереза с юношеской беззаботностью воскликнула:

– Ну и ладно! Вокруг полно людей, которые трудятся, не покладая рук. Например, вы, господин Ромбер. Я тоже буду работать! Ведь, в конце концов, у меня приличное образование! Я могу преподавать…

Старик задумчиво посмотрел на нее.

– Дитя мое! – нежно произнес он. – Я уверен, что ты не пропадешь, даже если останешься совсем одна. У тебя ясный ум и доброе сердце… Я часто думаю о твоем будущем. И не сомневаюсь, что уже через три – четыре года найдется красивый, честный, а может, и богатый молодой человек, который предложит тебе руку и сердце.

Зардевшись, Тереза протестующе замотала головой. Ромбер спокойно продолжал:

– Не стесняйся, в этом нет ничего стыдного. Я уверен, что жених у тебя будет достойный. Но прежде необходимо подыскать тебе какое-нибудь занятие… Ведь баронесса рано или поздно начнет тяготиться тобой!

– Да, мсье, – согласилась девочка. – Я уже сейчас это чувствую.

Старик улыбнулся.

– Я знаю, – произнес он. – Поэтому хочу тебе кое-что предложить. Понимаешь, я уже много лет поддерживаю хорошие, очень хорошие отношения с одной высокопоставленной дамой. Ее знает весь Париж. Может и ты о ней слышала. Это леди Белтхем.

Глазки девочки расширились.

Ромбер продолжал:

– Миссис Белтхем недавно овдовела. Я думаю, ты читала газеты. Ее муж погиб при очень странных обстоятельствах… Теперь эта дама одна владеет огромным состоянием. Но занимается в основном благотворительностью. А я у нее что-то вроде душеприказчика. Она настолько мне доверяет, что даже поручила мне защищать ее финансовые интересы, если возникнут какие-то проблемы. Поэтому я знаю, что в доме вдовы постоянно полно народу. Как правило, это юные англичанки – то ли родственницы, то ли гости, не знаю. При леди Белтхем они выполняют роль секретарш – как там это по-английски? Ну, я уверен, ты меня понимаешь.

– Конечно, мсье, – скромно ответила Тереза. Она была явно заинтересована.

Ромбер улыбнулся.

– Отлично, – продолжал он. – Остается только добавить, что эти молодые особы принадлежат к высшему свету. Как правило, это дочери высокопоставленных англичан. Есть даже особы королевской крови. Так что, если леди согласится взять тебя в услужение, я уверен, что ты попадешь в очень неплохую компанию.

На глазах Терезы появились слезы.

– Господин Ромбер, – сказала она, – если вы поговорите с этой дамой обо мне, я всю жизнь буду вам благодарна!

Глава 14

МАДЕМУАЗЕЛЬ ЖАННА

Отойдя на безопасное расстояние от Руайяль-Паласа, мадемуазель Жанна, прячась в тени деревьев, свернула на улицу Тильзит. Ноги ее подгибались. Увидев свободную скамейку, она опустилась на нее, чтобы обдумать последствия своего неблагоразумного поступка.

Однако кассирша недолго размышляла. Через некоторое время она уже была на вокзале Порт Майо. Она подозвала носильщика и спросила:

– Когда отходит поезд на Сен-Лазар?

– Через несколько минут, мадам, – ответил тот, посмотрев на табло.

30
{"b":"1286","o":1}