ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мадемуазель Жанна взяла билет и села в поезд. Однако доехала она только до станции Курсель. В тот момент, когда городские часы били полночь, женщина уже стояла на площади, образованной перекрещением трех бульваров – Северного, Южного и Перейр. Решительным шагом кассирша двинулась по улице Эжен Флоша.

Дойдя до одного из особняков, она позвонила.

…Господин Этьен Ромбер блаженствовал с сигарой, когда появился слуга и доложил:

– К вам дама, мсье.

Не желая заставлять баронессу де Вибрей ждать в прихожей, хозяин приказал:

– Попросите ее сюда!

В открывшуюся дверь мягко проскользнула женщина. Тереза с радостным криком бросилась к ней, но тут же остановилась, увидев, что это вовсе не ее крестная. Этьен Ромбер выжидающе посмотрел на посетительницу. Сколько он ни напрягал память, он не мог ее вспомнить.

– С кем имею честь?

Незнакомка молчала. Ромбер подошел к ней поближе и присмотрелся.

– О, Господи! – вырвалось у него.

В эту секунду снова прозвучал дверной звонок. На сей раз это действительно была баронесса де Вибрей, разнаряженная, сияющая и веселая.

– Ох, я опять опоздала!

Она протянула хозяину руку для поцелуя, нежно обняла Терезу и уже открыла рот, собираясь рассказать о сегодняшнем приеме, как вдруг осеклась, увидев в углу незнакомку с опущенными глазами.

Этьен Ромбер уже успел овладеть собой. Он поклонился баронессе и повернулся к посетительнице. Лицо его было совершенно бесстрастно.

– Мадам, – спокойно проговорил он. – Не будет ли вам угодно пройти в кабинет?

Они перешли в другую комнату, но пробыли там недолго. Вскоре Ромбер вернулся.

– Мсье, вы так побледнели, увидев эту женщину! – промолвила Тереза. – Кто она?

Старик вымученно улыбнулся:

– Дитя мое, вам показалось. Я просто устал. Я слишком много работал все эти дни…

Баронесса всплеснула руками.

– Ну конечно! И в этом виновата только я! Это из-за моих загулов вам приходится ложиться так поздно. Извините, ради Бога. Не смею больше злоупотреблять вашим терпением. Мы немедленно уходим.

Они двинулись к выходу.

Ромбер, торопливо проводив гостей, бегом вбежал в кабинет и запер дверь на два оборота. Затем повернулся к гостье. Губы его тряслись.

– Шарль! – воскликнул он.

– Отец…

Юноша стянул шляпку вместе с париком и устало опустился на диван.

– Я больше не могу… – прошептал он. – Будь проклята эта женская одежда! Хватит!

В голосе отца зазвенел металл.

– Но это необходимо! – резко сказал он. – Я твой отец, и знаю, как поступать.

Шарль Ромбер с отвращением расстегнул корсаж, обнажив мускулистое тело.

– Нет, отец, я так больше не выдержу. Лучше тюрьма, смерть, что угодно!

Он чуть не всхлипнул.

– Ты должен искупить свою вину, – непреклонно произнес Этьен Ромбер.

– Но это не искупление! – выкрикнул юноша. – Это… Это хуже казни!

Отец сурово посмотрел на сына.

– Шарль! – веско сказал он. – Не забывай – для всех ты умер!

– Боже великий… – простонал Шарль. – Я бы предпочел умереть по-настоящему!

Этьен Ромбер быстро пересек комнату, подошел к сыну и обнял его за плечи.

– Мальчик мой! – лихорадочно прошептал он. – Да ты куда нормальней, чем я думал! Когда я спасал тебя, втаптывая в грязь свое доброе имя, рискуя свободой, я думал, что имею дело с сумасшедшим!

Юноша отстранился.

– Отец, – сказал он, и в голосе его прозвучала такая твердость, что старик на мгновение испугался, – прежде всего я хочу узнать, каким образом вам удалось меня спасти. Как вы выдали меня за мертвеца? Если это результат простой случайности – одно дело, но если…

– Дорогой мой, – помотал головой Этьен Ромбер, – ты не за того меня принимаешь… Разве мог бы я спланировать что-либо подобное! Просто, когда мы сбежали, случай пришел нам на помощь. Я повторяю, случай!

Он поднял палец:

– Можешь не сомневаться, к смерти этого несчастного юноши я не имею никакого отношения. Наверное, он действительно угодил в мельничное колесо… Как бы то ни было, его уже не воскресишь. А тебя мне нужно было спасать. Поэтому я купил тебе женское платье и заставил бежать в Париж без меня.

– И что же дальше?

– Дальше? Я переодел труп в твою одежду, чтобы выдать его за тебя. Само провидение послало мне того несчастного. Только не думай, что это далось мне легко. Нет, тем самым я обрек себя на все муки ада! Ты, конечно, читал в газетах, что я предстал перед судом присяжных, и какие обвинения мне предъявлялись…

Старик с силой потер виски, стараясь отогнать нахлынувшие воспоминания.

– Случайность… – горько пробормотал Шарль Ромбер. – Какому-то бедняге пришлось разбиться насмерть, чтоб я мог разгуливать здесь в юбке…

Голос юноши дрогнул, и он всхлипнул.

– Ах, мой бедный отец! Как будто рок преследует нашу семью!

– Рок… – словно эхо, повторил старик.

Молодой человек поднял голову.

– Отец! – произнес он с отчаянием. – Я не убивал маркизу, поверьте мне!

– Не смей говорить об этом! – голос Этьена Ромбера прозвучал резко. – Никогда не будем к этому возвращаться. Я тебе запрещаю!

Старик прошел вглубь кабинета и облокотился на письменный стол. Он долго молчал, что-то обдумывая. Потом медленно спросил:

– Так ты пришел сюда только для того, чтобы задать мне эти вопросы?

Юноша вскочил:

– Отец! Я не могу больше оставаться женщиной!

– Вот как? Почему же?

– Не надо иронии! – губы Шарля задрожали. – У меня нет сил разыгрывать эту комедию!

Этьен Ромбер пристально смотрел на сына. Новая мысль пришла ему в голову.

– Кажется, я понимаю… – протянул старик. – Конечно, ведь в Руайяль-Паласе только что произошло два крупных ограбления. А мадемуазель Жанна с некоторых пор работает в этом отеле…

Он криво усмехнулся:

– Конечно, никому не придет в голову связывать скромную служащую с именем погибшего Шарля Ромбера. Но, может быть, у полиции найдутся причины заинтересоваться самой мадемуазель Жанной?

Юноша побледнел:

– Отец? Вы считаете меня вором?!

– А ты сам как считаешь?

Голос отца зазвучал зловеще. Он наклонился к уху сына и продолжал шепотом:

– Как ты сам считаешь? Ты можешь утверждать с уверенностью, что этого не делал? А вот я, твой отец, сомневаюсь! Еще когда читал в газетах об этих кражах, я старался гнать прочь всякую мысль о тебе. Но ведь я-то лучше других знаю, каким сыном наградила меня судьба!

Шарль сжал кулаки:

– Мсье, я не вор!

В голосе его звучало негодование:

– Господи, что же это! Неужели мне теперь придется всю жизнь доказывать, что я не преступник? Вы обвиняли меня в замке Болье, вы обвиняете меня сейчас… Вы, самый близкий мне человек! Отец, какая тень застлала вам разум? Почему вы так хотите заставить меня самого поверить, что я – убийца и грабитель?!

Этьен Ромбер пожал плечами:

– В том-то и дело, что я – самый близкий тебе человек. И не надо детских истерик… Что стоят твои отрицания без доказательств? Криком и заклинаниями ничего не докажешь. Нужны факты!

Молодой человек безнадежно махнул рукой и устало опустился в кресло.

– О Боже, вы уже все решили и даже слушать ничего не хотите… – простонал он.

Старик внимательно смотрел на сына.

– Ну поставь себя на мое место, – наконец произнес он. – После ограблений в Руайяль-Паласе ты приходишь ко мне поздно вечером, насмерть перепуганный и явно хочешь просить о какой-то помощи. Значит, тебе грозит новая опасность. Что-то еще случилось, чего я не знаю, причем совсем недавно. Так что же ты тогда натворил?

Шарль собрался с мыслями.

– Ничего я не натворил, – выдавил он наконец. – Но у нас в отеле вот уже несколько дней работает полицейский. Такой же переодетый, как и я. Он выдает себя за Анри Вердье, служащего из каирского филиала. Но я узнал его. Я видел этого человека совсем недавно, причем при таких обстоятельствах, что мне уж вовек его не забыть!

31
{"b":"1286","o":1}