ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На улице они столкнулись с бригадиром жандармов, который с помощью подчиненного нес тело несчастного гитариста. Тот уже едва дышал. Жандармы узнали его – утром он заходил в участок, где предъявил документы помощника инспектора Службы безопасности.

Не выпуская локоть молодого человека, зеленолицый господин наклонился к бригадиру и обменялся с ним быстрыми репликами. Жандарм с уважением посмотрел на незнакомца и почтительно произнес:

– Так точно, господин инспектор, это все. Больше там никого не было.

Зеленолицый ударил кулаком по ладони. Лицо его исказила гримаса.

– Черт побери! Этот проклятый Гарн опять ускользнул!

Господин с зеленоватым лицом широким шагом двигался в направлении Монмартра. Он по-прежнему крепко держал за локоть молодого человека с едва пробивающейся бородкой. Тот машинально следовал за своим спутником, не очень понимая, что происходит, и опасаясь даже гадать, что произойдет дальше. Так они дошли до ступеней церкви Сен-Эсташ. Тут мужчина остановился и повернулся к юноше. Луч фонаря упал на его зеленоватое лицо. Впечатление было довольно жуткое.

– Наверное, пора представиться, – произнес он. – Меня зовут Жюв. Инспектор Службы безопасности.

Молодой человек смотрел на своего спутника, ничего не отвечая. Тот поглядел ему в глаза и медленно продолжил, выделяя каждое слово:

– А ты, мадемуазель Жанна… Ты не кто иной, как погибший Шарль Ромбер!

Глава 18

ЗАКЛЮЧЕННЫЙ И СВИДЕТЕЛЬ

На фоне светлеющего неба луч фонаря казался грязно-желтым. Молодой человек, словно пытаясь скрыться от этого пятна света, сделал несколько шагов в сторону. Но Жюв держал его крепко:

– Ну нет, дружок. Теперь тебе придется отвечать! Ведь это ты угостил меня оплеухой?

– О чем вы, мсье? Я вас не понимаю! – нерешительно запротестовал молодой человек.

– Говори правду! – яростно приказал инспектор.

В это время показался фиакр. Жюв жестом остановил его и сказал:

– Давай, садись.

Потом он сказал кучеру адрес и влез сам. Несколько минут они ехали молча. Потом полицейский повернулся к юноше и насмешливо произнес:

– Ну конечно, теперь мы будем все отрицать. Только поверь мне на слово, малыш, меня пытались обвести вокруг пальца куда более серьезные люди, чем ты! Да я с первого взгляда, как только увидел мадемуазель Жанну, понял, что под этим платьем и париком скрывается Шарль Ромбер!

Юноша замотал головой.

– Вы ошибаетесь, уверяю вас, – прошептал он. – Шарль Ромбер умер!

– Вот как? И откуда же тебе это известно? Откуда ты знаешь, о ком я говорю?

Кровь бросилась молодому человеку в лицо. Он растерянно замолчал. Жюв посмотрел в окно, потом задернул занавески и сказал добродушно:

– Малыш, я же говорил тебе, что меня на мякине не проведешь. Глупо отрицать очевидные факты! Конечно, мне известно не все, но достаточно, чтобы опровергнуть ложь. Так что не пытайся водить меня за нос.

Юноша вздохнул.

– Ну ладно, – признал он. – Вы приперли меня к стенке. Я действительно Шарль Ромбер. И я действительно притворялся мадемуазель Жанной… Но вот как вы об этом узнали? Как вы оказались в «Свинье святого Антуана»? Неужели специально, чтобы арестовать меня?

– Все может быть… – протянул Жюв, рассеянно глядя в окно.

Шарль потупился:

– И куда вы меня теперь везете? В камеру предварительного заключения?

– Ты чересчур любопытен, мой мальчик. А впрочем, ты ведь неплохо знаешь Париж! Так что давно сам бы мог догадаться, куда мы едем.

– Конечно, так я и думал! – горестно усмехнулся юноша. – Мы ведь уже на набережной…

– Угу. Совсем рядом с префектурой. Только, Бога ради, давай обойдемся без истерик. Сейчас я бы тебе советовал взять себя в руки.

Через пару минут фиакр свернул на набережную Орлож и остановился возле островерхой башни, которая пользуется столь дурной славой в преступном мире. Именно в ней находятся камеры предварительного заключения, а также вход в тюрьму Консъержери.

Жюв расплатился с кучером и повел своего пленника на второй этаж. Пройдя по длинному коридору, он отпер дверь и коротко сказал:

– Входи!

Шарль Ромбер покорно вошел. Обстановка комнаты красноречиво указывала на ее предназначение. Они находились в центре антропометрических измерений – царстве доктора Бертильона. Полицейский позвал:

– Гектор! Можно вас на минутку?

Из соседнего помещения появился высокий худой мужчина. Он близоруко сощурился:

– Кто меня зовет?

– Это я.

– Ах, мсье Жюв! Как вы рано сегодня! И уже с добычей… Что, этот парень – рецидивист?

– Нет, – сухо ответил инспектор, отметая дальнейшие фамильярности. – Я не прошу вас найти его учетную карточку – это бесполезно. Но будьте любезны произвести самые тщательные измерения этого человека.

Служащий недовольно поморщился – он не привык, чтобы его утренний отдых прерывали столь бесцеремонно. Поманив Шарля пальцем, он приказал:

– Давай, не тяни. Сначала ростомер.

Молодой человек шагнул вперед, но служащий остановил его:

– Не валяй дурака. Ты в медицинской лаборатории. Изволь снять башмаки.

Шарль Ромбер подчинился и встал к ростомеру. Потом он покорно позволил вымазать себе пальцы краской, чтобы снять отпечатки. После этого его сфотографировали в фас и профиль, а также измерили величину черепа с помощью специального прибора.

Гектора удивило тупое оцепенение, с которым юноша подчинялся всем процедурам.

– Однако, господин инспектор! – произнес он. – Похоже, этот парень не из строптивых! Что же он такого натворил, что вы притащили его сюда?

Жюв молча пожал плечами.

Шарля Ромбера начала бить дрожь – юноша наконец понял, что он арестован. Инспектор подошел к нему и дружелюбно сказал:

– Ну-ну, не пугайся так. Пойдем. Есть еще кое-какие измерения, которые необходимо провести…

Выйдя из антропометрического кабинета, они прошли по полутемному коридору и открыли новую дверь.

– Заходи, – промолвил Жюв. – Здесь мы проведем динамометрические измерения.

Новое помещение больше всего напоминало столярную мастерскую. Повсюду виднелись доски самой разной формы и толщины. В стеклянных шкафчиках поблескивали металлические пластины размером примерно пять на шесть сантиметров. Инспектор запер дверь и взглянул на юношу:

– Догадываешься, зачем я тебя сюда привел?

Он подошел к высокому столику и снял полотняный чехол. Открылся странный на вид прибор. Он представлял собой металлическую конструкцию, укрепленную на мощной станине. В нижней части находилась подвижная пластина, а верхняя выглядела, как две железные арки, соединенные перемычкой. Все это было скреплено винтами. По бокам было расположено два динамометра.

Жюв пояснил:

– Эта штука определяет мускульную силу. Ее изобрел доктор Бертильон, глава антропометрической службы. Вот сейчас мы и определим, заслуживаешь ли ты моего внимания…

Инспектор наклонился и выбрал из кучи лежащих у стены приспособлений тоненькую дощечку. Затем аккуратно вставил ее в специальный желобок и вытащил из сумки предмет, в котором каждый, соприкасавшийся когда-либо с преступным миром, узнал бы отмычку.

– Возьми это! – приказал он.

Ничего не понимая, Шарль взял в руки отмычку и вопросительно посмотрел на Жюва.

– Вставь вот сюда, – продолжал тот. – А теперь жми изо всех сил! Видишь этот указатель? Если тебе удастся сделать так, чтобы стрелка дошла вот до этой отметки, мне, возможно, придется освободить тебя…

На лице юноши появилась надежда. Он что было силы надавил на рычаг. Однако, сколько он ни напрягался, стрелка не двигалась. Жюв махнул рукой:

– Ладно, не тужься зря!

Он вынул из прибора дощечку и вставил туда пластинку из железа. Затем достал из сумки отмычку посолидней и протянул Шарлю:

– А ну, попробуй еще раз!

Юноша всем телом налег на отмычку.

– Ну-ну, хватит! – остановил его инспектор. – Еще сломаешь хорошую вещь!

38
{"b":"1286","o":1}