ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шарль потупился:

– Вы слишком добры, мсье… Но, признаться, ваше предложение просто великолепно!

Жюв жестом остановил его:

– Полно, полно!

Он открыл ящик стола и достал пачку банкнот.

– Держи деньги, – сказал он, – и ступай, подыщи себе жилье. Обустраивайся и зайди ко мне через пару недель. Я думаю, к тому времени уже удастся зачислить тебя в штат газеты «Столица».

Шарль Ромбер взял купюры и пошел к двери, но на полдороге остановился.

– И как же меня теперь будут звать? – спросил он.

Инспектор рассмеялся:

– Ну, тебе не впервой менять имена! Последнее время ты только тем и занимаешься. Ты же будущий репортер – выдумай себе псевдоним!

– Тогда мне нужно что-нибудь звучное… – задумчиво проговорил юноша.

– Конечно-конечно! – подзадорил Жюв. – Вроде Фантомаса.

Юноша отмахнулся:

– Вы шутите, а мне с этим именем жить! Ну посоветуйте что-нибудь!

– Ну что ж, малыш… Прежде всего имя. Не столь важно, каким оно будет, главное, чтобы не слишком распространенным. Это запоминается. Что же касается фамилии… Я бы посоветовал какую-нибудь короткую, с глуховатым корнем, но мелодичным окончанием.

Шарль задумался.

– Например, что ты скажешь, – продолжал инспектор, – если мы сохраним в фамилии первый слог от имени нашего приятеля Фантомаса?

– Пожалуй…

Жюв улыбнулся:

– Я вижу, тебе все равно. Хорошо, тогда я предложу тебе полностью имя и фамилию. Как тебе нравится – Жером Фандор?

– Фандор… – повторил юноша. – А что, звучит!

– Ну вот и договорились.

Инспектор подтолкнул молодого человека к двери:

– Ну, мсье репортер, отправляйтесь и дайте мне выспаться. Когда приведете себя в порядок, оденетесь поприличней, милости прошу обратно. И приготовьтесь к совершенно новой жизни, мой друг!

Глава 20

ЧАШКА ЧАЯ

– Алло! Что? Да, я вас слышу, преподобный отец. Вы хотели бы зайти сегодня вечером? А который сейчас час? Половина одиннадцатого… Ну, что ж, я думаю, это будет удобно… Леди Белтхем ложится довольно поздно… Алло! Что? О, вы только сейчас приехали из Экосса! Очень любезно, что сразу позвонили. Подождите минутку!

Тереза Овернуа положила трубку рядом с телефонным аппаратом и вышла в огромную гостиную старинного дома в Нейи, принадлежавшего леди Белтхем. Сама хозяйка полулежала в шезлонге у окна.

Вот уже два месяца, как Тереза по рекомендации Этьена Ромбера вошла в число девушек, исполнявших роль секретарш, а иногда и компаньонок великосветской леди. Улыбнувшись, девушка сообщила:

– Это преподобный Вильям Хоуп. Он только что приехал из ваших северных владений и просит разрешения зайти до того, как вы ляжете спать, мадам.

– А, старый добряк! – произнесла леди Белтхем, откладывая книгу. – Конечно, пускай приходит!

Девушка легкими шагами вернулась к телефону. Одна из двух хорошеньких англичанок, служивших вместе с Терезой, прыснула. Хозяйка посмотрела на нее:

– Что вы нашли смешного, Элизабет?

Та смутилась и густо покраснела, не решаясь объяснить госпоже причину своего веселья.

– Я просто подумала… – проговорила она. – Наверное, святого отца плохо накормили ужином в поезде, и он через трубку телефона почувствовал аромат чая и свежих тостов. Вот и сделал вид, что у него дело…

Леди Белтхем не смогла сдержать улыбку, потом мягко возразила:

– Вы ошибаетесь, дитя мое. Преподобному Хоупу чуждо все низменное.

Девушка снова прыснула:

– Так ведь это смотря что считать низменным, миледи! Разве не отец Хоуп наставлял недавно Терезу, что к пище надобно питать почтение и уважение, как ко всякому творению господню, ибо на ней лежит благословение небес? А раз это так, то пережаренный ростбиф, который ему подсунули, является своего рода святотатством.

Тереза уже вернулась из прихожей и с серьезным видом вмешалась:

– Что ты говоришь, Лиз! Не клевещи на мсье священника. Речь шла о фазане!

Все рассмеялись. Потом леди Белтхем добродушно проговорила:

– Все вы просто маленькие злючки с острыми языками. Дай только позлословить. А на самом деле просто завидуете превосходному аппетиту святого отца! Ну, а ты что скажешь, Сюзанна? Ты-то посерьезней своих подружек.

Сюзанна, хорошенькая брюнетка, оторвалась от письма, которое она писала.

– О, у меня с аппетитом все в порядке, миледи. Я совсем не страдаю от его отсутствия с тех пор, как вернулся корабль с моим Гарри.

Госпожа поднялась, подошла к девушке и положила руку ей на голову.

– Но я не вижу связи, дитя мое. Мысли о женихе должны питать душу, а не тело!

Девушка вспыхнула.

– Ну-ну, дорогая, это вовсе не упрек, – успокоила ее хозяйка. – Просто, я думаю, для будущего мужа вряд ли будет приятно, если щечки его любимой лишатся этого чудесного румянца. Чтобы быть хорошей матерью семейства, необходимо крепкое здоровье!

Тут снова вмешалась неугомонная Элизабет:

– Здоровье – главное для английской девушки. Выйти замуж за какого-нибудь разиню, осчастливить его кучей детей, которые, в свою очередь…

Ее болтовня была прервана появлением лакея. Он торжественно возгласил:

– Его преподобие отец Вильям Хоуп!

В комнату вошел невысокий пожилой человек с объемистым брюшком. Его гладко выбритое лицо излучало радость и благожелательность.

– Высокочтимая леди, ваш преданный слуга перед вами, – поклонился он. – Сразу по приезде спешу принести уверения в совершеннейшем почтении.

Леди Белтхем протянула руку для поцелуя:

– Рада снова видеть вас, отец Хоуп. Не хотите ли чашечку чая?

Священник раскланялся с девушками, наблюдавшими за ним с затаенной насмешкой, потом, словно через силу, согласился, смущенно оправдываясь:

– Вы не представляете себе, дорогая леди, как отвратительно кормят в этих скорых поездах…

Элизабет его перебила:

– А вот содержимое этой чашки просто восхитительно, вы не находите?

Преподобный Хоуп сделал порывистое движение, словно хотел вцепиться в посудину обеими руками, и шумно втянул носом воздух. Однако тут же взял себя в руки и неторопливо принял чашку из рук Элизабет.

– Сейчас я попробую и отвечу на ваш вопрос, мадемуазель, – чинно произнес он. – Впрочем, в этом доме все восхитительно, клянусь Господом!

– Кроме пережаренных фазанов, – кротко добавила Элизабет и невинно потупилась.

Обе ее подружки отвернулись к стене и зажали руками рты, чтобы не расхохотаться. Леди Белтхем предостерегающе кашлянула и строго посмотрела на своих воспитанниц. Посерьезнев, те уселись за письменный стол.

– Соберите-ка все бумаги, девушки, – сказала леди. – Святой отец приехал из Экосса, и нам надо кое-что просмотреть.

Секретарши принялись собирать документы, которые могли бы понадобиться их хозяйке. Леди Белтхем в это время расспрашивала священника:

– Хорошо ли прошло путешествие?

– Как всегда, миледи. Ваши крестьяне из Скотуэлл-Хилла передают вам свое почтение. Они по-прежнему полны решимости мужественно бороться с капризами природы. Зима в этом году предстоит тяжелая. Уже сообщали о первых снежных лавинах в горах.

Леди покачала головой:

– Бедняги, опять им нелегко придется. Вы раздали им одеяла и шерстяную одежду для детей и женщин, которые я послала?

Хоуп протянул ей листок:

– Вот список, миледи. Всего было роздано двенадцать сотен пар.

Леди Белтхем отдала листок Сюзанне:

– Проверьте, пожалуйста.

Затем снова повернулась к священнику.

– Ради Бога, мой друг, не подумайте, что я вам не доверяю. Просто тамошний управляющий, несмотря на его несомненные достоинства, в плане политическом просто фанатик. Я не удивлюсь, если он вычеркнул из списка несколько либерально настроенных семей. А этого допускать нельзя. Не следует позволять нашим пристрастиям застить нам глаза. В конце концов, люди все одной породы, и либералы так же страдают от голода и холода, как и консерваторы…

Святой отец кивнул:

41
{"b":"1286","o":1}