ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Совершенно с вами согласен, миледи. Это слова настоящего христианина. Милосердие должно быть одинаковым для всех, так завещал Христос!

– Конечно, тут не может быть исключений. А как обстоят дела с санаторием в Глазго?

– Строительство почти завершено. Нам со стряпчим удалось сократить смету на пятнадцать процентов. Это позволит нам сэкономить триста ливров.

– Триста ливров? Отлично. Мы закупим на них уголь для крестьян Скотуэлл-Хилла. Раз зима предстоит суровая, он им пригодится.

Хоуп кивнул и сделал пометку в блокноте. Леди Белтхем присела к письменному столу и принялась что-то писать. Священник поерзал на стуле, словно не решаясь начать неприятный разговор, потом наклонился к женщине и прошептал:

– Простите, миледи… Вы позволите мне поговорить с вами по поводу вашего покойного мужа, лорда Эдварда Белтхема?

Леди вздрогнула, в глазах ее отразилось страдание. Однако она тут же взяла себя в руки.

– Я вас слушаю, – спокойно произнесла она.

Как тихо ни старался говорить преподобный отец, девушки разобрали имя погибшего лорда и переглянулись. Потом встали и вежливо отошли.

Святой отец помолчал.

– Вы ведь знаете, миледи, – наконец начал он, – что я посетил Экосс в первый раз после гибели сэра Эдварда. Жители ваших земель до сих пор очень взволнованы.

Молодая женщина перебила:

– Я надеюсь, что имя моего покойного мужа не осквернено никакими сплетнями?

– Что вы, миледи! На этот счет можете быть совершенно спокойны. В Скотуэлл-Хилле негодуют, что убийца до сих пор не найден. Все ведь знают, что за его голову назначена награда и вся полиция буквально сбивается с ног.

Леди тяжело вздохнула. Преподобный Хоуп прижал руки к груди:

– Ради Бога, простите мою бестактность. Я знаю, сколь тяжелы для вас подобные разговоры.

– Но, наверное, это необходимо… – тихо прошептала женщина.

– О нет, я не хочу заставлять вас страдать! Продолжу лучше о делах. Я забыл вам сказать, что управляющий по собственной инициативе выслал двух братьев Тилли – вы, наверное, помните, это два кузнеца, большие любители выпить. Он придрался к тому, что они неаккуратно платили налоги и мало участвовали в жизни общины.

Глаза леди Белтхем сверкнули:

– На каком основании управляющий позволяет себе принимать подобные решения, не посоветовавшись со мной?! Только добротой можно вызвать доброту, и только помощью и участием можно одолеть нерадивость. Разве мы судьи на этой земле? Судьи находятся там, на небесах! Так почему же управляющий, мой служащий, осмеливается позволять себе то, чего не могу позволить себе я? Как он смеет сам единолично распоряжаться людскими судьбами?!

Тем временем девушки, увидев, что разговор перешел в новое русло, приступили к своим обязанностям. Следуя заведенному распорядку, они собрали с подноса для корреспонденции письма и принялись зачитывать содержание.

– Просьбы о помощи… – перечисляла Тереза. – Просьбы прислать одежду… Это опять из Экосса… А это по поводу пострадавших от стихийного бедствия в Иври-Пор… Из дома для престарелых…

Сюзанна продолжала:

– …Романист Мириал просит разрешения представить леди Белтхем свою сестру на званом вечере…

Хозяйка устало махнула рукой.

– Ну хорошо, святой отец, к делам мы еще вернемся, – сказала она.

Преподобный Хоуп поднялся и попросил позволения удалиться.

– Конечно, конечно, – ответила женщина.

Тут Элизабет вытащила из пачки длинное письмо. Взглянув на подпись, она воскликнула:

– О, тут новости от господина Этьена Ромбера!

Услышав это имя, Тереза тут же бросила работу и подбежала к леди Белтхем. Она не сомневалась, что хозяйка ознакомит ее с содержанием послания покровителя. Ожидания девушки сбылись.

– Прочтите, дитя мое, – проговорила леди и протянула письмо Терезе. – А потом все мне расскажете.

Господин Ромбер восемь дней назад уехал из Парижа, сообщив, что отправляется в очередное длительное путешествие. Это было первое письмо от него.

Тереза все еще читала, когда юные англичанки закончили сортировать почту, и Элизабет, как всегда нетерпеливая, обратилась к хозяйке:

– А мы будем читать сегодня вечером?

Тут дверь распахнулась, и лакей провозгласил:

– Господин управляющий Сильвертон!

– Просите, – откликнулась леди Белтхем.

Через некоторое время она погрузилась в беседу со своим управляющим. Элизабет слышала, как молодая вдова одобрительно говорила:

– Вы совершенно правильно решили починить парковую решетку. Я так нервничаю!

Управляющий сделал рукой решительный жест.

– Уверяю, вашей милости совершенно не о чем беспокоиться! Особняк надежно охраняется. И привратник, господин Уолтер, всегда начеку. И я сам.

– Конечно, дорогой Сильвертон, я не сомневаюсь. Спасибо. Вы можете идти.

Когда управляющий ушел, леди Белтхем обратилась к своим секретаршам:

– Что-то я сегодня устала, мои дорогие…

Элизабет непосредственным жестом обняла госпожу и нежно поцеловала. Подошла Тереза, осторожно неся толстую книгу.

– Ваша Библия, миледи, – сказала она.

– Спасибо, дитя мое, – ответила леди Белтхем. – Да хранит тебя Господь…

Глава 21

УБИЙЦА ЛОРДА БЕЛТХЕМА

Было около полуночи. Шум машин, развозивших по домам театральную публику после вечернего спектакля, наконец умолк. Особняк погрузился в ночную тишину.

Однако леди Белтхем еще не легла. Удобно усевшись в кресле у камина, она грелась у огня. Вдруг что-то заставило женщину вздрогнуть. В тишине отчетливо послышался револьверный выстрел.

Подбежав к окну, женщина замерла, вглядываясь в темноту. Но в ночи ничего было не различить. Тогда леди Белтхем выбежала в холл:

– Что происходит?!

Никто не отвечал.

Вспомнив о девушках, находящихся на ее попечении, молодая вдова закричала:

– Элизабет! Тереза! Сюзанна! Скорее сюда!

В коридоре захлопали двери. Тереза и Сюзанна, полуодетые, с распущенными волосами, подбежали к хозяйке.

– Что случилось, миледи? Шум, крики… Я боюсь! – бормотала Тереза.

Леди Белтхем жестом остановила ее и прислушалась.

– Кажется, больше ничего не слышно, – прошептала она. Потом крикнула:

– Элизабет!

Тут на лестнице появилась Элизабет. Глаза ее расширились от страха, губы дрожали.

– Ах, миледи, это ужасно! Вор забрался из сада на первый этаж. Уолтер его поймал. Они дерутся! – заговорила она, едва переводя дух.

Леди Белтхем открыла было рот, но тут дверь без стука распахнулась, и в холл стремительно вошел управляющий Сильвертон. Тяжело дыша, он доложил:

– Мы как раз обходили сад, ваша милость, когда увидели, как какой-то мужчина пытается укрыться в тени каштана. Думаем – вор, а то и кто похуже. Окликаем его, а он бросается наутек. Мы за ним. Когда догнали, он сопротивлялся изо всех сил. Пришлось пару раз хорошенько его стукнуть. В общем, теперь он в наших руках. Полиция скоро приедет.

Хозяйка дома слушала управляющего, схватившись за сердце. Руки ее дрожали.

– Но… Но почему вы решили, что это вор? – спросила она наконец.

Управляющий удивился:

– Ну как же, мадам! В такое время прячется в чужом саду… Да и одет он, как какой-нибудь уголовник – сплошные лохмотья. И побежал от нас, как заяц…

Леди Белтхем подумала и спросила:

– А как он объяснил свое присутствие в саду?

– У него не было времени придумывать объяснения, – довольно ухмыльнулся Сильвертон. – Он не успел и рта раскрыть, как мы его скрутили. Вы ведь знаете, наш смельчак Уолтер силен, как Геркулес!

Госпожа Белтхем укоризненно покачала головой:

– Я вижу, что вы были очень жестоки с этим несчастным. Надеюсь, он не ранен?

– Кажется, нет… – неуверенно произнес управляющий.

– Кажется! – воскликнула леди. – А если бы вы его убили? Прежде, чем драться, надо было расспросить его! Я не хочу, чтобы в моем доме кого-то били. Ведь сказано в Евангелии: «Поднявший меч от меча и погибнет!»

42
{"b":"1286","o":1}