ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Полицейский прошел в столовую.

– Вот здесь шкафов достаточно. Но и их я уже знаю лучше, чем собственную квартиру. И в багаже, который Гарн упаковал перед отъездом, проверил все с лупой в руках. И ничего. Ничего!

Покачав головой, Жюв вошел в комнату и поглядел на кучу сложенных в углу газет. Раздраженно пнув их ногой, он пробурчал:

– И тут я все уже видел! Хватило терпения даже перечитать всю эту чушь, вплоть до колонок объявлений. И только лишний раз убедился, что газетчики – это те, кого следует сажать за решетку в первую очередь. И читать им давать только их собственные сочинения…

Он перешел в спальню:

– Естественно, и здесь ничего нового… Если меня не считать новшеством.

Возле камина стоял маленький секретер, на котором виднелось несколько потрепанных книг. Инспектор посмотрел на них и вздохнул.

– Кажется, остается только ознакомиться с содержанием этих шедевров. Их досматривали полицейские в мое отсутствие. Конечно, у меня нет никаких оснований не доверять своим ребятам, и все же… «Что делаешь – делай», как говорили римляне.

Он со скучающим видом пролистал книги, начал просматривать письма. Потом внезапно вздрогнул и на лице его появился живой интерес:

– О-ля-ля! Кажется, это интересно!

Из конверта выпал документ на английском языке, который Жюв прекрасно знал. Это был диплом о присвоении сержантского звания. Выдан он был в Трансваале за храбрость и решительность. Внизу стояла размашистая подпись лорда Робертса.

– Полицейские, видно, не обратили внимания, – произнес Жюв. – А между тем, это новый штрих к характеру Гарна. Бумага выглядит абсолютно подлинной. А если это так, то значит, этот мошенник действительно неплохо сражался. В Южной Африке таких вещей никому просто так не давали. Видно боец и впрямь достойный!

Инспектор ткнул ладонью в секретер и заговорил в полный голос:

– Но этот документ говорит еще кое о чем. Значит, Гарн действительно является Гарном! Это его настоящая фамилия. А я уж накрутил вокруг этого целый роман и, как выяснилось, с самого начала ошибался.

Он еще немного покопался в письмах, затем снова вернулся к книгам. На этот раз бедным томам пришлось туго. Их встряхивали, вертели так и сяк и нещадно мяли обложки, отыскивая там какую-нибудь спрятанную бумагу. Наконец Жюв разочарованно произнес:

– Ничего…

Затем он принялся изучать коммерческие справочники и расписание движения кораблей.

– Это тоже в своем роде любопытно, – сказал инспектор вполголоса. – Все эти вещи могут понадобиться действительно только коммивояжеру.

Жюв потер лоб:

– И выходит, что их хозяин – честный человек, добросовестно выполняющий свои обязанности.

Полицейский встал и несколько раз прошелся взад-вперед по комнате. Потом остановился, подумал и медленно повторил свой вопрос:

– Так значит, Гарн – это действительно только Гарн? И ничего, кроме Гарна?

И сам себе ответил:

– Черт возьми, этого не может быть! Это выбивает у меня всю почву из-под ног!

Жюв снова подошел к секретеру и углубился в книги. Вскоре в руках у него оказалась папка для бумаг, по цвету походившая на коммерческий вестник. В ней оказалось множество топографических карт.

– Ну что ж, просмотрю свежим глазом эти планы, – проговорил инспектор. – Может, и тут увижу что-нибудь такое, что пропустила полиция.

Он принялся одну за другой разворачивать карты и внезапно вскрикнул:

– Мать честная! Вот это номер!

Невозмутимый инспектор был настолько взволнован, что руки его дрожали, когда он разглаживал на секретере один из планов.

– Да это же Центральный район, – шептал он. – Невероятно! Каор… Сен-Жори… Болье! Вот как раз кусочка с Болье и не хватает!

Глаза Жюва блестели.

На карте Центрального района действительно не хватало одного кусочка, аккуратно вырезанного – именно того фрагмента, где должны были быть изображены окрестности замка маркизы де Лангрюн. Инспектор не отрываясь смотрел на документ.

– Надо немедленно провести идентификацию! – бормотал он. – Если клочок карты, который я нашел возле железной дороги на следующий день после убийства старой маркизы, окажется вырезанным из карты Гарна, дело может принять совсем новое направление! Вот уж, воистину, не знаешь, где потеряешь, где найдешь…

Жюв еще раз внимательно осмотрел карту со всех сторон, запомнил ее регистрационный номер, бережно сложил и спрятал во внутренний карман. Затем он последний раз окинул глазами комнату, взял шляпу и уже направился к двери, как вдруг в нее постучали.

Инспектор остановился.

– Дьявол! – пробормотал он. – Кто же это мог пожаловать к Гарну с визитом, когда весь Париж знает о его аресте? Очень интересно… Похоже, сегодня день приятных неожиданностей!

Жюв положил шляпу обратно в кресло, проверил, удобно ли вынимается из-под пиджака револьвер и неслышно подошел к входной двери. Приготовившись к любым сюрпризам, он рывком распахнул ее, рассчитывая вовремя отпрянуть в сторону.

Увидев посетителя, он убрал руку с оружия и озадаченно почесал в затылке – тот был ему хорошо, даже слишком хорошо знаком.

– Ну и ну! – протянул Жюв. – Это опять ты? Что ж, проходите, господин Шарль Ромбер, или, пардон, мсье Жером Фандор. И какого черта вы здесь делаете?

Глава 23

ВЗРЫВ НА «ЛАНКАСТЕРЕ»

Не отвечая, молодой человек быстро вошел в квартиру, и Жюв машинально закрыл за ним дверь.

– Что-нибудь случилось? – озабоченно спросил инспектор, увидев, что Жером Фандор бледен и взволнован.

– Случилось самое ужасное, – ответил журналист. – Мой бедный отец мертв.

– Мертв?!

Едва удерживаясь от рыданий, молодой человек протянул Жюву газету.

– Прочтите… – он указал пальцем на страницу ежедневной хроники.

Заголовок был явно составлен в традициях бульварной прессы, стремящейся поразить воображение читателя: «Взрыв! Огонь! Вода! Сто пятьдесят убитых!». В подзаголовке пояснялось: «На борту океанского лайнера „Ланкастер“ произошел взрыв. Корабль погиб».

Жюв непонимающе посмотрел на газету:

– Ну и что?

Фандор настойчиво указал пальцем на статью:

– Да прочтите же!

В голосе его звучало такое напряжение, что инспектор без дальнейших расспросов принялся внимательно изучать страницу. В статье говорилось:

"Чудовищная катастрофа, произошедшая вчера на корабле, со всей очевидностью показывает, что пришло время призвать к ответу пароходные компании, как, впрочем, и железнодорожные, которые, как вновь и вновь выясняется, нимало не заботятся о жизни своих пассажиров.

Итак, о несчастье, случившемся прошлой ночью. Пароход «Ланкастер», принадлежавший «Ред Стар компани» и совершавший рейсы Каракас – Саус-Хемптон, вышел в открытое море, ориентируясь по маяку на острове Уайт, однако сбился с курса и отклонился от фарватера. Почти сразу после этого он затонул.

К этому моменту можно назвать только одного человека, выжившего в катастрофе, которого удалось найти. Это член судовой команды. Поскольку прошли уже почти сутки, можно утверждать, что экипаж и пассажиры лайнера для нас потеряны безвозвратно.

Смотритель маяка, следивший за тем, как «Ланкастер» покидает порт, утверждает, что прежде, чем судно затонуло, на борту произошел мощный взрыв. Если это так, есть все основания утверждать, что именно он явился причиной гибели лайнера.

Что же на самом деле произошло? Возможно, ответ на этот вопрос мы получим через несколько часов. Служитель, ставший свидетелем катастрофы, немедленно дал сигнал тревоги. Все суда, находившиеся поблизости, направились на помощь. Они прочесали весь район в поисках уцелевших, но, увы, помощь прибыла слишком поздно. Кораблям ничего не оставалось, как сообщить об этом в порт, где уже решался вопрос о посылке водолазов и даже о подъеме судна. Возможно, это прояснит причины несчастья.

И только одному кораблю, под названием «Кемпбей», после многочасовых поисков удалось найти единственного человека, уцелевшего после катастрофы, какой в этих водах еще не бывало. Это моряк по имени Джексон. Нашим коллегам из «Тайме» удалось взять у него интервью. Пострадавший рассказал следующее:

45
{"b":"1286","o":1}