ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Физика на ладони. Об устройстве Вселенной – просто и понятно
Лавр
И ботаники делают бизнес 1+2. Удивительная история основателя «Додо Пиццы» Федора Овчинникова: от провала до миллиона
Лес тысячи фонариков
Постарайся не дышать
Дистанция спасения
От сильных идей к великим делам. 21 мастер-класс
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
Содержание  
A
A

Надзиратель улыбнулся и продолжал:

– В правом кармане куртки у тебя деньги – десять бумажек по сто франков. Больше твоей даме не удалось пока наскрести.

Гарн отмахнулся:

– Бог с ним! Скажи лучше, сколько у меня будет времени? Когда откроется мой побег?

Нибье поразмыслил:

– Я сегодня дежурю в ночь. Взбей одеяло так, чтобы казалось, что под ним кто-то лежит. Тогда все поверят, что я просто ошибся. Я сменяюсь в пять утра, а обход будет только в восемь. Так что времени у тебя вполне достаточно, чтобы умотать далеко-далеко!

Заключенный кивнул и улыбнулся.

Глава 26

ЗАГАДОЧНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Огорченные предстоящей разлукой с отцом, которого они нежно любили, Элизабет и Жак Доллон решили проводить его на маленький верьерский вокзал, откуда он должен был отбыть в Париж. Поскольку они вышли рано, время до отхода поезда еще было, и старый управляющий принялся давать своим детям последние наставления:

– Ты, Элизабет, – говорил он, – должна обещать мне поменьше утомляться. И я решительно запрещаю тебе вставать так рано!

Девочка послушно кивала головой. Удовлетворенный, Доллон повернулся к сыну:

– А ты, дорогой Жак, надеюсь, не забыл, что в мое отсутствие должен выполнять все мои обязанности?

– Что вы, отец!

– И главное, обрати внимание на шлюзы на ручье. Эти балбесы-садовники вечно о них забывают!

– Я не забуду, папа.

– Ну, а если здесь произойдет что-то важное, ты знаешь куда мне послать телеграмму.

В это время с шумом подошел парижский поезд. Старик поцеловал Элизабет и Жака и направился к вагону второго класса, куда у него был билет.

Часы на колокольне пробили три. Буря, начавшаяся еще вечером, не только не унималась, но разыгралась еще пуще. Дождь колотил по стеклам, ветер, завывая, пригибал к земле тонкие тополя, растущие вдоль железнодорожного полотна. В темноте они казались какими-то фантастическими существами, которых гладит рука невидимого великана.

Несмотря на непогоду, по насыпи решительными шагами шел человек, которого, казалось, разыгравшаяся буря нисколько не занимала. Это был мужчина лет тридцати в широком непромокаемом плаще. Поднятый воротник почти полностью скрывал его лицо. Борясь с порывами ветра и спотыкаясь о булыжники, он упрямо двигался вперед.

– Собачья погода, – ругался мужчина сквозь зубы. – Даже не помню, когда еще приходилось видеть такую ночку! И дождь, и ветер – все вместе! Впрочем, кому-кому, а мне грех жаловаться. Для моих целей лучше погоды, чем эта, не придумаешь.

Молния прочертила небосвод и осветила всю округу. Незнакомец огляделся.

– Отлично, – пробормотал он себе под нос. – Похоже, что я уже у цели…

Он внимательно оглядел железнодорожное полотно и круто вздымающуюся насыпь:

– Пожалуй, то, что мне надо. Самое подходящее место. И ветер не так дует…

Мужчина остановился, положил на землю объемистый пакет и принялся ходить взад-вперед по насыпи, борясь с ночным холодом.

– В соседней деревеньке только что пробило три, бормотал он. – Значит, мне ждать еще минут десять. Ну что ж, лучше прийти пораньше, чем опоздать…

Он посмотрел на пакет:

– Черт, эта штука оказалась тяжелее, чем я думал! И чертовски неудобная.

Несколько минут незнакомец ходил молча, потом возобновил беседу с самим собой.

– В сущности, мне нечего волноваться. Местечко здесь тихое, а трава такая, что никаких следов не останется. И пути хорошо просматриваются. Фонари паровоза я увижу издалека.

Губы его искривила ироническая усмешка.

– Вот ведь никогда не знаешь, что тебе в жизни пригодится! Думал ли я, когда бродяжничал в Америке, что умение влезать в поезд на ходу еще сослужит мне службу!

Шум колес, донесшийся издалека, отвлек мужчину от размышлений.

– Итак, внимание!

Точным движением он подхватил пакет, сбежал вниз по насыпи и там притаился, стараясь ничем себя не обнаружить.

Рельсы в том месте, где прятался таинственный незнакомец, шли на подъем. Слабый шум поезда приблизился и постепенно перерос в оглушительный грохот. Это был звук, характерный для локомотива, поднимающегося в гору. Мужчина тихо прошептал:

– Ошибки нет, это тот самый поезд. Ну что ж, да не оставит меня удача!

Под стук колес к нему быстро приближались два белых огня. Это были фонари паровоза. Следя за ними, незнакомец сделал несколько неслышных движений, напряг мускулы и с удовлетворением произнес:

– Да, я еще хоть куда, формы не потерял! Мне любая работенка под силу!

Наконец состав с грохотом поравнялся с мужчиной. Поезд шел не слишком быстро из-за того, что паровозу приходилось тянуть в гору. Он делал километров тридцать в час, не более. Пропустив локомотив, незнакомец вскочил и изо всех сил побежал. Двигался он с быстротой молнии и ловкостью кошки. Ветер и камни сильно затрудняли его бег, и поезд понемногу его обгонял. Вот уже мимо проплыл багажный вагон, затем вагон-ресторан, вагоны третьего класса…

Незнакомец бежал, не переводя дыхания, пока не поравнялся с вагоном второго класса. Мужчина не лгал себе – он действительно был в прекрасной форме. Более того, он был настоящим атлетом! Такая гонка могла бы свалить лошадь, но не его.

Когда дверь оказалось рядом с ним, он прыгнул и невероятным усилием подтянулся, ухватившись за медную ручку. Ноги его оказались на ступеньке. Тут ему наконец удалось перевести дух. Восстановив дыхание, он наклонился и прижался ухом к двери, ведущей в коридор. Потом выпрямился и удовлетворенно про шептал:

– Вроде никого… Да и понятно, в это время все должны спать! Посмотрим…

Осторожно звякнув отмычкой, незнакомец тихо открыл дверь, стараясь не привлечь внимания проводника, и через несколько секунд оказался в вагоне второго класса. Движения его были точны и уверенны – было очевидно, что он привык к риску и готов поставить все на карту.

Неслышно ступая, мужчина добрался до ближайшей туалетной кабинки и заперся в ней. Затем вынул из кармана платок и вытер лицо, черное от угольной пыли. Приведя себя в порядок, он вышел в коридор и с самым естественным видом уверенно пошел в конец вагона, громко говоря сам с собой, нимало не заботясь, что его могут услышать:

– Нет, право, это в конце концов невыносимо. Как можно ехать с такими попутчиками?! Видит Бог, никто не в состоянии вынести этот храп!

С этими словами незнакомец переходил из вагона в вагон. Добравшись до последнего, он остановился и оглянулся по сторонам. Коридор был пуст. Перед ним было купе, в котором спали три пассажира.

Воспользовавшись тем, что дверь была чуть приоткрыта, мужчина бесшумно проскользнул внутрь. Он расположился на четвертом месте, пристроил рядом свой громоздкий пакет и притворился спящим.

Проведя таким образом без единого движения около четверти часа, незнакомец наконец убедился, что все обитатели купе крепко спят. Тогда он осторожно раскрыл пакет и, засунув туда руку, с минуту что-то делал внутри – то ли искал что-нибудь, то ли собирал какой-то аппарат. Закончив, он уже без прежней осторожности вынул руку и вышел, тщательно закрыв за собой дверь.

Оказавшись в коридоре, загадочный ночной посетитель облегченно вздохнул. Небрежно прислонившись к стене, он вытащил из кармана сигару.

– Что ж, пока все идет как по маслу… Похоже, меня можно поздравить – ни одной ошибки. Напрасно я проклинал эту бурю, она как раз сыграла мне на руку. В такую погоду вряд ли кому-нибудь придет мысль открыть окно. Разве что чудак любит дышать водой, а не свежим воздухом. Но ведь рыбы не ездят поездом…

Рассуждая таким образом, он прохаживался по коридору, время от времени поглядывая на часы. Потом решительно остановился:

– У меня не так много времени. Надо поторопиться, а то предмет моих поисков может опоздать на свой последний поезд!

Эта мысль развеселила незнакомца, и он довольно хмыкнул. Потом отвел сигару в сторону, чтобы дым не лез в лицо и повел носом.

50
{"b":"1286","o":1}