ЛитМир - Электронная Библиотека

Целью этой книги является попытка дать представление, в виде относительно краткого изложения, о карьере Папы Александра III с учетом результатов самых последних исследований. Долг автора перед более подробными работами иных историков будет очевидным для всех тех, кто много читает. В некотором отношении без их поддержки, объявляя себя ответственным за выраженные мнения, он особенно желает поблагодарить своих уважаемых коллег из Университета Нью-Йорка: заслуженного профессора в отставке Т. Ф. Джонса за ознакомление с текстом всей рукописи, профессора Джона Уилкса, прочитавшего главы, касающиеся истории Англии, и мисс Сару Синдел, которая проверила некоторые переводы.

Глава I

Роландо Бандинелии: студент и профессор

Предметом основной заботы для любого Папы является управление церковными делами. Для него это – ежедневная работа, или рутина. Как приходский священник заботится о душах своих прихожан, так и Папа опекает все церкви. Эффективность этого попечения со стороны верховного пастыря зависит от многих факторов, таких как, например, свобода действий церкви, подготовленность служащих к управлению церковными делами и их моральный облик, а также личность и образованность папы.

Александру III в наследство от его предшественника достались фундамент и некоторая структура впечатляющего административного аппарата, то есть папская монархия. Многое предстояло сделать для улучшения работы этого аппарата, и значительный вклад в завершение данного процесса принадлежит Александру. Этот вклад станет еще более очевидным, если учесть, что фактически на всем протяжении понтификата Александра его внимание было отвлечено на две важные проблемы: на затянувшийся спор с императором Фридрихом Барбароссой и захватывающую борьбу между английским королем Генрихом II и архиепископом Кентерберийским Томасом Бекетом.

Эти два конфликта, каждый со своей стороны, были следствиями глубокой трансформации, которой подверглось западное общество в предшествующие пятьдесят лет. Фундаментальная реорганизация церковной структуры, известная как григорианская реформа, названная так по имени самого выдающегося реформатора, Папы Григория VII (1073-1085), произвела большой переворот в европейской жизни. Эта трансформация была широкой и глубокой, коснулась сферы культуры так же, как политики и религии, и в конечном счете оживила жизнь Европы во всех ее аспектах. Для карьеры Папы Александра III одним из наиболее важных ее последствий явилась переоценка отношений между светской и религиозной властями, в результате чего традиционно принятые взгляды на эти отношения были поставлены под сомнение.

Если можно говорить об определенных событиях, знаменовавших конец эпохи реформ и религиозного идеализма, то необходимо назвать провал Второго крестового похода (1147-1049) и смерть св. Бернара Клервоского (1153). Неудача крестового похода разбила великие надежды и разрушила иллюзии тех, кто представлял Европу все еще объединенной общей целью. Св. Бернар являлся воплощением этого идеала. Фигура великого аббата ордена цистерцианцев в течение поколения возвышалась над светской и религиозной Европой. Его смерть поэтому совпала с окончанием прежней и началом иной эпохи, когда поднялись новые различные силы в жизни Европы: королевства, города, торговля, новые концепции в юриспруденции и новые интеллектуальные веяния. Эти явления не были абсолютно новыми, не испытавшими противодействия, а их триумф не был внезапным, но вскоре им было суждено приобрести невиданный масштаб. Фактически, на время жизни св. Бернара, когда появились новые идеи, но старые полностью еще не отжили, пришлось окончание учебы Александра – он был призван протеже св. Бернара, папой Евгением III (1145-1153), на работу в Курию.

Роландо Бандинелли, в будущем Папа Александр III, родился в Сиене в начале XII века. Хотя мы не обладаем точными сведениями, видимо, Райнуччи Бандинелли, отец Роландо, происходил от некоего француза, который приехал в Сиену в начале XI века. Не многое известно о положении семьи Бандинелли в год рождения Роландо, но, очевидно, она играла существенную роль в делах родного города. Одним из немногих фактов о ранних годах жизни Роландо, который можно установить, является то, что он обучался теологии и каноническому праву в Болонье примерно в 1139-1142 годах. Поскольку Сиена не могла в то время похвастаться какой-либо хорошо известной школой, возможно, Роландо уехал в Болонью с целью получить образование. Действительно, чтобы достигнуть определенного положения, он должен был учиться в школах, получивших известность.

Мы не знаем точно, в какой период времени и в какой школе Болоньи учился Роландо. Поскольку он принадлежал к белому духовенству, вероятно, что он был прикреплен к архиепископской школе. В 1148 году, когда будущий Александр III был призван на работу в Курию, он служил диаконом и каноником в Пизе. Как долго он исполнял эти обязанности и когда он покинул Болонью, неизвестно, хотя есть основания полагать, что Роландо учился там некоторое время. Также возможно, что Роландо преподавал некоторое время в епископской школе в Пизе. В любом случае в эти годы, прежде чем стать кардиналом, он на собственном опыте знал проблемы образования того времени.

Интеллектуальное движение в сфере образования, в котором принимал участие молодой Роландо, было частью более широкого процесса, который историки окрестили Возрождением XII века. Этот интеллектуальный расцвет, подобный другим периодам европейского культурного развития, которые описываются как «Ренессанс», представлял одну из фаз постоянной, хотя и прерывавшейся на время, переоценки Европой своих интеллектуальных оснований через изучение своего античного, классического прошлого. Однако то движение, которое происходило в XII веке, нельзя представить только лишь имитацией или почитанием греческой и римской культуры. Самобытные писатели, мыслители и художники открывали новые горизонты не только в узких академических областях, но и в литературе, искусстве и политике, стараясь примирить новые идеи со старыми проверенными принципами.

Рост населения в Европе в период относительной стабильности и общественного порядка предложил более широкие возможности для работы образованным людям в церковной и светской сферах. Данный процесс сопровождался резким увеличением количества студентов, и в век, характеризовавшийся ростом городов, городские учебные центры, особенно кафедральные школы, должны были процветать. Таким образом, первенство в сфере образования, которое принадлежало монастырским школам в более раннее время, перешло в руки белого духовенства, занявшего сильные позиции в этой области. Однако мы не должны из этого делать вывод, что новые городские школы полностью затмили духовное обучение в религиозных центрах. Ведь школы, о которых так много говорится в высоком Средневековье, включали институты различного происхождения, которыми заведовала как светская, так и духовная власть.

Быстрое расширение академического сообщества создало новые административные проблемы: квалификационные стандарты преподавания, отношение студентов к профессорам, а также тех и других к местным городским властям, правила процесса обучения. Фактически именно решение этих проблем способствовало созданию со временем учебных организаций, которые нам известны как университеты. Александр III не дожил до того момента, когда он смог бы увидеть полное осуществление этого процесса, но как студент и профессор он застал его истоки, а как Папа способствовал расширению образования и его организации.

Из трех предметов: теология, право и медицина, – которые привлекали большинство средневековых студентов, Роландо Бандинелли интересовали, в основном, первые два. Примерно за десятилетие до того, как он оставил академическую жизнь ради административной работы в Курии, было опубликовано сочинение Грациана о каноническом праве. А десятью годами позже появился теологический трактат Петра Ломбардского. Обе работы стали эпохальными сочинениями в своих областях, и Роландо попал под влияние интеллектуальных идей этих трудов. Кроме того, большое влияние на него оказала работа Пьера Абеляра, весьма спорной по сей день личности Средневековья. Решить спор, вызванный сочинением Абеляра, в данной книге невозможно, но, по крайней мере, можно затронуть те вопросы, которые являются уместными в описании предмета обучения и преподавания Роландо. Абеляр оказывал высшее доверие силе разума, способного объяснять и поддерживать религиозные истины. Разум не может быть заменен авторитетом, но им также должно руководствоваться; диалектика, соответственно, должна быть инструментом в конструировании системы религиозного знания. На этой основе в своем труде «Sic et non» («Да и нет») Абеляр сопоставил противоречащие высказывания церковных авторитетов и подверг их критике и анализу. Для Абеляра теология была наукой, и он придал теологическим штудиям новое направление и импульс.

2
{"b":"128697","o":1}