ЛитМир - Электронная Библиотека

Таким образом, не без опасений и вопреки продолжительному спору, христианская мысль была направлена в сторону формирования теологической науки вследствие сохранившегося, вопреки оппозиции, абеляровского подхода. Действительно, возможно в работах определенных писателей середины века выделить существование того, что может быть названо абеляровской школой преподавания теологии. В предыдущие времена сочинения составлялись, в основном, из отрывков Священного Писания и работ Отцов Церкви и были компендиумами высказываний церковных авторитетов. В XII в. возникла новая тенденция группировать материал в некоем логическом порядке, чтобы произвести конструктивную работу теологического синтеза. К трактатам подобного рода относятся и «Sentences» («Сентенции») Роландо Бандинелли, увидевшие свет в 1149 или 1150 году, а окончательную форму получившие после того, как их автор добился места в Курии. Это произведение в основном представляет интерес в качестве источника биографических сведений о Бандинелли, как свидетельство его обучения и интеллектуальных способностей. Оно не оказало большого влияния – не потому, что имело малую ценность, но, возможно, частично из-за того, что университет в Болонье не имел такой же значимости в области теологии, каким он обладал в юриспруденции. Более того, его «Сентенции» были всего лишь одним сочинением в ряду подобных трактатов этого времени, и к тому же всех их затмила одноименная работа Петра Ломбардского. Последняя работа, превосходя все прочие, знаменовала собой своеобразный пик в процессе превращения теологии в систематическую науку, и Роландо принимал участие в этом процессе в тройном амплуа – сначала как ученик, затем как учитель и писатель.

В сравнении с теологическими сочинениями, вклад Роландо в развитие канонического права был более ведомым и включал не только его достижения как учителя и писателя, но также его решения как Папы. Как профессор и, по всей вероятности, как студент, учившийся в Болонье Роландо находился в центре процесса возрождения юридических исследований в Средние века. Ирнерий (?-1126), первый широко известный средневековый толкователь римского права, преподавал в Болонье, а после него дело продолжили «четыре знаменитых доктора». Суть их метода изложения гражданского права состояла в составлении комментариев (глосс) на текст и в постановке вопросов для обсуждения, не только в подробном изложении сути ценного юридического материала, но в разработке системы наставлений, которые оказали большое влияние на работу их коллег, каноников. Возможно, что Роландо слушал лекции этих четырех докторов, – для духовного лица, занимавшегося каноническим правом, было обычным проявлять интерес к гражданскому праву. Вопреки некоторой оппозиции такого рода исследованиям римского права со стороны церковников, потребности времени состояли в развитии и структурировании канонического права.

Одним из лучших плодов возрождения права стала появившаяся в 1140 году книга Грациана «Concordia discordantium canonum» («Согласование противоречащих канонов»), обычно называемая «Decretum» («Декрет»). Выход этой работы напрямую отразился на карьере Роландо. Фактически имя будущего папы оказалось связанным с именем Грациана, так как в заметке, написанной каноником Угуччо, сообщается, что Роландо преподавал в Болонье в то же время, когда был написан «Decretum». То, что их имена оказались связанными, таким образом, представляется примечательным фактом, так как работа Грациана открыла новый период в развитии канонического права, так же как в теологии это сделало произведение Петра Ломбардского. Была произведена систематизация до сих пор беспорядочного множества данных, и это очень облегчило рациональное, упорядоченное изучение предмета. Приблизительно за полвека были опубликованы дюжина или больше трактатов на «Decretum». Некоторые из людей, которым принадлежали эти трактаты, стали епископами или кардиналами, был среди них и Роландо Бандинелли. Хотя мы не располагаем точными доказательствами, можно сделать предположение, что методология произведения Грациана могла повлиять на воззрения Роландо. По-видимому, он сделал далеко идущие выводы на основании этого сочинения. Количество комментариев, включая его собственный, свидетельствовало о высокой репутации «Decretum», которую тот вскоре снискал.

Комментарий Бандинелли, «Stroma (summa) Rolandi», или «Stroma et decretorum carptum», был составлен где-то между 1142 (крайняя возможная дата написания «Decretum») и 1148 годами, когда Роландо покинул Пизу. Предназначенные профессором для своих студентов, возможно для текущего курса обучения, «Stroma Rolandi» были и педагогическим трактатом, и объяснением текста «Decretum». Соответственно, некоторые разделы к «Decretum» получили форму кратких комментариев, или резюме. В любом случае, самый большой раздел, касающийся вопросов брака, стал тем предметом, где вклад Роландо в каноническое право был особенно весомым.

Два других вопроса, которые привлекли внимание Роландо, представляли для него нечто больше, чем просто академический интерес. Во-первых, он четко разработал иерархическое представление о церковной организации, которая допускает для каждого ее элемента отдельную, особую юрисдикцию. На вершине, согласно этой теории, находился Папа, чей верховный авторитет Роландо постоянно подчеркивал. Во-вторых, он приложил все усилия, чтобы прояснить и популяризировать представление о том, что относится в праве к духовным делам, или, говоря иными словами, о том, что подлежит церковной юрисдикции и является законным в церковных судах. Ни одна из этих идей не была новой: как и Грациан, Роландо просто тщательно строил свои рассуждения на основании понимания церковной организации и ее отношений с обществом, то есть затрагивал вопросы, которые были актуальными, начиная с григорианской реформы и даже немногим ранее, и представляли интерес для школы. При размышлении над «Stroma» Роландо понимаешь, что этот трактат показывает нам образованность Роландо и основные идеи, которые он поддерживал перед тем, как стать папой.

Хотя точно определить время поступления Роландо на папскую службу невозможно, наиболее вероятным для этого представляется 1148 год. Папа Евгений III, как известно, в это время находился в Пизе и едва ли мог не заметить такого перспективного молодого человека, как Роландо. Впервые имя Бандинелли в ранге кардинала появилось на документах от 21 ноября 1150 года; таким образом, это говорит об обычном для клирика двухлетнем подготовительном этапе перед работой в Курии. В конце этого периода обычно возводили в сан кардинала. Таким образом, незадолго до конца 1150 года папа Евгений назначил Роландо кардиналом-диаконом при церкви святых Косьмы и Дамиана.

Когда Роландо перешел на работу в Курию, он оказался связан с той административной организацией духовенства, которую обозначают термином «папская монархия». Этот институт, который Церковь, особенно со времени григорианской реформы, совершенствовала, имел сходство со светским монархическим управлением. Он отличался от последнего своей географической протяженностью, что, как следствие, создавало трудную проблему поддержания регулярных контактов между центром и периферией. Сторонники григорианской реформы, помимо настойчивых требований о невмешательстве светских властей в дела Церкви, особо настаивали на папском верховенстве внутри Церкви и соответствующем ограничении епископской юрисдикции, особенно юрисдикции архиепископа. С позиций структуры управления, это означало, что верховная власть Папы в сфере его компетенции должна была зачастую реализовываться через легатов, кардиналов или других клириков, представлявших Папу в особых миссиях или отдельных местностях.

Центральной структурой управления для папства была Курия, которая включала в себя коллегию кардиналов, как впоследствии она стала называться. О принципах работы этого органа мы подробно расскажем ниже. Две важнейшие административные функции, финансовая и секретарская, исполняли два отдела Курии: камера (саmerа) и канцелярия. Папская камера, возглавлявшаяся камерарием или управляющим, была ответственна за сбор и подсчет папских доходов. Очень похожая на современное английское казначейство, камера зарекомендовала себя компетентным и важным органом, и по-видимому, Папа Евгений уполномочил ее произвести опись всех источников доходов Святого Престола; говоря современным языком, Евгений улучшил систему ведения бухгалтерии. Папская канцелярия, самый старый особый отдел Курии, не имела точного аналога среди органов светского правительства. Большую часть своих дел Папы решали по переписке, а заведовала их корреспонденцией канцелярия.

3
{"b":"128697","o":1}