ЛитМир - Электронная Библиотека

Два человека, император и Папа, которые встретились перед знаменитым собором св. Марка в 1177 году, были очень разными, хотя каждый из них на своем пути добился многого.

Фридрих, достигший пятидесяти лет, был еще в расцвете лет и в будущем мог многое совершить. Александр, в свои семьдесят лет, стоял на пороге главного свершения в жизни – Третьего Латеранского Собора 1179 года. Возможно, гениальность Фридриха в Венеции происходила от осознания, что ему удалось решить все вопросы довольно успешно. Хотя нельзя не подумать о том, что, несмотря на свои первоначальные взгляды, они все-таки пришли к взаимному уважению. Путь к взаимному признанию от Безансона до Венеции оказался долгим, и два главных участника драмы, произошедшей в Венеции, научились к тому времени многому. Они, благодаря раннему воспитанию, оказались под мощным влиянием традиционных представлений об отношении светской и духовной власти и особых отношений между империей и папством. Каждый из них, поэтому, имел в основании своих взглядов нечто от универсалистской, теократической традиции. Однако оба открыли в противостоящих реальностях, что мир является не таким, каким он предстает в их мыслях, и оба, но каждый по-своему, ответили на этот вопрос.

Глава IX

Александр III и европейские государства

Не все дела, которые Александр III вел с европейскими государствами, были отмечены политико-религиозным противоречием. В большинстве европейских государств, так же как в государствах крестоносцев на Востоке, с самого начала доминировало мирное сотрудничество, по крайней мере после признания Александра истинным Папой, которое не прерывалось серьезными кризисами. Обзор некоторых из сложившихся дружественных отношений поможет нам осветить реакцию дипломатии Курии по разнообразным проблемам и решить вопрос об отношении Папы к появляющимся в Европе национальным монархиям и городам-государствам.

Наиболее важным примером гармоничного сотрудничества между религиозными и светскими властями была Франция. Под Францией мы подразумеваем те части королевства, которые находились под властью династии Капетингов в XII веке, а не земли, которые удерживал Генрих II, король Англии. Поскольку Людовик VII умер в 1180 году, за несколько месяцев до смерти Александра, здесь уместно упомянуть только его правление. Частично, из-за своей готовности следовать намерениям Папы Александра, Людовик VII был представлен историками как довольно слабый правитель, чрезмерно набожный и неспособный на самостоятельные решительные действия. Это представление подверглось значительному пересмотру позже. Людовик, несомненно, был религиозным человеком. Тем не менее он был также довольно практичным правителем, чтобы извлечь выгоду из затруднений, которые испытывал его соперник Генрих II, и понимать, что сотрудничество с Папой может принести ему осязаемые политические выгоды. Графы Овернский и Неверский, например, которые оба действовали своевольно в местных духовных делах, были приструнены королем в пользу Папы. В каждом случае в одно и то же время церковные дела разрешились, а королевский авторитет вырос.

Доверие Александра к Людовику также было очевидным, когда Папа просил содействия короля в решении такого вопроса, как выдвижение кандидатов в епископы и аббаты. Он также обратился прежде всего к французскому королю, когда попытался поднять Европу в новый крестовый поход. Французская помощь была затребована против ереси альбигойцев. Александр уведомлял Людовика о развивавшихся событиях в течение схизмы, особенно после встречи в Вюрцбурге и во время предварительных переговоров о Венецианском мире. В целом, несмотря на прежние колебания Людовика в отношении схизмы и его временное разногласие с Папой в ходе дела Бекета, отношения между ним и Александром III представляются примером обычной взаимной поддержки, выгодной как французской монархии, так и французской Церкви.

К работе во Франции Папа привлекал некоторых из своих наиболее значительных легатов. Он также часто обращался к архиепископу Реймса Генриху, брату короля, который был очень влиятелен в королевском совете. Фактически Папа и король полагались на него постоянно, так что Генрих Реймский действовал почти как папский наместник во французских церковных делах.

В Нормандии, находившейся в английском владении, положение Церкви более напоминало английскую модель устройства церковных дел, нежели французскую. Генрих II как герцог регулярно вмешивался в епископальные выборы. Папские легаты получали право на въезд в герцогство лишь с его разрешения. Только под угрозой отлучения нормандские церкви были открыты для посещения папскими легатами после дела Бекета. Притязание светских судов на юрисдикцию над виновными клириками было выдвинуто в Нормандии до того, как этот вопрос рассматривался в Англии. Лишь позднее, в правление сына Генриха, Ричарда, были достигнуты соглашения, сопоставимые с компромиссом в Англии, но герцогский контроль над Церковью сохранился. В других доменах Плантагенетов – в Анжу, Бретани, Аквитании – Генрих сам столкнулся с некоторой оппозицией, но тем не менее мог проводить во время выборов на место епископов своих собственных кандидатов.

Королевство Сицилия можно назвать уникальным в отношении устройства церковных дел, поскольку договор в Беневенто от 18 июня 1156 года установил различные нормы церковного управления: для островной части королевства и для континентальных областей. Договор вывел саму Сицилию почти полностью из-под папской юрисдикции, а в рамках такого одностороннего соглашения едва ли возможно говорить о сотрудничестве между светскими и духовными властями. На континентальной части королевства, однако, Папа осуществлял обычный надзор над Церковью. Хотя возобновление феодальных связей между вассалом – королем и сеньором – Папой содержало семена различных противоречий, довольно искренние отношения между ними превалировали и не отмечались какими-либо значительными спорами. Договор в Беневенто оказался очень успешным в устранении враждебности и постоянных трений, затемнявших папско-норманнские отношения целый век.

Сохранению мира с Сицилией способствовали и другие факторы. Один из них – это общая враждебность Папы и короля к германскому императору, амбиции которого угрожали им обоим. Александр III нуждался в содействии Сицилии, которое та благородно ему предложила; в результате этого взаимоотношения Папы и короля развивались очень успешно. Более того, Вильгельм I, особенно после примирения с Папой в 1156 году, которое обеспечило ему важное влияние в Курии, имел все основания поддерживать хорошие отношения с ней. Его сын, Вильгельм II, взошел на трон в тринадцать лет в 1166 году. Спустя два года бароны, которые оказывали влияние на правительство, вступили в союз с Папой и «ломбардцами» против своего общего врага, Фридриха I. Сам Вильгельм II был честолюбивым монархом, который оставался официально преданным союзу с Папой, по крайней мере до договора в Венеции. На конгрессе его официальные «ораторы» провозгласили Вильгельма II активным сторонником идеи крестового похода, что в значительной степени можно считать незаслуженным восхвалением. После заключения мирного договора в Венеции его политика изменилась.

Среди периферийных областей западного христианского мира находились относительно новые королевства Иберийского полуострова. В XII веке Испания оставалась все еще разделенной, неустроенной и воюющей, хотя лишь периодически, с мусульманами. Хотя традиция ставила испанские земли, отвоеванные у мавров, в некую зависимость от Святого Престола, и определенные контакты Александра с королем Португалии дают представление об особом превосходстве Папы, ему более часто приходилось сталкиваться с особыми проблемами. Альфонсо II, король Арагона, который противостоял сторонникам антипапы, признал сюзеренитет Александра и получил его покровительство. Подобные отношения у папы сложились и с Португалией, которую он признал королевством и подтвердил будущие походы против мавров (23 мая 1179 года). Хотя папа не освящал какие-либо согласованные действия испанских правителей против мусульман, он утвердил уставы духовно-рыцарских орденов на ее территории. В Испании интересы Александра хорошо представлял также один из его наиболее известных легатов, кардинал Гиацинт, которому было суждено после долгой службы в Курии стать папой Целестином III.

36
{"b":"128697","o":1}