ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Догадываясь о мучениях любовника, Фирмена почти жалела, что затронула эту щекотливую тему. Но не в ее характере было лукавить, что-то скрывать, и потому ей было важно предупредить виконта.

Присев и с ласковой доверчивостью положив руки на плечи любовника, она вновь заговорила:

– Не огорчайтесь, Раймон. Не думайте о прошлом…

– Что хотел этот человек?

– Он пришел навести кое-какие справки… Увы, он здесь был далеко не первым полицейским, хотя и представился под вымышленным именем; я долго над этим размышляла и почти могу поручиться, что разговаривала со знаменитым сыщиком, великим Жювом!

Виконт побледнел…

– Жювом! Фирмена, да вы с ума сошли! Жюв за границей… кажется, в Гессе-Веймаре… Помните скандальное происшествие с поездом Барзюма?

Фирмена пожала плечами.

– Что вам сказать, – просто отвечала она. – Сначала я тоже так думала… но потом, после его ухода, уже не колебалась… Поверьте, Раймон, я абсолютно убеждена, это был Жюв!

И Фирмена продолжала, возможно, и не подозревая, насколько близка была к истине:

– Кроме того, ведь до правды не докопаешься. Газеты утверждают, что Жюв за границей, но они могут и ошибаться.

И в продолжение своей мысли Фирмена добавила:

– Припомните, не так давно, когда убили Мике… многие говорили, что это дело рук Фантомаса! Фантомас орудует в Париже, значит, Жюв мог срочно сюда вернуться, что тут невероятного? Разве он не заклятый враг Фантомаса?

Виконту де Плерматэну, в конечном счете, была безразлична судьба Жюва. Эгоист, как и все влюбленные, он скоро вернулся к заботам, которые не давали покоя его уму.

– Может быть и так, – произнес он. – Но, собственно говоря, какая разница! Так что от вас хотел этот Жюв или не Жюв?

– Я же вам сказала, сведений относительно Мориса… Виделась ли я с ним…

Виконт де Плерматэн в ярости вскочил и зашагал по комнате.

– Когда-нибудь это кончится? – воскликнул он. – Они оставят бедолагу в покое?

Заметив, что его любовница вздрогнула, молодой человек вновь бросился к ней.

– Бедняжка моя, простите, что дал выход гневу и раздражению! Я так мечтал оградить вас стеной забвения, и всякий раз, узнавая о происшествии, которое может разбередить ваше горе, я просто не в силах подавить в себе ярость!

Фирмена нашла для своего любовника слова успокоения.

– Горе? – вновь заговорила она. – Бывшее горе, Раймон, ведь теперь…

Она не закончила фразы.

Виконт обвил руками ее талию и подарил ей долгий, благодарный поцелуй.

– Милая моя! Так вы ему все рассказали?..

– Он еще спрашивал, походил ли Мике на Оливье, то есть на Мориса…

– Вы сказали, что нет?

– Разумеется. И еще упомянула, что Жак Бернар возвращается в Париж…

– Жак Бернар возвращается?

Фирмена почувствовала, что опять огорчила виконта.

Разве Жак Бернар не друг, не ближайший друг Оливье, Оливье-Мориса?

А вернувшись в Париж, не станет ли он напоминать молодой женщине о прошлом, вести разговоры о Морисе-Оливье, превозносить, как уже было прежде, умершего поэта!

Фирмене хотелось утешить любовника.

– Послушайте, – проговорила она. – Я вам все это рассказываю, дабы в будущем вы не могли попрекнуть меня, что я от вас что-то скрываю… И поверьте, вы напрасно так расстраиваетесь. Вы больше мне не доверяете?

– Что вы, Фирмена!

– Так вот! Вы должны знать, что я отнюдь не ветреница, играющая своими чувствами. Вчера же было вот что. Я получила эти телеграммы от Жака Бернара, прочитайте их; он скрывался в Англии. Потом он мне позвонил, попросил о встрече… Во время разговора как раз появился Жюв… Он тут же догадался, с кем я беседую, он слышал мой ответ.

– Что же вы ответили, Фирмена? Надеюсь, вы не намерены принимать здесь Жака Бернара!

– Именно так я и собираюсь поступить! Это нужно. Я обещала!

– Но почему? Кому?

– Почему, друг мой? Потому что, мне кажется, я обязана оказать Жаку Бернару посильную помощь. Его обвиняли в убийстве Оливье-Мориса, мнимого Оливье-Мориса, присутствовавшего в «Литерарии», и тогда, если вы помните, я была среди самых яростных обвинительниц… Теперь же известно, что на улице Гран-Дегре был убит совсем не Оливье-Морис, а несчастный Мике… Обвинять Жака Бернара нет никаких оснований… И я считаю своим долгом помочь ему полностью оправдаться… Мы оба нервничали, могли говорить не слишком складно, но главное, я поняла, по приезде в Париж он хочет со мной увидеться, чтобы уже окончательно удостовериться, что убит Мике, а не Оливье. Раймон, я не могла отказать несчастному юноше.

– Когда вы назначили ему встречу?

– Он будет у меня завтра в десять вечера. Вы сердитесь?

Виконт де Плерматэн нежно склонился к молодой женщине:

– Фирмена, вы всегда были умницей. Я виноват, что вам перечил. Тысячи раз я повторял, что ничем не связываю вашу свободу, поступайте, как считаете нужным! Оставьте любые сомнения. Мне может быть больно при мысли, что вы опять вмешиваетесь в дело, о котором вам было бы лучше забыть. Но, честное слово, у меня нет причины таить против вас злобу!

Виконт де Плерматэн вновь сорвал с губ любовницы долгий поцелуй.

– Фирмена, я люблю вас! А вы меня любите?

Примостившись у ног Фирмены, он с любовью смотрел на нее, когда вдруг дверь в гостиную отворилась и в комнату вошла молодая женщина, при виде которой виконт, с побелевшим лицом и исказившимися чертами, неожиданно вскочил…

Еще несколько минут тому назад и он, и Фирмена были настолько поглощены своими думами, что не слышали звонка… Остальное довершила нерасторопная и плохо вышколенная служанка, и теперь между вновь пришедшей, виконтом де Плерматэном и его любовницей разыгрывалась трагическая сцена!

Фирмена никогда прежде не видела женщины, нежданно-негаданно заявившейся в ее гостиную.

Но окинув взглядом хрупкую, элегантную, точеную фигуру, заметив бледное лицо и дрожащие руки, она тут же догадалась, кем была эта красивая особа…

– Господи! – глухо произнесла она. – Виконтесса де Плерматэн! Ваша жена!

И в самом деле, это была законная супруга фирмениного любовника, которая застигла мужа возле ног возлюбленной, кидающим на нее страстные взгляды.

Она сделала несколько шагов к виконту, меж тем как сопровождавшая ее служанка, поняв по поведению присутствующих, что допустила промашку, когда вот так, без доклада впустила посетительницу, поспешно захлопнула дверь…

Виконт также двинулся навстречу гостье, надменный и серьезный, он молча разглядывал ее.

Виконтесса де Плерматэн бесцветным голосом сострила, делая вид, что не замечает Фирмену:

– Не ждали, Раймон?

– Мадам, я считал, что ваше достоинство…

Но виконтесса де Плерматэн не дала ему договорить:

– Достоинство? Странно даже слышать, честное слово! Кто из нас поступает недостойно?

Вместо ответа виконт пожал плечами.

Мадам де Плерматэн сделала еще несколько шагов. Она стояла перед ним, почти его касаясь, уничтожая взглядом:

– Так вы пожимаете плечами? От вас я такого не ожидала!..

Поскольку он молчал, она лихорадочно заговорила:

– Но ответьте же хоть что-нибудь! Соврите! Возразите!

Странно было глядеть на виконта. Встревоженный, нежный и робкий любовник в мгновение ока обернулся властным мужем с непроницаемым взором, злыми глазами, дрожащим от холодной ярости.

– Я не из тех, – наконец медленно выговорил он, взвешивая каждое слово, – кто опускается до лжи! Я полагал, мадам, что свободен в своих чувствах.

Эти слова были сказаны будто специально, чтобы разжечь гнев и ревность виконтессы…

– Вы свободны в своих чувствах? И вы смеете мне говорить, что любите эту женщину?

Виконтесса брезгливо указала пальцем на Фирмену, которая, растерянная и дрожащая, застыла посреди комнаты, словно происходящее было кошмарным сном.

– Мадам, – возразила работница, – мадам! Разве мы не вправе любить кого угодно?

Но виконт де Плерматэн жестом приказал подруге замолчать.

48
{"b":"1287","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Непрожитая жизнь
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Продать снег эскимосам
#черные_дельфины
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Принципы. Жизнь и работа