ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неожиданно лицо ее прояснилось, словно она отступила от решения.

Бросив ручку на стол, она сказала:

– Не могу… Я его люблю…

Но, прокричав про себя: «Я его люблю», она услышала, как сердце отозвалось: «Он меня не любит! Он смеется надо мной!»

Ах, эта мысль была самой ужасной.

Нет, этого виконтесса вынести не могла!

Это было сильнее любви, страдания, муки унижения.

Виконтесса порывисто схватила со стола ручку и размашисто, со всей силой налегая на перо, вывела на листке несколько неровных строк.

Приняв решение, она больше не колебалась.

Запечатав письмо и надписав адрес, она знаком подозвала ожидающего в нескольких шагах посыльного, с любопытством взглянула на него.

– Отнесите это! Немедленно! – сказала она. – Срочно! Слышите? Срочно! Вручите письмо в собственные руки. Никому, кроме адресата. Надо будет, подождете, ответа не нужно. И не говорите, где я!

И в ладони посыльного, восхищенного подобной щедростью, высыпалось содержимое кошелька.

Виконтесса высокомерно повторила:

– Идите!

Припудрившись и подкрасив побледневшие губы, она, улыбающаяся и грациозная, вышла из туалетной комнаты и направилась к друзьям.

Глядя ей в спину, служанка рассуждала:

– Наверняка, эта красивая дама писала мужчине, которого любит или сильно любила. Черт подери! Она выглядела порядком взволнованной. Это был разрыв? Свидание? Ну, уж точно, она наставила мужу рога.

Эта мысль показалась ей забавной, и хотя богач с рогами не являлся такой уж диковинкой, она громко прыснула, как женщина, довольная судьбой.

– Улица Стейнкерк? Вот! Фараон сказал наверх… Да, так оно и есть: вот и улица Тардье. А где 1-бис? Ах, вот здесь.

Рассыльный ресторана «Дюрван» нес письмо виконтессы.

– Лишь бы он был на месте! Неохота ждать! – добавил он.

– Господин Жюв здесь живет? На каком этаже? – справился он у консьержки.

Получив ответ, рассыльный пошел звонить в квартиру полицейского.

Несколько секунд спустя перед ним оказался Жюв.

– Вы ко мне, дружище?

Взяв фуражку в руку, человек поклонился.

– Вы правда господин Жюв? – осведомился он.

– Так точно.

– Тогда, сударь, держите письмо… от дамы!

Жюв скользнул взглядом по конверту, возможно, узнал почерк. Слегка понизив голос, он поинтересовался:

– Ответ нужен?

– Нет, сударь!

– Знаете, кто вас послал?

Рассыльный улыбнулся и с подчеркнутой готовностью ответил:

– Понятия не имею.

– Отлично!

Жюв великодушно протянул посыльному монету в сто су:

– Идите, дружище! Мне все ясно.

Говоря это, Жюв лгал. Нет, он, конечно, не знал, что в конверте, один вид которого заставил его вздрогнуть, нет, он, конечно, не знал, что в письме!..

Не обманулся ли он?

Правильно ли угадал свою корреспондентку?

Едва рассыльный удалился, Жюв дрожащей рукой вскрыл столь интригующее его письмо.

– Ах! – как громом пораженный воскликнул он. – Этого не может быть! Это сон! Я схожу с ума…

Жюв быстро взглянул на подпись.

Так потрясшая, приковавшая его взор подпись была: княгиня В.

Оправившись после первого изумления, Жюв стал читать те несколько строк, которые сочинила виконтесса де Плерматэн и которые она подписала именем, произведшим на полицейского столь сильное впечатление, именем княгини В.

Виконтесса писала:

«Завтра в одиннадцать вечера мы оба будем в Дижоне, в отеле „Клош“. Там вы схватите убийцу, Жака Бернара. Можете мне верить. Вам пишет мстящая женщина, имя которой вам, несомненно, знакомо. Я княгиня В.»

Обмякнув, с каплями пота на висках, Жюв чуть слышно повторял:

– Княгиня! Княгиня мстит! Хочет мне выдать Жака Бернара!.. Что это значит? Жак Бернар – это Фантомас. Она знакома с Фантомасом?..

Глава 20

БЕГЛЕЦ

Растерянный, взволнованный, озадаченный Жюв выжидал, затаивавшись в воротах на улице Пентьевр, неподалеку от дома Фирмены.

После долгих колебаний и бесконечных сомнений, Жюв решил не доверять признанию княгини. Он уверил себя, что назначив ему свидание в Дижоне, бросив приманку в виде Жака Бернара, знатная дама просто-напросто готовит ему ловушку, и весьма грубо расставленную.

Временами полицейский вновь возвращался к этому вопросу.

Было уже десять вечера, улица Пентьевр была абсолютно пустынной, в ничем не нарушаемой тишине, казалось, вымершего квартала Жюв не переставал спрашивать себя, не может ли, каким-то чудом, Жак Бернар катить сейчас по направлению к столице Бургундии.

Не будь других дел, Жюв, безусловно, пустился бы в эту авантюру. На всякий случай смотался бы в Дижон и вернулся бы несолоно хлебавши…

Но назначенное знатной дамой свидание, удивительное свидание совпадало с приездом Жака Бернара в Париж, приездом, о котором тот самолично объявил Фирмене, так что полицейскому ничего не оставалось, как принимать либо одно, либо иное решение.

Ему надо было выбирать между Парижем и Дижоном… Бандит грозил объявиться одновременно в двух местах.

Положившись на предчувствие, веря в свою счастливую звезду, Жюв склонился в пользу Парижа. Здесь и остался.

Жак Бернар сказал, что прямо с поезда отправится к любовнице виконта де Плерматэна. Жюв выжидал на своем посту, готовый вцепиться чудовищу в горло, если ему повезет столкнуться с ним лицом к лицу, если Жак Бернар – в самом деле Фантомас.

За десять минут до этого полицейский заглянул за угол, к торговцу винами, откуда позвонил на Северный вокзал и справился об английском почтовом.

– Поезд прибыл с пятнадцатиминутным опозданием, – ответили ему.

Жюв поспешил занять свой пост.

Ворота, в которых он прятался, находились метрах в пятидесяти от дома Фирмены. Оставаясь незамеченным, сыщик мог видеть все, что происходило возле здания.

Стараясь не попадать в свет соседнего газового рожка, Жюв замер. Он чувствовал, что неизбежно надвигается решающий миг, миг, когда он узнает правду.

Он, безусловно, мог бы поехать на Северный вокзал и задержать бандита при выходе из поезда, ибо знал, что Фантомас, по всей вероятности, прибудет из Лондона. Но Жюв пасовал перед изворотливостью противника и, несмотря на профессиональную смекалку, боялся его не узнать. Никто не мог превзойти Фантомаса в ловкости скрывать свои черты под самыми разными обличьями.

Лучше было ожидать его возле дома Фирмены и хватать, когда он сюда явится… если все-таки явится.

По мере того, как текли минуты, волнение Жюва нарастало. Неужели он встретится лицом к лицу со своим грозным противником? Неужели ему суждено сразиться с ним на равных, как мужчине с мужчиной?

Жюв машинально поглаживал в кармане рукоятку браунинга; полицейский был готов ко всему, он не чувствовал страха – ничто не заставит его отступить.

Внезапно тишину улицы, расположенной в мирном и спокойном квартале, где после восьми вечера вся жизнь замирала до времени возвращения из театров, нарушило далекое, постепенно нарастающее урчание.

Сомневаться не приходилось, это был шум приближающегося автомобиля.

Машина вынырнула внезапно с бульвара Курсель и, виртуозно развернувшись, въехала на улицу Пентьевр. Жюв вздрогнул. Остановится ли она у дома Фирмены? Выйдет ли из нее Жак Бернар, другими словами, Фантомас?

В самом скором времени беспокойству Жюва наступил конец. Машина стремительно пронеслась мимо, затем шофер резко затормозил в пятидесяти метрах от него, прямо перед домом Фирмены!

Дверца распахнулась, из машины вышел человек, он протянул шоферу деньги, и тот, чтобы найти сдачу, покинул автомобиль и, встав в нескольких шагах от Жюва, под газовым рожком, начал рыться в карманах.

Жюв следил за его движениями с особой тревогой. Ему вдруг показалось, что пассажир, который сориентировался и, словно опасаясь подозрительного соседства, внимательно огляделся по сторонам, заметил его.

52
{"b":"1287","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Изобретение науки. Новая история научной революции
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Превыше Империи
Стеклянная магия
Ищу мужа. Русских не предлагать
Будда слушает
Постарайся не дышать
Яга
Справочник писателя. Как написать и издать успешную книгу