ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Полицейский машинально задрал голову.

Приблизительно на середине дерева копошилась необычная черная масса; сомневаться не приходилось: это был водитель такси, Жак Бернар! Неуловимый Фантомас!..

В тот же миг у Жюва вырвался крик.

Его осветил электрический фонарик.

Бандит выяснял положение преследователя, чтобы лучше прицелиться.

Быстрее молнии Жюв метнулся назад, из пятна света!

Он больше не мешкал. Полицейский вытащил револьвер, у него еще было четыре заряда, он их пустит в дело…

Этого поединка хотел Фантомас, странного и необычного поединка, принимая во внимание положение его участников. Но для Жюва это не имело значения. Он принял вызов.

– Жюв! Жюв!

Озадаченный, полицейский остановился. Ехидные нотки, насмешливый тон.

Чей это голос?

Кто его звал?

Этого полицейский не мог понять, однако настолько смешался, что прицелившись было в черную массу, которая копошилась где-то наверху, опустил пистолет дулом вниз.

– Жюв! Жюв!

Ему был известен этот голос!

Знакомы его интонации!

Полицейскому казалось, что он стал жертвой галлюцинации, чудовищного кошмара… Он почувствовал, как подкашиваются его ноги, его зашатало.

Сквозь помрачненное сознание до Жюва донесся насмешливый голос, который изрек:

– Неужто вы грохнетесь в обморок!.. Присядьте, Жюв! Прошу вас. Вон туда. Позади вас есть каменная скамеечка. Располагайтесь поудобнее. А теперь, дорогой мой, накиньте пальто. Набегавшись и взмокнув, недолго и простудиться.

Сомнений не оставалось.

Голос, шуточки, глумливый тон…

Ах! В этот момент Жюв готов был поверить, что мертвые иногда воскресают.

Вместо того, чтобы сесть, инспектор резво прыгнул вперед с воплем:

– Это ты, Фандор? Фандор, это ты?

Скользнув вниз по стволу, темная расплывчатая масса бухнулась о землю.

Беглец и в самом деле оказался Фандором!

Мужчины упали друг другу в объятия. Не произнося ни слова, они тискали друг друга так, что трещали косточки.

Возбуждение Жюва не поддавалось описанию. В мозгу его ворошились разнообразные мысли… Он никак не мог привести их в порядок. Может, это сон?

Наступит ли пробуждение?

Нет, это ему не снилось!

Это был действительно Фандор. Милый Фандор, которого он сжимал в объятиях. Сердце которого стучало возле его груди.

Это был Фандор, с которым его связывала десятилетняя дружба, товарищ по сражениям, коллега по расследованиям, друг не разлей вода, его второе "я", Фандор, которого он любил как сына.

И вот, уже уверившись в его смерти, доказав себе с помощью неопровержимых законов логики, что журналист погиб, пал от руки Фантомаса, он находит его целым и невредимым. Невероятно!

– Живой! – воскликнул Жюв, разглядывая Фандора.

– Вы тоже! – откликнулся Фандор.

Затем Жюв спросил:

– Черт побери, но почему же в таком случае ты не давал о себе знать?

Эти слова, казалось, изумили Фандора.

– Черт! – произнес он. – После вашей телеграммы…

– Какой еще телеграммы?

– Которую я нашел по прибытии в Париж, после Глотцбурга…

При этих словах Жюв разразился бранью.

– Но я не давал никакой телеграммы! Кстати, что в ней говорилось?

– Я помню ее наизусть, – подтвердил Фандор, в свою очередь озадаченный. – Вы мне писали: «Куча новостей. Спрячься. Возьми вымышленное имя. Мне не пиши, исчезни, пока не получишь нового указания».

Фандор собирался дать и другие объяснения, но Жюв его перебил:

– Это не моя телеграмма! Безусловно, ее отправил Фантомас, чтобы разлучить нас…

Фандор меланхолично признался:

– А я-то был уверен, что эти новости касаются Элен… Радовался, как птенец…

После секундной паузы Фандор сделал над собой усилие, превозмог свою печаль:

– Жюв, прежде всего надо внести ясность в наши дела, только тогда мы сможем отыскать Элен.

И, припоминая цепочку последних событий, он осведомился:

– Дорогой мой Жюв, убежден, что именно вы установили личность неизвестного, убитого на улице Гран-Дегре!

– Да! – простодушно заявил полицейский. – Я открыл, что мертвец был… актером Мике.

– Которого убил Фантомас, вероятно, боясь его разоблачений, – продолжал Фандор. – По правде говоря, я вам здорово признателен… Благодаря вам я смог вернуться, поскольку пока убитый не был опознан, я страшно боялся, что его примут за Оливье, а подозрение по-прежнему будет на Жаке Бернаре!

Жюв в недоумении уставился на Фандора:

– Так это ты, Жак Бернар? Ты, Фандор, Жак Бернар?

– Конечно! – согласился журналист. – А вы что, не знали?

Жюв прикусил губу.

– Ну я и дурак! – признался он. – Я ведь считал, что Жак Бернар – это Фантомас!

И он продолжал:

– Я, к примеру, догадался, что ты – Оливье, поэтому и записал тебя в покойники… Бедняга Фандор, я и впрямь считал тебя покойником!

Фандор расхохотался, тем временем Жюв снова спросил:

– А Морис? Это был тоже ты?

Но Фандор живо запротестовал:

– Конечно, нет! Еще не хватало! Я этого Мориса в глаза не видал, и вообще, он представляется мне фигурой крайне сомнительной! Другие еще куда ни шло, мне, собственно, на них начихать, но вы-то, Жюв, что же вы так подкачали? Оливье никогда на свете не было, я сам его выдумал, из-за вашей телеграммы! Жак Бернар существует только в моем воображении, это тоже мое изобретение, я произвел его на свет, чтобы поднять цену на свои сочинения, ведь мне приходилось скрываться! Но Морис – совершенно посторонний человек, к которому я не имею никакого отношения!..

Полицейский смотрел на Фандора в полной растерянности; он морщил брови, теребил усы. Несмотря на всю свою проницательность, Жюв не слишком хорошо понимал ситуацию…

Тем не менее, мужчинам надо было в конце концов пролить свет на тайну, омрачавшую их сознание.

Фандор первым возобновил объяснения.

Он поведал другу о том, как жил под именем Оливье, торговал стихами и прозой, бедствовал. Затем разразилась драма на набережной Отей. И Фандор так и не найденного покойного выдал за Оливье, а себя – в лице Жака Бернара – учредил его единственным наследником!

Для Жюва тут не было ничего нового. Теперь он все понимал, впрочем, как и раньше, с той только разницей, что никак не мог вообразить, что Фандор был не только Оливье, но и Жаком Бернаром.

Продолжая свой рассказ и дойдя до преступления на набережной Отей, журналист поведал, каким образом он догадался, что речь идет об инсценировке.

Но тут полицейский запротестовал.

– Прошу прощения! – сказал Жюв. – Раз Морис существовал и до сих пор не найден, значит, он убит!..

– Черт! – воскликнул Фандор.

Пустившись во всевозможные догадки, мужчины выстроили тысячи различных гипотез. И порешили на том, что таинственность, опутывающая эти приключения, бесспорно, несомненно – творение злосчастного Фантомаса!

– Но в чьем обличье действует бандит? – поинтересовался Фандор.

Жюв пустился в перечисления:

– Во-первых, в образе Оливье он появлялся на празднике мадам Алисе…

– Да, – согласился Фандор, – я тоже так думаю, но только одно не могу понять, зачем Фантомасу это понадобилось? Ведь по сути, это вело к единственному: вынудить меня скинуть маску Жака Бернара… А выгодно это могло быть только неведомому Морису. Получается, Фантомас хотел оказать услугу своей жертве? Странно…

– Действительно, – поддержал Жюв.

– Но, – продолжал Фандор, – зато я, кажется, догадываюсь, зачем Фантомас представил убийство Мике как убийство новоявленного Оливье. Очевидно, чтобы заставить меня бежать.

Жюв поддержал версию Фандора.

– Черт побери! – вставил он. – Фантомасу удалось даже большее. Он убедил в виновности Жака Бернара не только полицию и общественное мнение, но даже я попался на его удочку, поэтому так упорно и гонялся за тобой…

– А в ходе погони, – подхватил Фандор, – мы оба едва не сломали себе шею… Я чувствовал, что за мной идет охота, – добавил молодой человек. – Но, черт возьми, как я мог догадаться, что это вы! И кстати, Жюв, в следующий раз подумайте хорошенько, прежде чем открывать пальбу по колесам. По вашей милости я очутился во рву! Дикая скорость вкупе со спущенными шинами вывели такси из строя, я потерял управление, поэтому мы с вами и ковырнулись… Еще чудо, что остались живыми и невредимыми.

54
{"b":"1287","o":1}