ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ладно! Что вы хотите?

– В гостиной дама, которая спрашивает вас…

– Кто такая? Она себя назвала?

– Она дала вот что.

Слуга протянул визитную карточку; бросив на нее взгляд, Жюв сильно вздрогнул.

– Боже! – прошептал он. – Сейчас иду…

Затем спохватился:

– Нет, нам лучше побеседовать здесь. Введите ее, Жан.

Когда слуга удалился, Фандор спросил:

– Господи! Мне это снится?

– Нет, не снится.

– Это она?

– Она!..

Ожидание мужчин длилось несколько секунд. Фандор отступил в глубину комнаты; Жюв ходил взад-вперед большими шагами.

Наконец дверь отворилась, Жан пропустил посетительницу.

– Прошу, мадам.

И перед Жювом предстала княгиня!

Полицейский двинулся навстречу гостье; светский человек до мозга костей, он сделал вид, что находит ее приход совершенно естественным.

– Сударыня, – заявил он, – очень прошу меня извинить за беспорядок, понимаете ли, я старый холостяк…

Княгиню, бледную как смерть, била дрожь; под большими, наполненными слезами глазами пролегли черные тени, во взгляде сквозило безумие.

Не ответив на приветствие Жюва, она пальцем указала на Фандора, которого, разумеется, не узнала.

– Мне хотелось бы побеседовать с вами наедине! – сказала она.

Жюв сделал знак Фандору не двигаться.

– Сударыня, – ответил он, – вам должно быть известно, что присутствие моего друга нисколько не нарушит конфиденциальности нашего разговора… Не сомневаюсь, что вы слышали о Жероме Фандоре… Говорите же, мадам, можете быть совершенно откровенной. Уверен, вы пришли, чтобы сообщить нам нечто серьезное… Слушаю вас!..

Княгиня упала в кресло; закрыв глаза, несколько раз провела рукой по лбу, словно пытаясь избавиться от головокружения.

– Я пришла, – глухо произнесла она, – я пришла… Но я не думала, что вы меня узнаете…

Жюв понял, что пора брать быка за рога.

– Мне известно, – медленно выговорил он, – что виконтесса де Плерматэн зовется княгиней, женой князя Владимира… Мне известно, что княгиня несчастлива.

На эту необычную сентиментальную фразу, которую крайне взволнованный Жюв произнес тревожным голосом, молодая женщина незамедлительно откликнулась:

– Несчастлива! О, да, очень несчастлива!

У страдалицы из глубины души вырвался крик:

– Он разлюбил меня!

– А он когда-нибудь вас любил?

Этот жестокий вопрос Жюв задал все с теми же пылом и серьезностью. Увидев, как сникла виконтесса, Жюв подумал о страдании этой женщины, ради любви пошедшей на похищение, этой знатной дамы, падшей ради любви и ею же отвергнутой.

При вопросе полицейского княгиня разрыдалась еще сильнее:

– Любил ли он меня? А действительно, способен ли он любить?

Казалось, что она, разбитая горем, разговаривает сама с собой.

Но внезапно, одним усилием воли овладев собой, она продолжала с искаженным от злобы лицом:

– Он может любить, он любит ее!

– Он любит Фирмену!.. Верно, он любит Фирмену.

Жюв и действительно задел самую больную тему. При напоминании о сопернице, к которой она безумно ревновала, к княгине вернулись силы, она почувствовала, как ее вновь охватывает гнев.

– Да, он любит эту женщину, – произнесла она. – Он изменяет мне с ней, давно уже водит меня за нос, все сделавшей ради него!

Жюв кивнул.

– Сочувствую вам, сударыня, – сказал он, – сочувствую, что вы отдали свою любовь князю Владимиру, он – твердокаменное чудовище.

Но молодая женщина уже успокоилась.

– Не нужна мне ваша жалость! – сказала она. – Я не из тех, кто позволяет жалеть себя!.. Я пришла вам сообщить…

Жюв покачал головой:

– Но вы ничего не сообщили, сударыня…

– Так слушайте! Можете меня арестовать… Я совершила преступление, держала Фирмену в заточении…

Жюв снова покачал головой.

– Сударыня, вы здесь в качестве парламентера, вы лояльный противник, я тоже! Вы пришли добровольно и уйдете беспрепятственно. Даю вам слово…

Княгиня пристально взглянула на Жюва, пытаясь угадать тайные мысли полицейского. Тот повторил:

– Сударыня, вы, безусловно, явились сюда, чтобы отомстить мужу. Не отрицайте! Поверьте, я вас понимаю…

Свистящим голосом княгиня призналась:

– Да! Да! Отомстить…

– Вы явились сообщить мне, что виконт де Плерматэн – это Морис… он же князь Владимир…

– Как! Вы это знаете?

– Да.

Княгиня вскочила:

– Но вы гений! Ах, Жюв, вы так же сильны, как и он! Получается, мне нечего вам сообщить?..

– Это не так, сударыня! – грубо оборвал ее Жюв. – Речь идет о серьезных вещах. Почему вашего мужа опекает Фантомас?

При этом, столь прямолинейном вопросе полицейского, княгиня смешалась.

– Не знаю, – ответила она. Кроме того, я совсем недавно обнаружила, что мой муж – союзник того, кого называют Властителем ужаса.

– Тем не менее, этот союз существует?

– Да… В скором времени они должны вместе отправиться в поездку.

Можно было подумать, что Жюв ждал этих слов, последних слов княгини.

Он буквально подскочил к молодой женщине.

– Сударыня, – заявил Жюв, – выслушайте меня внимательно. Вы хотите отомстить князю Владимиру, ведь так?

– Безусловно.

– Хорошо, тогда запомните следующее: ваш муж давно бы сидел в тюрьме, не пожелай я его оставить на свободе, он должен навести нас на след Фантомаса…

– Не понимаю…

– Сейчас поймете.

И Жюв строго продолжал:

– Почему Фантомас покровительствует вашему мужу? Не знаю… Но вы же сами сказали, что они собираются вместе в путешествие… Это крайне важно! Разведайте их маршрут, сделайте так, чтобы я смог задержать Фантомаса… Одновременно с ним в наших руках окажется и князь, вы будете отомщены!..

Услышав эту речь, виконтесса-княгиня побледнела.

– Жюв, – заявила она, – если вы мне доверяете, ничего не предпринимайте, прежде чем не получите от меня письмо, весточку, уведомление, написанное моей рукой… Жюв, я выясню, куда они едут… Я скажу вам! Вы захватите их врасплох! Я буду отомщена!..

– Да, вы будете отомщены, сударыня…

Княгиня сделала несколько шагов по направлению к двери; неожиданно севшим голосом спросила:

– Я свободна?.. Правда?.. Вы меня отпускаете?..

– До свидания, сударыня!

Женщина, очень бледная, преданная и потому вступившая на путь предательства, вышла из комнаты, не добавив ни слова!

Глава 25

РАЗРЫВ

Выйдя из дома Жюва, виконтесса де Плерматэн машинально взглянула направо, затем налево, высматривая вдалеке какой-нибудь подозрительный силуэт…

Несмотря на заверения инспектора, знатная дама невольно опасалась ареста.

Но нет!.. Мимо шли обычные прохожие, ей нечего было бояться, она была свободна!.. Жюв не солгал!

Виконтесса пребывала в крайнем волнении и смятении, она чувствовала, что не в силах сразу вернуться домой.

Только что рухнула ее жизнь. Она испытывала страшное ощущение человека, одной ногой стоящего в могиле, порвавшего все связи с жизнью, утратившего к ней всякий интерес, бывшего мыслями уже в мире ином, отрешившегося от всех и всего.

Она пошла по бульварам. Виконтесса, вернее, княгиня двигалась быстрым шагом, опустив голову, глядя себе под ноги. Ее губы подергивались, словно в бреду, она неустанно твердила про себя:

– Я выдала его! Я его предала! Я отомщена!

Да, действительно, она его предала. Но была ли она отомщена?

Когда несколько часов тому назад, заподозрив что-то неладное, княгиня нагрянула на квартиру Фирмены, дабы выяснить у молодой работницы, виделась ли та с виконтом де Плерматэном, когда, по воле судьбы, явилась свидетельницей появления соперницы, любовно опирающейся на руку Мориса, когда она узнала в Морисе своего мужа, князя Владимира, то, обезумевшая от ревности, считала, что умирает от горя.

Ради этого человека она столько всего претерпела, вынесла, перестрадала. Бандит насмехался над ней, издевался над ее чувством, растоптал ее любовь, плюнул ей в душу.

63
{"b":"1287","o":1}