ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ах! Более чем прежде, она мечтала о мести. На ее искаженном лице читалась неприкрытая, чудовищная ненависть.

…Да, в самом деле близился решительный миг, Фантомасу и князю Владимиру предстояло помериться силой со своими заклятыми врагами!..

Прошло три часа.

Уже обессилевшая толпа слушала сменяющих друг друга ораторов…

За официальными представителями мэрии и аэроклуба из праздничного зала все тронулись в казино, из казино на пляж, где состоялись гонки.

По случаю праздника аэронавтов, героев перелета через Ла-Манш, в Булони были устроены все мыслимые развлечения. По этому поводу городские власти удовлетворили множество чаяний, исполнили множество желаний.

Офицерам в отставке было позволено надеть мундиры. Министры прислали сюда глав кабинета, уполномоченных наградить самых достойных. Всю вторую половину дня торговцы напитками набивали карманы золотом… И рассчитывали продолжать в том же духе всю ночь.

И в этом праздничном городе, в гуще возбужденной и усталой толпы, разыгрывалась, подходила к развязке полная перипетий драма.

И действительно, у Жюва, Фандора и виконтессы де Плерматэн больше не было сомнений.

Прохаживаясь после полудня мимо парка, где были привязаны шары, они тысячу раз сталкивались с рабочим Морисом, то есть, князем Владимиром.

Поначалу Жюв с Фандором считали нужным скрывать свои чувства. Они притворялись, что не узнают молодого человека.

Но затем они поняли, что их предосторожность была напрасной, излишней, никому не нужной… Заметив друзей, князь Владимир смерил их презрительным взглядом… И расхохотался!

Ах! Безусловно, сомневаться не приходилось. Рабочий по шарам посмел рассмеяться им в лицо, поскольку – как и сказал княгине – чувствовал себя в полной безопасности, абсолютно неуязвимым.

Значит, как верно предположили Жюв с Фандором, он был под защитой опасного повелителя ужасов.

Весь день повторялось одно и то же. Каждый раз Жюв, поймав взгляд князя Владимира, которого он старался все время держать в поле зрения, видел невозмутимое, почти насмешливое лицо необыкновенного персонажа. Князь Владимир издевался над своими преследователями.

Около шести вечера вернувшаяся с моря толпа отхлынула из парка аэростатов, где ей довелось испытать первое за день легкое разочарование.

По программе аэроклуб должен был продемонстрировать запуск воздушных шаров. Дюжина шаров, надутых еще с утра, ожидала своего часа; их запуск по праву считался одним из интереснейших праздничных аттракционов.

Но на беду погода, все утро стоявшая великолепной, внезапно испортилась. Поднялся сильный ветер. Весь горизонт заволокло тучами, чувствовалось, как с юго-запада надвигается буря.

Парк воздушных шаров был устроен сразу за чертой города. Его разместили в большом дворе, с трех сторон обнесенном стеной, а с четвертой огороженном школьными зданиями. Расположение школы было таковым, что во дворе шары были надежно укрыты от любых бурь: но приподнимись они случайно над кровлями, вырвавшись на свободу, – их бы утащило к грозному морю, окутанному туманом северу.

Рассудив таким образом, мудрый праздничный комитет решил отложить запуск до завтра, если к тому времени наладится погода.

В тот момент Исидор, мастер из фирмы «Лагранж», занимавший почетную должность директора парка, задумчиво прошептал, почесывая затылок:

– Надо оставить хотя бы одного сторожа. Шары надуты, малейшая неосторожность…

Мастер добавил:

– В восемь на дежурство заступят часовые, но до тех пор…

Исидор задавал эти вопросы при своей бригаде рабочих, надеясь, что кто-нибудь вызовется подежурить добровольно. Мастер не ошибся, из группы вышел рабочий.

– Можно мне?

Это был Морис.

Исидор принял предложение с энтузиазмом и от имени всех товарищей поблагодарил подчиненного:

– Ты настоящий друг, старина! Отлично ты отмечаешь свое поступление!..

Ни Жюв, ни Фандор, ни княгиня не упустили ни малейшей детали этого мелкого инцидента.

Они надеялись, что князь Владимир уйдет, но он остался.

Полицейский, журналист и знатная дама переглянулись.

Все трое немного побледнели… Они чувствовали, что надвигается час решающих событий…

Несомненно, оставшись наедине с ними, князь Владимир бросил им перчатку.

Не стоило отказываться от сражения. Кроме того, разве не лучше было нападать самим, не дожидаясь атаки противника.

Жюв быстро приблизился к Фандору.

– Поведение князя весьма красноречиво, – шепнул он. – Он издевается над нами только потому, что Фантомас где-то неподалеку. Давай обыщем парк.

Это был торжественный и решительный миг…

В школьном дворе неподвижно стоял князь Владимир. Вокруг таинственного субъекта легко колыхались огромные воздушные шары. На земле стояли корзины, лежали сети, всевозможные снасти.

Жюв махнул рукой.

Словно в последний момент почувствовав слабость, княгиня отступила на несколько шагов, в смятении раздирая зубами носовой платок.

Жюв и Фандор зарядили револьверы. Они переглянулись, затем Фандор прошептал:

– Идем!

Готовые на все, они вступили в школьный двор.

Несомненно, князь Владимир ждал их. Они хотели поближе к нему подобраться. Как следует пригрозив ему, они вынудят Фантомаса открыть свое местонахождение.

Но едва полицейский и журналист вступили на территорию парка, князь Владимир осторожно попятился назад, трусливо обратился в бегство.

Жюв усмехнулся сквозь зубы:

– Поразительно!.. Черт побери, он сдрейфил! Побежал звать Фантомаса!..

Фандор не ответил.

Глубоко переживая этот момент, он не мог думать ни о чем другом, кроме грубого, неумолимого факта:

– Я сейчас увижу отца Элен! Он обязан вернуть мне дочь!

Меж тем князь Владимир продолжал отступать. Собирался ли он обойти все шары, спрятаться за снастями?

Внезапно Жюв с Фандором заметили шар, который на несколько футов возвышался над своими соседями.

Жюву показалось, что он догадался.

– Осторожно! Фандор! – крикнул он. – Там, наверное, Фантомас!

Но Фандор считал иначе.

– Господи! – вопил он. – Нас провели!.. Это князь… Эта каналья собирается удрать!

Намерения князя Владимира и в самом деле казались теперь вроде бы ясными и очевидными.

Он хотел бежать на воздушном шаре!..

Его не страшила буря, не пугали туман и бескрайняя скатерть воды, над которой потащит его ураган, он желал ускользнуть от них!

Шар, несколько мгновений тому назад лишь слегка возвышавшийся над соседями, теперь оторвался от них на добрую треть своей высоты. Ночь выдалась темной, Жюв с Фандором не могли различить корзины, где, по их убеждению, находился бандит.

И тогда, рискуя получить пулю в грудь, презрев всякую осторожность, оставив всякую осмотрительность, они со всех ног бросились к шару…

Так они пробежали с десяток метров.

Внезапно Жюв, вытянув руку вперед, завизжал, как сумасшедший:

– Фантомас! Фантомас! Вон он, Фантомас!

Перед ними, действительно, появился необыкновенный бандит, он стоял неподвижно, скрестив руки на груди, словно бросая им вызов, словно своей крайне вызывающей позой защищая князя Владимира, держащегося в нескольких шагах за его спиной.

Жюв с Фандором припустили еще быстрее.

– Фантомас! – снова выкрикнул Жюв. – Защищайтесь!

Фандор хрипел, заклиная:

– Элен! Элен! Верните мне Элен!

Внезапно у обоих едва не вырвалось проклятие!

Они ногами запутались в веревке, натянутой в нескольких сантиметрах от земли.

Друзья покатились в сеть, расстеленную на траве… сеть зашевелилась…

В этот миг шар, до сих пор медленно поднимавшийся, сильно подпрыгнул и оторвался от земли…

Подхваченный порывом ветра, он поднялся над крышами.

– Он ушел! – начал Фандор, пытаясь распрямиться.

Но дальше он не продолжал.

Жюв, собравшийся было что-то сказать, также молчал.

Мужчин качало и трясло; они завопили от ужаса!

69
{"b":"1287","o":1}