ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Неужели вы ходите по ювелирным лавкам?

– Что вы имеете в виду?

– Фразы, подобные вашим, пишут на шкатулках для амулетов!

– Что за фразы, моя красавица?

– Люблю тебя все крепче с каждым днем.

Сегодня больше, чем вчера, но еще сильнее завтра…

Это Розмонд Жерар!

Виконт спрятал ехидную улыбку:

– Фирмена, мне не нужны ювелирные лавки, чтобы объяснить, насколько вы восхитительны! Подобные слова черпают в душе… Но раз уж вы завели об этом разговор… Вы правы, я действительно туда заглядывал… Нравится?

Вынув футляр из автомобильного кармашка, виконт вручил Фирмене великолепный подарок: играющий на солнце дорогой браслет!

– О! Какая прелесть! Как мило с вашей стороны! Да, мне очень нравится.

Фирмена продела запястье в золотой обруч.

– Вы довольны? Тогда поцелуйте меня! Так что же, скверное дитя?

Фирмена насупилась.

– Ах, дорогой, какой вы неумеха! – воскликнула она. – Сводите на нет самые прелестные задумки! Очень любезно купить мне браслет, но нелепо тут же требовать вознаграждение! Вы словно покупаете мои поцелуи.

Виконт Раймон де Плерматэн нервно заерзал в глубине сиденья.

– Какая вы жестокосердная! – прошептал он. – Вы полагаете, что поцелуями можно торговать? Я вас прошу меня поцеловать только потому, что люблю вас и…

Но Фирмена оборвала его на полуслове:

– И, естественно, как все мужчины, считаете, что раз вы меня любите, то я обязана вам отвечать тем же. Это как бы подразумевается само собой?

Мгновение виконт медлил с ответом.

– Ох, Фирмена, – наконец выговорил он, – вы глубоко заблуждаетесь. Я не думаю, что это подразумевается само собой… Но и вы не сочтите меня за глупца, обманывающегося насчет ваших чувств.

Фирмена заметила, с каким ядом были произнесены последние слова. Она испугалась, что зашла слишком далеко.

– Полноте! Не дуйтесь! Вот так. Не стройте из себя злюку! Поцелуйте меня! Нет, покрепче, от всего сердца! Мне было очень приятно!

Машина поравнялась с воротами Дофин, шофер обернулся, ожидая приказаний.

– Куда поедем, Фирмена? – осведомился виконт. – Не хотите ли пообедать в окрестностях Манта, я знаю там маленький островок… уединенный, но уютный ресторан…

Фирмена усмехнулась:

– Махнем в ресторан влюбленных!

Виконт через трубу отдал шоферу приказ. Машина резво поколесила по дороге…

Фирмена вся отдалась наслаждению прогулкой; подобные поездки в автомобиле были ей в новинку – с виконтом де Плерматэном она познакомилась совсем недавно. Молчание нисколько ее не тяготило.

– Кстати, Фирмена, откуда вы сегодня явились? – нарушил паузу виконт.

– Что значит «откуда»?

– Вы опоздали на полчаса?

– И что?

– А то, что от улицы Брошан до площади Клиши на метро максимум минут пятнадцать езды; если учесть, что матери вы наверняка сказали, что отправляетесь в мастерскую и, следовательно, вышли как обычно, в половину девятого, получается, вы где-то до меня шатались…

– Шаталась?

– Ну, если вам так больше нравится, бродили!

– Это что, допрос? Я ходила по магазинам.

– Неужели?

– На площади Клиши… вот, купила перчатки…

Фирмена достала из сумочки небольшой сверток в фирменной упаковке, она и впрямь посетила отдел перчаток.

Виконт открыл было рот, но с видимым усилием проглотил ответ. Но Фирмена, женщина до мозга костей, не могла не уловить в наступившем молчании скрытого подвоха.

– Тогда давайте начистоту! Почему вы мне не верите? Что вы себе вбили в голову? У вас богатое воображение, мой дорогой!

– Ах, воображение! Да тут все ясно, как Божий день!

– Что еще?

– Фирмена, полегче!

Девушка топнула ногой:

– Договаривайте до конца! Надоело!

– Вы слишком дразните меня… Так вот, клянусь, сегодня вы явились от сердечного дружка!

– Сердечного дружка?

Фирмена прыснула. С присущим женщинам хитроумным коварством, она увиливала от двусмысленных и слишком прямолинейных вопросов. И потому смеялась!

А смеющейся женщине что скажешь? Можно только восхищаться ее зубками, жемчужинами в алом обрамлении губ.

Кроме того, она ничем не погрешила против истины. В ее ответах не было ни слова неправды. Она в самом деле была на площади Клиши. И даже не отрицала, что пришла от возлюбленного: она просто хохотала, хохотала во все горло. А без памяти влюбленному, до глубины души уязвленному виконту де Плерматэну приходилось смотреть на хохочущую красивую куклу, явно издевающуюся над ним, но которую он был не в силах ни на грамм разлюбить.

Они почти не разговаривали во время оставшегося до Манта пути, стараясь избежать сцены, неминуемость которой оба ощущали.

«Она обманывает меня, но что ж тут поделать», – говорил себе виконт.

«Не стоит с ним ссориться», – размышляла Фирмена.

Время от времени она роняла взгляд на браслет, который богатый угодник несколько минут назад надел ей на запястье…

Они невольно вернулись к больной теме после обеда в маленьком ресторанчике, возле которого виконт приказал остановить машину, изумив озабоченно захлопотавших официантов своим появлением и особенно распоряжением накрывать в отдельном кабинете.

Отставив бокал с шампанским, сухим «Монополем», виконт заметил:

– Ах, милочка! Любили бы вы меня, сколько упоения мог бы принести этот день, проведенный вдали от всех, только вдвоем!

Девушка устало повела плечами:

– Любили да любили! Заладили, ей-Богу! Причем у вас такой вид, будто любить меня – что-то из ряда вон выходящее! Думаете, у меня недостаток в кавалерах?

Виконт обиженно возразил:

– Вы заблуждаетесь, дорогая, как раз в этом я не сомневаюсь…

– Значит, по-вашему, я сплю с кем попало?

– Вы сами только что хвастались…

– Грубиян!

По счастью, виконту было прекрасно известно, с какой злополучной легкостью равнодушные женщины изводят своих поклонников, обращая против них вырвавшиеся в запале слова.

– Не сочиняйте, что вы спите с кем попало, как вы тут несколько фривольно выразились. Фирмена, я знаю вам цену! Вы не такая, чтоб отдаваться первому встречному… Согласен…

– Какое счастье!

– Но, с другой стороны, вы можете отдаться и без любви…

– Вы себя имеете в виду?

– В то же время отдаваясь другому, любимому…

– Опять вы про любовника?..

– Возможно…

– Может, хватит, дорогой!

Побледнев, виконт приподнялся:

– Вы признаетесь?

Фирмена вспылила.

– Признаюсь? – заявила она. – Признаюсь в чем? Разве что в том, о чем бы вы, кичащийся своей прозорливостью, могли бы и без моей помощи догадаться!

– А именно?

– Да о чем может помышлять, чего может хотеть такая женщина как я, любимая мужчиной вроде вас? Конечно, сделаться его любовницей!

– Ну?

– Перейти к нему на содержание!

– Ну?

– Что вы нукаете? Стать шлюхой! Вот куда заводят шашни с вашим братом! Нет, вы только вообразите, виконт де Плерматэн берет в супруги работницу мадемуазель Фирмену Беноа? Думаете, я дурочка! Не на такую напали…

Виконт пожал плечами.

– Все это не ново, – отозвался он. – Я от вас никогда не скрывал, что женат…

– Ну, разумеется!

– Так в чем же дело?

– А в том, дорогой, что вы не вправе меня упрекать в пренебрежении вашим чувством. Такие как вы неспособны влюбиться в девушек вроде меня! Вот Морис!..

– Морис?

Настал черед Фирмены побледнеть.

В запале она неловко выдала себя. Все отрицать? Другая на ее месте, может, и попыталась бы, но Фирмена была из женщин, теряющих в гневе рассудок, всякое чувство меры.

– Да, Морис! Раз уж вам это так приспичило, знайте! У меня есть любовник. Если вам угодно, сердечный друг!

– Вы меня обманываете?

Фирмена горестно покачала головой. На ее глаза навернулись слезы; внезапно расчувствовавшись, молодая работница возразила:

– Я его обманываю, а не вас!..

8
{"b":"1287","o":1}