ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жюв и Фандор решили, что пока ничего больше нельзя выудить у старого бродяги, превратившегося в живописного наездника карусели.

Они разрешили ему уйти, предварительно уточнив, где он живет.

И теперь, сев напротив друг друга, они начали рассуждать.

– Этот славный Бузотер, – сказал Фандор, – не стоит и говорить, как он нам предан.

Жюв кивнул головой…

– Несомненно, – согласился он. – Завтра утром, Фандор, мы сможем убедиться в правоте его утверждений. Присутствие Бедо мне в самом деле кажется несколько подозрительным. Там увидим.

Фандор зевнул во весь рот, и Жюв последовал его примеру.

– Пойдем-ка спать, – предложил полицейский. – Мы так устали, нужно немного отдохнуть.

Мужчины разошлись по своим комнатам; спустя несколько минут, погасив свет, они заснули.

Комната, занимаемая Фандором, выглядела довольно необычно; отель был битком набит, и, чтобы угодить журналисту, хозяйка гостиницы поставила ему кровать в кладовку. Там находились большие шкафы, переполненные вещами и картонными коробками, чемоданами, различными ящиками.

Укладываясь спать, журналист не обратил на это никакого внимания, но лишь только погасили свет и он начал засыпать, как вдруг, несмотря на усталость, он застыл от удивления, услышав странный, легкий, своеобразный шум, источник которого трудно было определить.

Шум напоминал треск и продолжался несколько минут, потом исчезал и вновь возобновлялся. Фандор подумал: «Этот дом – старый барак. Вероятно, он полон крыс».

И совсем не желая начинать бесполезную охоту на невыносимых животных, он положил подушку на голову и начал уже засыпать, как вдруг страшная возня потревожила его вновь.

На этот раз Фандор выпрыгнул из своей кровати и двинулся вперед. Споткнувшись, журналист упал на ворох картонных коробок. Он протянул руки наугад в темноту и стал ощупывать то разбросанное белье, то шляпу, иногда чувствуя под руками пустоту.

Фандор рассердился, но не волновался, он подумал, что, по всей вероятности, рассыпался ворох картонных коробок и ящиков.

Но вдруг Фандор вздрогнул от неожиданности; ему показалось, что его рука опустилась на что-то жесткое, по форме напоминающее башмак.

Машинально Фандор потянул это к себе, но башмак сопротивлялся.

На сей раз вся эта история показалась ему загадочной, более серьезной. Фандор закричал:

– Жюв! Жюв!

Полицейский уже проснулся от шума и поспешил зажечь лампу.

Через некоторое время он прибежал и принес лампу, так что в помещении, где находился Фандор, стало светло. Фандор по-прежнему не отпускал свою добычу.

Внезапно оба вскрикнули:

– Обезьяна!

Затем Жюв приблизился к возбужденному существу, которое извивалось, схваченное за ногу Фандором, и произнес несколько растерянно:

– Это не обезьяна, это человек, скорее уличный мальчишка.

Фандор подтянул к себе ботинок, который еще продолжал держать. Он приблизил его к своему лицу, и ему вдруг показалось, что он держит свою добычу головой вниз. Он отпустил ногу своего пленника, и тот упал на пол, издавая жалобные стоны.

– Черт возьми, – закричал Жюв, – ты покалечишь его!

И действительно Фандор испытывал угрызения совести, рассматривая тщедушное и несчастное существо, с которым он несколько грубовато обошелся.

После первого инстинктивного чувства жалости к маленькому парнишке, некрасивому, на вид хворому и хилому, Жюв и Фандор задумались.

Итак, что же произошло? Напротив приятелей стоял уличный мальчишка подозрительного вида, с бледным лицом, любопытным взором. Ему могло быть лет двенадцать, может быть, и больше, но он был настолько плохо сложен, что едва выглядел лет на восемь, девять.

Что же он здесь делал? Как попал в комнату Фандора? Как случилось, что они обнаружили его? Неужели он осознанно вызвал падение вороха картонных коробок и ящиков? Упали ли они случайно?

Фандор приблизился к мальчику и схватил его за руки.

– Что ты здесь делал? – прокричал он. – Ты, маленькая каналья, пришел в дом, чтобы украсть? Как тебя зовут?

Ребенок, казалось, был очень обеспокоен последствиями своего приключения.

– Извините, мсье, – произнес он. – Я сам не знаю, как это произошло. Меня зовут Малыш… другого имени у меня нет…

Затем в дело вмешался Жюв:

– Как же, черт возьми, ты попал сюда? Давай-ка отвечай, выкладывай нам всю правду…

Мальчишка путано рассказал свою историю.

Два часа назад, как он утверждал, он случайно забрел в отель… Остается загадкой, как это произошло… Затем, испугавшись, что его застанут здесь, он поднялся на один этаж, другой… Кто-то шел за ним, тогда он вошел в эту комнату, считая, что его преследуют. Он наугад открыл большую коробку, которая, на его счастье, оказалась пустой, и спрятался в ней.

С этого момента он сидел неподвижно, может быть, даже заснул, но посреди ночи проснулся, не зная, где находится. Вот тогда, по всей вероятности, он и сделал неловкое движение, вызвав падение вороха ящиков и коробок.

Мальчишка – по прозвищу Малыш, как он сам себя называл, – выкладывал эту короткую историю с уверенным видом, но Жюв и Фандор не принимали ее всерьез. Вполне вероятно, что они имели дело с маленьким воришкой, грабителем, еще неловким, малоопытным.

Журналист и полицейский были слишком искушенными людьми, чтобы поверить в россказни подобного типа. Нагромождение совпадений было настолько невероятным, что инстинктивно они оба подумали, что присутствие мальчишки в комнате, как раз занятой Фандором, должно что-то значить.

Этот пройдоха действительно имел жалкий вид! И если кто-то хотел из него сделать воришку, то напрасно: слишком тщедушный был он.

Жюв и Фандор на мгновение отодвинулись от него и подошли к камину, чтобы с помощью лампы, принесенной Жювом, зажечь лампу, которую Фандор оставил на этом камине.

В то время, когда они возились с освещением, позади них раздался легкий шум.

Фандор закричал, и Жюв от неожиданности выронил лампу из рук: она упала и разбилась. Вновь наступила полная темнота.

Почти одновременно раздался шум разбитых стекол. Жюв и Фандор были свидетелями, как тщедушный мальчишка одним прыжком достиг окна и выпрыгнул из него.

– Вот так плут, – удивился Фандор. – Да он настоящий акробат!

Он устремился по его следам, наклонился над зияющим отверстием в оконной раме, выглянул наружу…

Улица была пустынной. Мальчишка исчез.

Поднялся ли он? Спустился ли вниз? В какую сторону он убежал?

Фандор отошел от окна и вернулся в комнату. Жюв торопливо вновь зажег лампу, и, когда Фандор повернулся в его сторону, он увидел полицейского стоящим на коленях и читающим что-то.

– Вот так случай, – сказал Фандор. – Я считаю, что нам сегодня просто не везет, и из-за этой неудачи…

Но Жюв прервал его.

– Возьми-ка и прочти, – предложил он, протягивая ему клочок бумаги, который только что нашел.

Фандор повиновался. Вдруг он широко раскрыл от удивления глаза и радостно закричал:

– Возможно ли это, Жюв? Боже мой! Как я счастлив!

Фандор пробежал глазами фразу, написанную на маленьком клочке бумаги. Записка намеренно была оставлена у всех на виду только что исчезнувшим мальчишкой. Ее содержание заключалось в следующих словах:

"Я люблю вас… Будьте осторожны.

Элен."

Фандор был вне себя от радости:

– Жюв!

– Фандор!

Журналист и полицейский взглянули друг на друга, и их глаза засветились от радости. Фандор поспешно оделся. Жюв в несколько секунд был тоже готов.

С этого момента двое друзей, которые полчаса назад падали от усталости, теперь чувствовали себя бодрыми, полными энергии.

– Жюв, – произнес Фандор дрожащим от радости голосом. – Вы знаете, этот день, так плохо начавшийся для нас, закончился наилучшим образом. Теперь я все понял: Бузотер… мальчишка, странное поведение бродяги и внезапный прыжок Малыша, все это имеет какое-то значение, все связано одно с другим. Это посланцы Элен, она хочет нас предупредить… Она, должно быть, недалеко от нас. Поспешим же скорее…

11
{"b":"1288","o":1}